Фейс Буки (fb531)

Maxim Kantor

1/6

Газета “Известия” обсуждает судьбу 1/5 или 1/6 части общества, которая не согласна с аннексией Крыма.

Вообще-то, речь идет о людях – но газета предлагает рассмотреть этих граждан в целом, как проблемное для страны образование.

Заявлено, что аннексия Крыма принципиальна для самосознания патриота, и те, кто не верит в великое значение аннексии – будут отторгнуты от русского общества.

Обсуждается, как именно отторгать, до какой степени карательно.

Звучат слова “предатели” и т.п.

Статья фашистская, но курс “Известий” понятен давно.

Дело в ином.

Авторам погромной концепции не приходит в голову, что сама Россия тоже ничуть не больше, чем 1/6 мира. И ровно на том же самом основании может претерпеть неудобства. Если можно за несогласие с политикой правительства карать одну шестую часть населения внутри России, то можно карать и 1/6 часть мира – в назидание за агрессивность.

Одной шестой всегда обидно. Она усматривает несправедливость в действиях большинства.

Но газета Известия убедительно показывает, что подлинная демократия должна быть безжалостной к несогласным.

Так, вероятно, и должно быть.

Очевидно, что Известиям дали команду на открытие погромной кампании.

Очевидно и то, что кампания открыта не одна.

Михаил Юдовский

Пару лет назад у меня произошел интересный разговор на пасхальную тему. Речь зашла обо всех Пасхах сразу – о православной, католической и иудейской. Последняя особенно заинтересовала моего собеседника, пытавшегося найти некий компромисс.

– Ну хоть яйца-то вы, евреи, на Пасху красите? – допытывался он.

– Нет, – жестоко ответил я. – Не красим.

– А что вы красите?

– Мацу.

– Серьезно?

– Нет.

– Так что же?

– Ничего не красим.

– Совсем ничего?

– Совсем.

– Странно, – проговорил он. – Очень странно. От тебя особенно не ожидал.

– Почему именно от меня?

– Ну, ты же художник… Мог бы что-нибудь и покрасить.

Сергей Чупринин

Давненько это было, но было. Меня, как и нескольких столичных журнальных редакторов, пригласили в Потсдам на традиционные, что на месте уже выяснилось, русско-немецкие писательские встречи. Их участниками стали Татьяна Толстая, Виктор Ерофеев, Лев Рубинштейн, покойный Пригов Дмитрий Александрович, нагрянувший, кажется, из Вены Борис Гройс, еще кто-то – первые (во всяком случае, по немецким понятиям) лица русской литературы, ее la crème de la crème.

И среди них московская писательница, чье имя, благодаря нескольким очень популярным детективным романам, тогда гремело – не только у нас, но и в Германии. Так что никто и не удивился тому, что фойе здания, где проходили встречи, было увешано постерами с портретом этой писательницы и эффектной фразой – «Принцесса русского крими». Чуть более удивительным было то, что именно ей президент Федеративной Республики, открывавший встречи, первой предоставил слово на пленарном заседании. При этом, правда, он – спичрайтеры, должно быть, напортачили – назвал ее автором исторических романов. Но ничего. Писательница с достоинством поправила президента, сказала, что подлинным королем детективного жанра был Достоевский, уместно процитировала в своей речи, кажется, Ортега-и-Гассета, и конференция плавно пошла по накатанным рельсам.

А на последний день, уже после всех докладов, всех круглых столов, запланирована была экскурсионная поездка в Берлин. И вот забираемся мы, la crème de la crème, в туристический автобус, зовем, естественно, писательницу, что речь произносила первой. И оказывается, что мы-то поедем вместе, а за нею из Берлина прислали – издатели, наверное, – особый мерседес. И он так и прошелестел мимо нашего автобуса, обгоняя…

Давненько это было. Кого-то их участников той встречи уже нет в живых. Состав русской делегации пополнили бы теперь другие фигуры. И писательница, о которой я почему-то вспомнил, в последние годы выпускает совсем другие романы, и они уже не так фантастически популярны, как те прежние, криминальные…

Вот я и спрашиваю, а прислали бы ли сейчас за нею специальный мерседес, чтобы наглядно показать qui est qui или, если хотите, who’s who в современной русской литературе?

4ywthrAlex Grigoryev

Горе от ума. После терактов 11 сентября 2001 года, когда террористы захватили пассажирские самолеты, двери в кокпит авилайнеров укрепили по самое не могу. История гибели борта Germanwings показала, что именно бронированная дверь стала одной причин крушения – первый пилот был не в состоянии ее открыть и второй пилот сделал то, что сделал. Вот вам историческая аналогия. Во время Второй мировой войны, под германскими бомбами и ракетами погибли 40-43 тыс. британских гражданских лиц. Их могло было быть намного больше, если бы не усилия ПВО, ВВС и, естественно, гражданской обороны. Так вот, несколько десятков лондонцев в эти годы погибли в результате ДТП: дело в том, что автомобили передвигались в темное время суток, не включая фар – в целях светомаскировки. Эти трагедии, однако, не позволяют усомниться в том, что решение о светомаскировке было единственно верным.

От редакции. Особенности орфографии, пунктуации и стилистики авторов сохранены.