Генрих Дауб | А были ли они – «хорошие русские»?

Легенда о «русских, отказавшихся стрелять в немцев». 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

В германских газетах каждый год перед 17 июня сообщается, что у берлинского мемориала памяти погибшим во время восстания 17 июня 1953 года будут официальные чествования «41 советского офицера и солдата, которые отказались стрелять в немцев 17 июня, как героев человечности». Беда только в том, что, по всей вероятности, эти русские никогда не существовали.

Легенда гласит: утром 73-й стрелковый полк советской армии должен был сдать оружие. Затем советских солдат вывели на поляну в лесу в Бидерице под Магдебургом и выстроили рядами. Вооруженные люди из «спецназа особого назначения» следили за соблюдением тишины и дисциплины. Братская могила на опушке леса была уже вырыта. Каждый из отправленных сюда в качестве зрителей должен был хорошо видеть место казни. Это было воскресенье, 28 июня 1953 года, солнечный день.

Приговоренных к смерти солдат и офицеров вели к яме группами по три человека, их ликвидировала специальная команда с автоматами. Всего таким образом погибло 18 человек.

Кроме того, в эти дни советская армия ликвидировала еще 23 красноармейца на бывшей скотобойне Берлин-Фридрихсфельде. Без свидетелей, выстрелом в затылок.

Все 41 казненных советских солдата были обвинены в одном и том же преступлении. На темном гранитном камне размером с человека, установленном в 1954 году в американском секторе Берлина в честь жертв, выбиты слова: «Русским офицерам и солдатам, которые умерли, потому что отказались стрелять в борцов за свободу 17 июня 1953 года». («Den russischen Offizieren und Soldaten, die sterben mussten, weil sie sich weigerten, auf die Freiheitskämpfer des 17. Juni 1953 zu schießen.»)

Предыстория

Вряд ли кто-то из жителей Берлина сегодня еще помнит, что с 1945 по 1955 годы посередине Потсдамского шоссе стоял на постаменте советский танк. Там, где сегодня стоит крест жертвам народного восстания 1953 года. И вряд ли кто-то знает, что два этих памятника связаны друг с другом.

После победы над Германией советская армия поставила здесь на постаменте танк ИС-2. Он должен был напоминать о советских солдатах танковой армии под командованием генерала Лелюшенко, погибших во время боев на юго-западе Берлина. На протяжении многих лет на танк не обращали внимание. Вплоть до дней, наступивших после народного восстания 17 июня 1953 года в ГДР.

Демонстранты 17 июня 1953 года в Берлине бросают камни в советские танки. Foto: DPA

Восставшие тогда в Берлине и других городах ГДР протестовали против коммунистического режима и плохое снабжение. Коммунисты ГДР (партия СЕПГ) с помощью советской армии подавили это восстание, утопив его в крови. Более 50 восставших немцев были убиты советскими солдатами или органами безопасности ГДР, или приговорены к смерти советскими или гэдээровскими судебными органами. Впоследствии режим СЕПГ заключил в тюрьму более 15.000 граждан, принимавших участие в этом восстании, несколько тысяч из них были приговорены к нескольким годам тюремного заключения. В ответ на это восстание была также массово расширена система государственной безопасности ГДР.

Уже 26 июня немцы, принимавшие участие в восстании и сумевшие после его подавления сбежать в Западный Берлин, поставили напротив ствола пушки танка большой деревянный крест в память о погибших во время восстания. Спустя четыре недели – 24 июля, деревянный крест, украшенный цветами, был освящен. Танк продолжал стоять на постаменте в течение еще 2 лет.

