Фейс Буки (fb545)

Игорь Фунт

Тренд дня. 14-е

Пропаганда, как и погода, зашкаливает. «Таймс» пишет о бессилии и бездействии альянса: типа НАТО «лишь сжал кулаки» и утёрся, хехе.  Центральные СМИ с придыханием шепчут вызубренные ими назубок «хрестоматийные слова Владимира Путина о Крыме и Севастополе, имеющие огромное цивилизационное и сакральное значение для России». Кто бы сомневался: КрымНаш, не подведём. В преддверии послезавтрашней прямой линии говорил намедни с одним «большим» менеджером из приснопамятного «Вятского кваса». Точнее, слушал страстную проповедь, как трудно «ему одному» тащить всё это заброшенное и разворованное хозяйство под названием «страна». Ну да ничего, немного осталось, – заключил менеджер, – мол, посмотри: за «него» ведь почти 90% населения – это мы все: и ты, и я, и он! – заключил менеджер, ласково глядя на меня с высоты нехило выросшей зарплаты. Прощаясь, я спросил: до Америки-то добрались с вятским квасом? А как же! – ответил он, – мы туда в первую очередь лыжи навострили. У меня вон и виза уже готова. Жизнь удалась, брат! Пей пиво, ешь мясо.

qxawdDenis Dragunsky

ЮЛИЙ КИМ ПОЛУЧИЛ ВЕСЬМА ПРЕСТИЖНУЮ премию “Поэт”.

Члены жюри и тоже лауреаты премии Александр Кушнер и Евгений Рейн в знак несогласия вышли из состава жюри премии (туда, по регламенту, каждый год добавляется по очередному лауреату).

Это прекрасно!

Во-первых, что Ким получил.

Во-вторых, что скандал. А то как-то прокисла поэтическая жизнь, стухла, заветрилась. А тут вдруг – раз! Хоп! Ды-дых!

Михаил Юдовский

Однажды, когда мы довольно большой компанией оказались на дискотеке и разбрелись по разным ее углам и закоулкам, меня отыскала одна из знакомых и сообщила, что к части нашего разрозненного общества присоединился какой-то чувак, но не говорит ни по-немецки, ни по-русски, ни даже по-английски.

– А я тут при чем? – удивился я.

– Ну, ты же иностранные языки знаешь.

– Знаю. Но не все.

– В каком смысле – не все?

– На земле, – сообщил я, – существует более пяти тысяч языков. Так вот, я знаю не все.

– Странно, – произнесла знакомая. – А я в тебя так верила…

– Ладно, – говорю, – показывай своего марсианина.

Она подвела меня к столику, за которым сидело несколько человек из нашей компании и незнакомый долговязый чувак лет 25. Я попытался завязать с ним разговор на всех доступных мне наречиях, он отвечал на совершенно непонятном языке, но в одной из фраз всплыло, наконец, знакомое слово «мадьяр».

– Он венгр, – торжественно объявил я.

– Ну вот, – обрадовалась знакомая. – Не зря я в тебя верила… А дальше?

– А дальше – ничего, – заявил я. – Там, где начинается венгерский язык, заканчивается мое понимание.

– Ну как же так…

Я увидел, что знакомая здорово разочарована, и внезапно вспомнил, что знаю несколько армянских слов и фраз, в основном – матерных. С их помощью я решил возобновить разговор с венгром и спасти свою репутацию. Услышав от меня крепкое армянское ругательство, венгр здорово удивился и ответил что-то по-венгерски. Я продолжил в том же духе. Он – в своем. Когда сакральные армянские фразы иссякли, я пошел по второму кругу. Минуты на три меня хватило.

– Ну, – нетерпеливо спросила знакомая, – о чем вы разговаривали?

– Очень шумно на дискотеке, – ответил я. – Но вообще-то, он не прочь выпить.

Знакомая посмотрела на меня с восхищением.

– Вот видишь, – сказала она, – всё ты знаешь. Только скромничаешь. Нет, не зря я в тебя верила.

«Красиво живу, – подумал я. – Венгерского не знаю. Армянского тоже, в общем-то, не знаю. Но люди в меня верят».

От редакции. Особенности орфографии, пунктуации и стилистики авторов сохранены.

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.