Генрих Дауб | ФРГ: Кого бояться – коронавируса или политиков?

Карантинные мероприятия правительства – это реальная угроза нашей экономике, демократии, человеческим правам и социальному миру в стране.

Photo copyright: pixabay.com

Конспирологическое

«Мы находимся в начале глобального переворота. Всё, чего нам еще не хватает, так это серьёзного глобального кризиса до того, как нации примут “новый мировой порядок”».
Дэвид Рокфеллер в 2005 году на Бильдербергской конференции в Роттах-Эгерне. Это же высказывание он делал перед этим в 1994 году в своем выступлении перед Экономической комиссией ООН.

* * *

«В политике ничего не происходит случайно. Если что-то происходит, то это наверняка так было запланировано».
Франклин Д. Рузвельт

* * *

«Никогда нельзя упустить возможности воспользоваться кризисом».
Барак Обама в разговоре с Хиллари Клинтон.

* * *

Истерия вокруг коронавируса уже сейчас отлично подходит для того, чтобы ограничить, либо совсем ликвидировать многие права граждан.

  • Коронавирус сделал возможным, чтобы люди добровольно подвергли себя карантину, что является ничем иным, как формой ареста. В данном случае – добровольного самоареста.
  • Коронавирус привёл к тому, что мы привыкаем к более активному присутствию полиции и военных на наших улицах.
  • Коронавирус сделал возможным, чтобы люди больше не собирались и не хотели собираться вместе! Власти повсеместно ограничили свободу собраний (во Франции тут же заглохло движение желтых жилетов, в Германии – движение ПЕГИДа!)
  • Коронавирус, видимо, сделает возможным, что людям будут делать прививки против их желания (закон, позволяющий это делать, уже принят в Дании), а возможно, и чипировать. После этого можно будет забыть о гарантированной конституцией «неприкосновенность личности и человеческой жизни».
  • Коронавирус, скорей всего, сделает в будущем возможной ликвидацию наличных денег – под предлогом, что через них можно заразиться.
  • Коронавирус, скорей всего, создаст условия для легализации тотального наблюдения за людьми – под предлогом необходимости сохранения общественного порядка.
  • Коронавирус может быть отличным оправданием крушения финансовой системы и экономического кризиса. Таким образом настоящие причины и виновники этого останутся на заднем плане.
  • Коронавирус сделает возможным огосударствление фирм и концернов, на что уже намекал министр экономики ФРГ Петер Альтмайер.
  • Коронавирус делает возможной ликвидацию мелких и средних предприятий, то есть проведение «антинэпмановской» операции («раскулачивание»), подобную той, которую в конце 20 – начале 30-х в СССР провел Сталин, но без ГУЛАГа и физического уничтожения людей. Для мелких и средних предприятий 1 месяц простоя из-за карантина в большинстве случаев равнозначно банкротству.
  • Коронавирус породил и продолжает порождать страх. Этот страх является более заразным, чем сам вирус. И именно этого, такое создается впечатление, и хотят власть имущие, если судить по исключительно негативной информации, которая выливается на наши головы из официальных СМИ ФРГ. Если люди охвачены страхом, то они позволяют делать с собой все и верят всему.

Фактом является то, что коронавирус является мутировавшим вирусом гриппа, известным человечеству уже давно. От гриппа же ежегодно умирало до 500000 человек, только в Германии в 2017–18 годах от гриппа умерло 25100 человек. Но разве мы до сих пор слышали об этом хоть что-нибудь от средств массовой информации? – Нет! А сегодня, когда у нас несколько сот умерших, нас ввергли в такую панику! «Меня терзают смутные сомнения», – скажу я по этому поводу словами управдома Ивана Васильевича Бунши.

Все это происходит сегодня во всех странах мира, не только в Германии. Но в Германии есть своя особенность: ни в одной другой стране мира нет такого главы правительства и такой политической элиты, которые настолько же сильно были заражены идеей мультикультуризации страны и замены коренного народа потоками иммигрантов со всего света. Ни в какой другой стране мира лидеры государства не имеют такой же степени отсутствия сочувствия своему народу, как лидеры ФРГ, в особенности, бездетная Ангела Меркель. Создается даже впечатление, что они, в извечной борьбе против своего народа, которое они называют его «перевоспитанием», его уже просто возненавидели.

Во время вхождения в должность все высшие чиновники и политики ФРГ дают клятву делать все «для приумножения блага германского народа и для того, чтобы отвести от него беду». Я убежден, что политики ФРГ во главе с Ангелой Меркель уже давно ничего не делают для выполнения этой клятвы! Более того – они многое делают наоборот, во вред народа Германии и, в особенности, во вред его коренного народа – немецкого.