Берлинцы этот танк ненавидели и раньше, еще до восстания. Уже с 1951 года его часто пытались повредить, даже обливали бензином и поджигали. Поскольку памятник находился в американском секторе, то за его охрану отвечали американцы. Они попросили советских представителей в Берлине переместить танк в какое-нибудь другое место. Но со стороны СССР постоянно шли отказы, так как под танком якобы находилась могила павших красноармейцев. Тогда американцы построили высокий забор из плотно сбитых досок вокруг танка – с целью предотвратить дальнейшие попытки повредить его. Но после установки напротив танка деревянного креста это место быстро стало мемориалом памяти павшим во время восстания 17 июня 1953 года и советский танк в нём приобрел свою зловещую символику, напоминая о танках, которыми подавлялось восстание. Такой поворот советским властям, естественно не понравился и в 1955 году танк был снят с постамента. При этом выяснилось, что под постаментом не было никакого захоронения. Советы просто по своей традиции врали.

С этого времени недалеко от перехода границы на Драйлинден на высоком постаменте стоял другой танк, Т-34, башню которого с направленным на запад стволом пушки сразу после воссоединения Германии 3 октября 1990 года каким-то образом развернули. А затем к тому же еще и сняли с постамента и вместо него вскоре поставили покрашенную в розовый цвет снегоуборочную машину. Это была акция по инициативе берлинского скульптора Экхарта Хайша (Eckhart Haisch). В самом деле – а зачем пустовать такому хорошему постаменту?

Ирония немецкого скульптора: вместо зловещего танка розовая снегоуборочная машина на массивном постаменте. 

Деревянный крест с надписью «Жертвам и бесстрашным борцам за человеческие права, человеческое достоинство, правду и свободу 17 июня 1953 года» («Den Opfern und unerschrockenen Kämpfern für Menschenrecht, Menschenwürde für Wahrheit und Freiheit 17. Juni 1953».) стоит, как и прежде между двумя полосами Потсдамского шоссе. Это один из самых главных памятников, посвященных народному восстанию 1953 года, у которого 17 июня каждого года происходят торжественные мероприятия с возложением цветов. Напротив креста стоит мемориальный камень, напоминающий о советских военнослужащих, якобы расстрелянных по приказу советского командования за то, что они отказались стрелять в протестующих в восточном Берлине немцев. Я написал «якобы», потому что никем не доказано, что такой расстрел вообще был. Но это несколько другая история, о которой расскажу ниже.

Деревянный крест в память о погибших берлинцах в ходе народного восстания 17 июня 1953 года, установленный спустя несколько дней после восстания 25 июня 1953 года в середине Потстдамского шоссе в западноберлинском районе Николазее. Крест находится вблизи от перекрестка автобана Целендорфер Клееблатт (Zehlendorfer Kleeblatt) и недалеко от бывшего американского контрольного пункта «Браво» (Checkpoint Bravo).

 Советские солдаты не отказывались стрелять в восставших немцев

В 1954 году мемориал был расширен и дополнительно к деревянному кресту, и недалеко от него, по инициативе группы русских эмигрантов – членов антикоммунистической организации НТС в Западной Германии, здесь был установлен памятный камень с надписью, которая гласила, что он установлен в честь «расстрелянных русских офицеров и солдат, которые должны были умереть, потому что они отказались стрелять в борцов за свободу 17 июня 1953 года» («den russischen Offizieren und Soldaten, die sterben mussten, weil sie sich weigerten, auf die Freiheitskämpfer des 17. Juni 1953 zu schießen»). В надписи сообщается, что по решению советского трибунала 28 июня 1953 года 18 советских военнослужащих были расстреляны за отказ стрелять в восставших немцев. Деньги на памятный камень собирали берлинские рабочие, принимавшие участие в восстании и сумевшие сбежать в Западный Берлин после его подавления.

Мемориальный камень в память о русских солдатах в Берлине. Не существует никаких данных о решении трибунала, но высокопоставленные политики до нашего времени возлагают здесь цветы и произносят пафосные речи. Фото: MARCO-URBAN.DE

Но уже в 2003 году в журнале «Шпигель», газете «Тагесблатт» и других СМИ Германии были опубликованы статьи, в которых сообщалось, что историки не нашли никаких доказательств того, что такой расстрел когда-то состоялся и исходят из того, что речь в данном случае идет о сознательной дезинформации.

