Фейс Буки (fb444)

Vladimir Druk

Первое Января.

попросили обьясниться. попытаюсь.

ошущение, что мы попали в сюжет.

такой мультимедийный, голографический транснациональный, пафосный и мутный сериал.

мы участвуем. даже против своей воли. ведь даже ‘сопротивляясь’, все равно остаешься участником.

какие-то хмыри сочиняют события, диктуют слова, ставят вопросы, определяют повестку дня. разносят ее по городам и весям.

последние пару лет этот сюжет все навязчивей, все тягостней, все наглее. тягучий и липкий, он засосал так, что уже нечем дышать.

простое ‘сопротивление’ тут недостаточно.

можно, конечно, попробовать выйти из сюжета.

некоторым удается. вот за это и …

хотелось бы, чтобы это был их год. наш год.

год персональных событий, поступков и поворотов.

год личных повесток дня. без навязанных нам сюжетов.

не знаю, внятно ли получается объяснить это ощущение.

с 1-ым января, друзья. Удачи!

 

Daniel Kotsiubinsky

Я – не политик нынче. Просто наблюдатель. И вот как этот самый просто наблюдатель могу, совершенно никого и ни к чему не призывая (ибо повторяю, не моё это дело), сказать нечто, что кажется мне очевидным.

А именно – как отличить “сливную” работу лидеров т.н. оппозиции – от работы настоящей.

Отличить одно от другого – проще простого. Для этого надо просто прислушаться к тем лозунгам, с которыми организаторы выходят на свои бесстрашные акции.

Если в этих лозунгах много челобитного крика по частностям, задорного хамства и креативных благоглупостей, но нет главного – то это слив энергии протеста, и ничего больше.

А что могло бы быть главным? Это тоже очевидно.

Требование 1) немедленной отставки Путина, 2) назначения ВРИО кого-нибудь из “нейтральных бюрократов” (типа Кудрина) – и 3) немедленных свободных выборов в парламенты всех уровней.

А затем – 4) осуществление политической реформы, превращающей унитарную президентскую самодержавную “республику” – в федеративную парламентскую республику без кавычек.

Ничего из этого перечня ни в одной из оппозиционных кричалок сегодня, как и все предшествующие десятилетия, – нет. А стало быть, пока что можно взирать на происходящее на улицах крупных российских городов как на простое продолжение карнавальных гуляний а ля 2011-2012 гг.

Со всеми вытекающими и привходящими… 

Maxim Kantor

ЭРА ПУТИНА

Минувшим, 2014, годом завершилась эра Путина, достаточно протяженный отрезок исторического времени, сопоставимый по длине даже с Брежневским правлением. Иоановской, Петровской, Екатерининской шкалы сравнения здесь быть не может, поскольку у Ивана, Петра и Екатерины имелись оригинальные (хотя и брутальные) идеи, а у Путина никаких оригинальных идей не было. Это было ретроспективное, спекулятивное правление. Псевдо-идеология, порожденная этим временем, (то есть, так называемая “геополитика”) была абсолютно спекулятивной, родилась из обиды и желания реванша. А собственно идей не было никаких.

В соревновании с утвердившейся в России корпоративной моралью (выражение “корпоративная мораль”, естественно подразумевает отсутствие морали в принципе, подмену морали выгодой кружка) – в соревновании с корпоративным сознанием Путин некоторое время смотрелся выигрышно. Даже пресловутая “вертикаль власти” не пугала, поскольку казалось, что это предпочтительнее мелких выгод безответственных феодалов.

Однако общего видения страны, общественной морали и истории Отечества – Путин и его идеологи создать не сумели. Историческую перспективу они заменили представлениями о спекуляциях – вся страна жила спекуляциями и шантажом соседей. Идеей державы стал возврат к великой Империи, каковой возврат должен был быть обеспечен удачными спекуляциями – сочетание абсурдное, шариковское. Данная ретроспективная установка (“реконкиста”, как ее стали называть патриотические граждане) никакой теоретической силы не имеет, но критично иное: эта установка аморальна. Для утверждения “реконкисты” потребовалась война – а совсем не мирное развитие промышленности. Державе (именно державе, коли имеются амбиции, а не авантюрной затее) мораль жизненно необходима.