Официальное

Об актуальной ситуации в Германии на 1 апреля 2020 года сообщается, что коронавирус продолжает распространяться. Число подтвержденных заражений вирусом COVID-19 достигло в ночь с 31 марта на 1 апреля 67366. Всего умерло 732 человека – это уже на 149 человек больше, чем вчера. Институт Роберта Коха (Robert Koch Institut – RKI) исходит из того, что это число будет расти и дальше.

По данным RKI число инфицированных продолжает расти, хотя уже и не так быстро, как в предыдущие дни.

1 апреля канцлер Ангела Меркель проводила совещание с премьер-министрами федеральных земель о том, что делать дальше.

В сравнении с предыдущим днем сообщается о новых 5453 инфицированных, что составило прирост в 10%. Федеральное правительство хочет, прежде чем принять решение о послаблении режима карантина, (который предположительно должен закончиться 20 апреля), добиться еще большего понижения этой цифры.

Американский университет Джонса Хопкинса (Johns Hopkins University), который использует другой метод подсчета, сообщает, что в Германии в среду до обеда число инфицированных в Германии составляло 71808 человек. Число умерших, по его данным, составило 775 человек. Сообщается также, что уже выздоровело 16100 человек.

Наибольший прирост инфицированных зарегистрирован институтом Роберта Коха в Баварии – 1687 человек. В Баварии также умерло от коронавируса больше всего людей: 225 человек. В Баварии и Гамбурге наиболее высокая степень зараженных на 100000 жителей.

RKI также сообщает, что из группы наибольшего риска (люди, старше 80 лет) в Германии инфицировано в настоящее время 3800 человек. Исходя из этого, институт высказывает предположение, что число умерших в ближайшее время будет расти еще сильнее.

После того как Австрия ввела обязательное ношение масок в супермаркетах, в руководстве ФРГ также началась дискуссия о введении этого требования. Но ведущие члены правительства уже во вторник высказались по поводу этого мероприятия отрицательно, хотя в отдельно взятом германском городе Йене это требование уже введено и там все должны носить маски в общественных местах.

Президент института Роберта Коха Лотар Вилер во вторник обратился к гражданам с просьбой «отнестись к этой болезни серьезно». Связано это с тем, что одно из социологических исследований последних дней показало, что только 41 процент немцев считают Covid-19 опасным.

Но в общем он выразил оптимизм в связи с тем, что мероприятия дают эффект и что до пасхи будут получены цифры, которые позволят увидеть тренд. Доля умерших, по его словам, в настоящее время составляет 0,8%, но он исходит из того, что она в будущем вырастет, что, естественно, оптимистичным уже назвать нельзя.

Институт Роберта Коха сумел проанализировать клиническую информацию о 41000 инфицированных пациентах: средний возраст инфицированных составляет 47 лет, 52% из них были мужчины, 48% женщины. Наиболее часто встречаемыми симптомами были кашель (43%) и температура (41%). Во многих случаях инфекция протекает со слабой симптоматикой.

По данным Вилера, средний возраст умерших в Германии от коронавируса на вторник 31 марта составил 80 лет, 506 умерших из 583 (87%) были старше 70 лет, самому молодому было 28 лет. У всех были перед инфицированием тяжелые болезни.

Возраст умерших в Германии:

31 умерших были моложе 60 лет. Из них 26 были мужчины, 5 – женщины.

44 умерших были в возрасте между 60 и 69 годами – 32 из них были мужчины и 12 – женщины.

130 умерших были в возрасте между 70 и 79 годами, из них 102 мужчин и 28 женщин.

305 умерших были в возрасте от 80 до 89 лет, из них 185 мужчин и 120 женщин.

71 умерших были в возрасте от 90 и старше. 38 из них были мужчины и 33 женщины.

https://www.welt.de/vermischtes/article206913299/Mehr-als-700-Opfer-Was-ueber-die-Corona-Toten-in-Deutschland-bekannt-ist.html

Критическое

Политики и СМИ нагнетают в обществе страх и панические настроения перед эпидемией коронавируса, ежедневно сообщаются все новые и новые цифры заразившихся и умерших и рисуются мрачные перспективы на будущее. Министр здравоохранения ФРГ Йенс Шпан (ХДС) на прошлой неделе сообщил, что ситуация, которую мы имеем сегодня это «спокойствие перед бурей. Никто не может сказать, с чем мы столкнемся в ближайшие недели».

Драконовские мероприятия, введенные правительством, почти парализовали экономику и полностью парализовали общественную и политическую жизнь страны. Люди сидят по домам и квартирам, избегают близких контактов с близкими, обходят друг друга стороной и, соответственно, общаются еще меньше, чем перед карантином. Общество ФРГ и раньше было достаточно сильно индивидуализированным, сейчас оно практически атомизировано.

Между тем, все чаще с критическими анализами выступают по поводу проводимых мероприятий специалисты из науки и практики.