В результате расследования было обнаружено, что информация о казни советских воинов исходит только из одного источника: из листовки эмигрантского союза НТС (Народно-трудовой союз). В соответствии с публикациями того времени такую информацию членам НТС якобы дал советский майор Никита Роншин, который после подавления восстания сбежал на Запад. Но после исследований, проведенных «Ведомством по изучению архивов Штази» (в народе «Ведомство Гаука» – по фамилии первого руководителя, который позже был президентом ФРГ), выяснилось, что Роншин сбежал к американцам уже в апреле 1953 года и был переправлен в Западную Германию, а затем его следы теряются – скорей всего в США.

Сандра Дасслер и Роберт Иде, авторы статьи «Берлин: 18 погибших, которых никогда не было», сообщают «Однако теперь историки сомневаются, что эта казнь вообще имела место и что речь шла об отказе подчиниться приказу. «Доказательств этому нет», – говорит Штефан Волле из Государственной исследовательской сети СЕПГ. Как и его коллега Илько-Саша Ковальчук из ведомства Гаука, он провел годы исследований в российских и германских архивах. Ковальчук, который недавно написал книгу о 17 июня, говорит: «Есть даже доказательства того, что вообще ни один советский солдат не был расстрелян из-за 17 июня 1953 года».

Между тем в листовке НТС, которая, как мы помним, является единственным источником, сообщающим о расстреле советских военнослужащих «немецким друзьям и братьям», давалась довольно детальная информация о том, что 28 июня 1953 года «18 солдат были расстреляны спецназом в летнем лагере 73-го стрелкового полка». Далее в ней упоминалось даже несколько конкретных имен: «Среди 18 погибших – рядовой Александр Щербина, сержант Николай Тюляков и солдат Джатковский. Имена остальных неизвестны».

Поиски известных по именам и фамилиям солдат продолжаются до сих пор – и тоже безрезультатно. Аннегрет Штефан из Магдебургского мемориального центра жертв политического насилия рассказывает: «Мы обращались за разъяснениями в советскую военную прокуратуру и секретную службу. Но ничего не нашли, не объявился так же никто из оставшихся в живых родственников». Федеральный уполномоченный по делам Штази также обратился в Москву. В ответе российского правительства по поводу расстрелянных солдат говорится: «Никаких документальных свидетельств, не говоря уже о доказательствах, в российских архивах не обнаружено».

До сегодняшнего дня не объявился ни один русский или немецкий свидетель-современник тех событий, не нашёлся ни один их родственник – родители, жены, братья, сестры, дети. Ни один. В путинской России всерьез занимались и занимаются вопросом «реабилитации», в конце концов, речь идет даже о скромной денежной компенсации. Оставшиеся в живых иждивенцы расстрелянных россиян, вероятно, также могли бы рассчитывать на финансовую помощь от государства ФРГ.

В августе 2000 года начальник отдела реабилитации военной прокуратуры Российской Федерации Я.Я. Тюльпанов сообщил, что в информационно-архивных органах Российской Федерации не обнаружено сведений о преследовании или осуждении советских военнослужащих в связи с упомянутым делом – 41 расстрелом. Три известные фамилии тех, кого якобы казнили, нигде не найдены. Единственное, что сейчас можно сказать с уверенностью – это то, что 73-й стрелковый полк покинул Германию сразу же после окончания Второй мировой войны.

Всё это вызывает недоумение. «Никто в Москве не заинтересован в том, чтобы разобраться в этой истории», – говорит Александра Хильдебрандт из музея «Дом у чекпойнта Чарли» (Haus am Checkpoint Charlie). Ковальчук также сомневается в готовности российской армии к расследованию. «Доказательств нет. В ходе исследования были найдены только письма советских солдат, в которых упоминалась эта история. Но ни один из них не написал, что он лично что-то видел», – говорит Ковальчук.