Окончание эры Путина не означает немедленной смены власти – развитие событий может быть абсолютно любым, вплоть до большой войны или, например, взлета цен на нефть, который позволит выстроить еще сто тысяч дворцов. Изменить миропорядок, как заявлено путинской администрацией, в сущности, легко – можно мир разбомбить. Учитывая то, что мир велик, игроков много, денег немерено – возможен любой сценарий. Но что бы ни случилось, это не отменит простого исторического факта – наступило интеллектуальное банкротство. Новая Империя не состоялась и состояться не может. Интеллектуальное банкротство вещь более существенная нежели банкротство финансовое.

Собственно проблема описывается крайне просто. Гарант страны – человек не особенно интеллектуальный, микро-районного размера; тогда как претензии, заявленные им, были планетарного масштаба.

В промежуток между его амуницией и амбицией – и провалилась страна. 

Friedrich-WernerAlex Grigoryev

Граф Фридрих-Вернер фон Шуленбург – последний посол нацистской Германии в СССР и дуайен дипломатического корпуса в Москве. Его описывают следующим образом: “Шуленбург соответствовал представлениям о старомодном джентльмене – и в манерах, и во внешности. Он был высокий, привлекательный, элегантный, седовласый человек, с глазами, искрившимися добрым юмором. Он был уважаем и любим, не только коллегами-дипломатами изо всех стран, но и советскими властями, которые были счастливы видеть в Москве подлинного аристократа. Подчиненные фон Шуленбурга буквально молились на него”. Граф был служакой старой закалки, и всю свою жизнь выступал за мирное развитие отношений между Германией и Россией. Он приложил значительные усилия к заключению печально известного Пакта Молотова-Риббентропа – вероятно, одного из самых невероятных альянсов в истории дипломатии. Когда до Шуленбурга начали доходить слухи о подготовке германского вторжения, он предпринял активные усилия, чтобы не допустить войны (граф воевал в Первую мировую, был награжден “Железным крестом” и знал о войне не понаслышке). Он даже пробился на личный прием к Гитлеру, которому полчаса рассказывал о выгодах германо-советской дружбы – фюрер его выслушал и заявил, что у него нет планов атаковать СССР. Шуленбург не поверил Гитлеру и пошел на отчаянный шаг: он дал понять советским МИДовцам, что война может начаться и призвал их предпринять решительные меры, чтобы повлиять на Берлин. Шуленбург проиграл – 22 июня 1941 года он вручил Молотову официальную ноту об объявлении войны. Согласно одной легенде, делая это, он плакал, согласно другой – сказал Молотову, что считает решение Гитлера безумием, по третьей – его фраза звучала так: “На протяжении шести лет я делал все, чтобы укрепить дружбу между нашими народами, но я не способен противостоять силе судьбы”. По возвращении в Германию, Шуленбурга держали на почетной, но ничтожной по значению позиции. Он примкнул к заговорщикам, пытавшимся убить Гитлера, был арестован, судим и повешен в ноябре 1944-го. Вроде бы – об этом говорится в материалах следствия, которое вело Гестапо – Шуленбург собирался перейти линию фронта, чтобы добиться мира с СССР. На допросах старого джентльмена жестоко избивали. В молодости, фон Шуленбург активно поддерживал независимость Грузии, в старости он принес в жертву дружбе двух людоедов Польшу, Эстонию, Латвию и Литву. Средневековые европейские картографы помещали на территории, о которых ничего не знали, латинскую фразу hic sunt dracones – “здесь обитают драконы”. Миром фон Шуленбурга правили злобные и жестокие драконы, в конце концов, один из них и убил графа.

От редакции. Особенности орфографии, пунктуации и стилистики авторов сохранены.