Одним из наиболее крупных ученых, специалистов в области вирусологии, Германии, выступившим с сомнениями об адекватности проводимых мероприятий реальной опасности от коронавируса, стал проф. др. медицины Сухарит Бхакди (Prof. em. Dr. med. Sucharit Bhakdi), который 26 марта обратился с открытым письмом к Ангеле Меркель.

Проф. др. Сухарит Бхакди (род. 1946 г.) – врач и ученый-микробиолог. Был профессором в университете города Майнца и на протяжении 22 лет руководил институтом медицинской микробиологии и гигиены. С 2012 года пенсионер, но продолжает читать лекции в качестве гостевого профессора в университете города Киля.

В своем открытом письме Ангеле Меркель профессор Бхакди высказал обеспокоенность теми ограничениями общественной жизни в Германии, которые правительство предприняло для ограничения распространения коронавируса и той паники, которая исходит от правительственных и медиальных кругов и задал Ангеле Меркель 5 вопросов, на которые попросил срочно дать ответ. Кроме того, он призвал федеральное правительство разработать такие стратегии эффективной защиты групп риска, которые в то же время не будут вести к парализации общественной жизни и не будут «сеять семена еще большей поляризации в обществе, которая и без того уже велика».

Вот эти вопросы:

1. Статистика.

Сам Роберт Кох когда-то пришел к выводу, что статистика в инфекциологии должна различать между инфекцией и заболеванием. Болезнь должна клинически проявиться. В статистику новых заболеваний должны включаться только пациенты с такими симптомами, как температура или кашель. Иными словами – новые зарегистрированные инфицированные не обязательно являются новыми больными, которые нуждаются в медицинской помощи. В настоящее время исходят из того, что 5% всех инфицированных людей заболевают тяжело и нуждаются в искусственном дыхании. Базирующиеся на этой цифре подсчеты говорят, что наша система здравоохранения может оказаться чрезвычайно перегруженной.

Мой вопрос: делается ли при подсчетах различие между бессимптомно инфицированными и на самом деле заболевшими пациентами, то есть людьми с симптомами болезни?

2. Опасность.

Ряд коронавирусов – совершенно незаметно для СМИ – уже давно присутствуют в нашей жизни. Если выяснится, что вирус COVID-19 не на много опаснее, чем те коронавирусы, которые уже имеются, то все проводимые сейчас мероприятия окажутся излишними. В авторитетном во всем научном мире специальном журнале “International Journal of Antimicrobial Agents” вскоре появится работа, которая ставит именно этот вопрос. С промежуточными данными этого исследования можно познакомиться уже сегодня, и они позволяют сделать вывод, что новый вирус в смысле опасности не отличается от традиционных коронавирусов. Именно это авторы этого журнала формулируют уже в названии своей статьи “SARS-CoV-2: Fear versus Data” («Коронавирус: страх против фактов»).

Мой вопрос: Какова сегодняшняя ситуация с загруженностью отделений интенсивной терапии пациентами с диагностированным COVID-19 в сравнении с пациентами, инфицированными другими коронавирусами, и насколько учитывается эта информация? Кроме того: принималось ли до сих пор в расчет вышеназванное исследование при планировании мероприятий? Следует помнить: «диагностировано» – это означает, что главной причиной болезненного состояния пациента является именно вирус, а не, например, болезни, которые у него были до сих пор.

3. Распространенность.

По сообщению газеты Süddeutschen Zeitung, даже постоянно цитируемому институту Роберта Коха неизвестно, сколько людей тестируются на наличие COVID-19. Но фактом является то, что с ростом количества тестируемых в Германии связан и быстрый рост количества инфицированных. Очень напрашивается вывод, что вирус незаметно уже перед этим широко распространился среди здорового населения. Из этого следовало бы два вывода: 1. Официальная квота умерших (26 марта их было 206) при 37700 инфицированных, составлявшая 0,55%, была бы таким образом слишком завышенной; во-вторых, это означало бы, что вряд ли можно уже помешать распространению вируса среди здорового населения.

4. Смертность.

Страх перед ростом коэффициента смертности в Германии (в настоящее время 0,55 процента) сегодня очень тематизируется средствами массовой информации. Многие люди боятся, что он может подскочить до уровня Италии (10 процентов) и Испании (7 процентов), если не предпринять вовремя необходимые меры. Одновременно во всем мире совершается следующая ошибка – сообщается об умерших от вируса в каждом случае, когда устанавливается, что в момент смерти в организме присутствовал коронавирус – и это независимо от других факторов. Но это нарушение главной заповеди инфектологии: диагноз болезни может быть установлен только тогда, когда наверняка установлено, что какой-то вирус сыграл главную роль в наступлении болезни или смерти. Ассоциация научных медицинских обществ (Die Arbeitsgemeinschaft der Wissenschaftlichen Medizinischen Fachgesellschaften) пишет совершенно четко в своей инструкции: “В справке о смерти наряду с причиной смерти следует указывать и причинно-следственную связь её наступления с основным заболеванием. Иногда необходимо указывать даже четырехзвенные причинно-следственные связи”. В настоящее время нет официальных данных, проводятся ли, хотя бы после наступления смерти, критические анализы медицинских карт, для того чтобы установить, сколько смертей наступило на самом деле из-за вируса.