Расследования на месте происшествия, в Бидерице под Магдебургом также не увенчались успехом. Правда человеческие кости были несколько лет назад здесь действительно найдены, но они вполне могут принадлежать захоронению еще 19 века. По 73-й стрелковому полку, к которому, как гласит легенда, принадлежали казненные солдаты, дополнительно к тому, что он покинул Германию вскоре после 1945 года, выяснилось, что он, к тому же, никогда не дислоцировался в Магдебурге.

И далее в этой же статье: «эта история сменила несколько поколений. В Западной Германии она звучала в каждой официальной речи. В Восточной её «по секрету» рассказывали друг другу вплоть до 1989 года. Она пробуждала в детях желание вести себя так же достойно, как те солдаты Красной армии, которые отказались стрелять в безоружных немецких рабочих 17 июня 1953 года.

Это было похоже на сказку: спустя восемь лет после окончания войны, в которой погибли миллионы людей в Советском Союзе, 41 военнослужащий оккупационной армии проявляют солидарность с ненавистными немцами. Они не выполняют приказ стрелять, и поэтому их расстреливают свои же в условиях военного положения: 18 в Магдебурге и 23 в Берлине. Так гласит история.

Эта история до сих пор жива в Берлине. В берлинском районе Николазее установлен памятный камень героям. Небольшая табличка на центральной резервации Потсдамской площади указывает на «Мемориал 17 июня». Подъезд к месту, скрытому за кустами, затруднен – остановки нет. Когда в июне 1993 года рабочая группа Социал-демократической партии Германии, состоявшая из бывших политзаключенных, захотела возложить здесь венок, почему-то потребовалось специальное разрешение. «Полицейская патрульная машина следила за нашей минутой памяти», – вспоминает Ханс-Йоахим Хельвиг-Вильсон.»

Интересно бы еще узнать, вброс информации о «хороших русских, которые не стреляли в немцев» произошел исключительно по инициативе русской эмигрантской организации НТС или это была операция советских спецслужб, которые использовали НТС втёмную?

И без ответа остается еще главный вопрос: если это всего лишь легенда, то что делать в таком случае с берлинским памятным камнем? Германский исследователь Ковальчук говорит: «Камень должен быть переосвящен, ведь советские оккупационные войска совершили тогда множество казней и многих привели к самоубийствам». Штефан Волле также призывает осторожно обходиться с этой легендой. Он говорит: «Многие люди не могут отделить себя от этой трогательной истории. Для них это своего рода вопрос веры». Ну нравится многим немцам, в особенности бывшим жителям ГДР, история о хороших русских, которые не хотели стрелять в немцев.

Власти ФРГ тоже не хотят расстаться с этой легендой и продолжают использовать её в своих ежегодных речах на торжественных мероприятиях. А может быть пришло уже для немцев время снять с глаз розовые очки и понять, что легенда о «хороших русских», это только легенда? Неважно, кем и для чего придуманная.

То есть это ложь, которая среди прочего мешает понять, что хороших русских, которые солидаризируются с немцами и под руководством Путина «освободят их от ига леваков и глобалистов» (существует в некоторых кругах сегодняшней ФРГ такая наивная мечта) нет и среди сегодняшних сторонников путинского режима, к которым, как известно принадлежат более 80% населения России! Лживые легенды и мифы всегда мешали и будут мешать правильному восприятию прошлого и настоящего, а потому могут приносить людям только вред.

Источники:

Von Hans Halter vom 16.06.2003, 13.34 Uhr

Berlin: 18 Tote, die es nicht gab von Sandra Dassler und Robert Ide

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.

    5 8 голоса
    Рейтинг статьи
    Подписаться
    Уведомить о
    guest
    3 комментариев
    Старые
    Новые Популярные
    Межтекстовые Отзывы
    Посмотреть все комментарии


    3
    0
    Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x