Мой вопрос:

Не последовала ли Германия просто общему настрою в отношении COVID-19? И еще: собирается ли она и в дальнейшем некритично следовать в этом практике других стран? Как же тогда мы будем различать случаи смерти, последовавшие на самом деле из-за COVID-19, от случаев, когда вирус случайно находился в организме во время смерти?

5. Сравнимость

Страшная ситуация в Италии постоянно используется в качестве эталонного сценария развития событий. Однако истинная роль вируса в этой стране совершенно неясна по многим причинам – не только потому, что здесь тоже применимы пункты 3 и 4, но еще и потому, что существуют исключительные внешние факторы, которые делают эти регионы особенно уязвимыми. К ним относится, среди прочего, высокая загрязнённость воздуха на севере Италии. По данным ВОЗ это привело в 2006 году, причем, без всякого вируса к более, чем 8000 дополнительно умерших только в 13 самых больших городах Италии. Ситуация с тех пор не претерпела значительных изменений. К тому же известно, что загрязнение воздуха у очень молодых и пожилых людей сильно повышает риск заражения вирусными заболеваниями легких. Кроме того, 27,4 процентов людей из группы риска (то есть пожилые) в этой стране живут вместе с молодыми людьми, в Испании даже 33,5 процента. Для сравнения – в Германии только 7 процентов. К тому же, по данным проф. д-ра Райнгарда Буссе, руководителя отдела менеджмента в техническом университете Берлина, отделения интенсивной терапии в Германии оснащены значительно лучше, чем в Италии, а именно приблизительно в 2,5 раза.

Мой вопрос: какие усилия предпринимаются для того, чтобы показать населению эти различия и объяснить людям, что у нас события не будут развиваться по такому же сценарию как в Италии или Испании?

Полностью открытое письмо профессора др. Сухарита Бхакди вы можете прочитать в оригинале здесь.

Видео с открытым письмом на немецком языке:

Видео об открытом письме профессора на английском языке:

В рубрике «Критическое» я мог бы привести еще больше имен известных германских и зарубежных ученых и врачей-практиков, которые поддерживают профессора Бхакди или даже идут еще дальше и уже сегодня требуют от правительства ФРГ прекращения карантинных мероприятий. Их аргументы во многом повторяются, но есть у них и другие, не менее весомые. Я здесь ограничусь только вопросами профессора Сухарита Бхакди – размеры статьи не позволяют ее расширять.

Напомню только, что карантинные мероприятия правительства – это реальная угроза нашей экономике, демократии, человеческим правам и социальному миру в стране. Ситуация, если она затянется, может навредить нам больше, чем вирус. Видный политик ФРГ и кандидат в лидеры партии ХДС с прицелом на канцлерское кресло Фридрих Мерц, переболев от коронавируса, на днях заявил, что мы идем навстречу экономическому и финансовому кризису, который может стать страшнее, чем кризис конца 20 – начала 30 годов и что уже сегодня мы теряем от простоя экономики ежедневно не менее 6 миллиардов евро!

На прошлой неделе покончил жизнь самоубийством министр финансов федеральной земли Гессен Томас Шеффер. Премьер-министр Гессена Фолькер Буфье сказал: «Мы должны исходить из того, что он был очень озабочен, получится ли это все» (То есть, получится ли выход из финансового кризиса, в который мы неминуемо попадаем из-за мероприятий правительства в связи с коронавирусной пандемией.)

Томас Шеффер принадлежал к узкому кругу лиц, глубоко посвященных в финансовое положение ФРГ. В своей речи в ландтаге земли за 5 дней до самоубийства он очень обеспокоенно говорил о том, что исправлять последствия нынешнего кризиса Германия придется нескольким поколениям наших потомков:

Здесь его речь:

Через несколько дней его тело, до неузнаваемости изуродованное, нашли на железнодорожных путях – он покончил счеты с жизнью, бросившись под поезд.

Какие еще катастрофы – большие и маленькие ожидают нас в будущем? Из-за коронавируса, финансового и экономического кризиса, банкротств и ожидаемого роста безработицы, преступности. И какие из них будут тяжелее: от последствий пандемии коронавируса СОVID-19 или от последствий мероприятий правительства, призванных нас от вируса защитить?