Вторая мировая. Еврейские воины в рядах армии Финляндии

(из книги Алика Гомельского “История невыученные уроки”)

Соломон Класс

Немногочисленная, но активная и сплочённая еврейская община Финляндии приняла непосредственное участие и в Зимней войне, и в Войне-продолжении. Участие финских евреев в этих войнах невозможно рассматривать вне исторического контекста на фоне глубокой интеграции евреев в финское общество. В еврейской общине Финляндии не было принято никакого официального решения об участии в войнах — евреи реагировали на происходящие события в точности, как финны. Но если в 1939-м ситуация была более-менее понятной, то в 1941-м большинство финских евреев столкнулось с тяжелой моральной дилеммой касательно неожиданного «товарищества по оружию» с гитлеровской Германией. Журнал финской еврейской общины «Маккаби» в декабре 1942 года писал, что еврейские солдаты сражаются «за свободу и независимость Финляндии». Но все же они оставались евреями и должны были выработать собственный взгляд на участие в войне на стороне Гитлера. Многие финские офицеры-евреи единодушно подтверждали, что офицеры вермахта относились к ним нормально. Неизвестно ни одного случая, когда немцы, узнав о еврейском происхождении финского офицера, отказались бы с ним сотрудничать. Чаще было наоборот — популярная финская певица, любимица финских солдат, еврейка Сисси Вайн, выступала исключительно перед финской публикой и категорически отказывалась петь для немцев.

Примечательно, что полевая синагога финских евреев находилась в каких-то двух километрах от позиций вермахта. Она была единственной на всём протяжении фронта — от Северной Норвегии до египетского Эль-Аламейна. Финское командование с абсолютным пониманием отнеслось к религиозным нуждам своих еврейских военнослужащих — им предоставлялись отпуска на Шабат и в праздники. Верующие евреи тянулись к синагоге кто на лыжах, кто верхом, но большинство, естественно, пешком. Причём нередко в сопровождении своих финских побратимов, которые с интересом присутствовали на субботних и праздничных службах.

В 1939 году мэр городка Лауритсала, финский еврей по имени Сантери Якобссон, отправился в Швецию за поддержкой еврейского населения этой страны. Ему действительно удалось привлечь раввина Маркуса Эренпрайса к работе по сбору средств для Финляндии. Именно из-за своей патриотической позиции финские евреи избежали печальной участи остального европейского еврейства.

Финские власти, и в первую очередь маршал Маннергейм, твердо и решительно противостояли попыткам «решения еврейского вопроса», которого так настойчиво добивались немцы. В июле 1942 рейхсфюрер СС Гиммлер прилетел в Финляндию. Целью визита было добиться согласия финских властей на депортацию финских евреев в нацистские лагеря смерти. Однако в Финляндии нацисты натолкнулись на твердый отказ финнов соучаствовать в геноциде. Главнокомандующий финской армии, маршал К. Маннергейм, заявил членам правительства: «Из моей армии не возьмут ни единого еврейского солдата для передачи Германии. Разве что только через мой труп. Не может быть также и речи о выдаче родных и близких моих военных, поскольку подобные действия могут отрицательно отразиться на боевом духе армии». К сожалению, К. Маннергейм до сих пор не признан Праведником Народов Мира! Аналогично действовал и премьер-министр Финляндии Ю. Рангель, заявивший что евреи являются верными финскими гражданами, и правительство не позволит кому-либо покушаться на их законные права.

Медаль за Зимнюю войну (на фото за участие в боях на Карельском перешейке, скрещенные мечи — за заслуги на поле боя, из коллекции автора)

Известны только два случая выдачи финскими властями немцам евреев — граждан других стран и военнопленных. В ноябре 1942 восемь еврейских беженцев, имевших австрийское гражданство, были переданы финской тайной полицией Германии, где семеро из них были немедленно убиты. Этот случай вызвал взрыв возмущения финской общественности. В знак протеста ряд министров вышли в отставку, резко выступили против высылки еврейских беженцев лютеранский епископат и руководство Социал-демократической партии Финляндии. Германский посланник в Финляндии У. фон Блюхер, докладывая об этом случае, выразил свою озабоченность по поводу негативного влияния немецкой расовой политики на настроения финского народа, отказывающегося принять антисемитизм.

В 2000 году премьер-министр Финляндии Пааво Липпонен опубликовал официальное извинение еврейскому народу за эту депортацию восьми еврейских беженцев. Памятником этим восьми евреям стала «финская деревня» Яд а-Шмона, построенная финнами в окрестностях Иерусалима.

Трое финских евреев были награждены германским командованием орденами «Железного Креста»: капитан Соломон Класс, майор Лео Скурник и медсестра Дина Полякофф из женской добровольной организации «Лотта Свярд». Характерно, что все трое отказались принимать награды (!).

Расскажу о каждом из них:

Дина Полякофф – её безупречная и чуткая забота о раненых немецких военнослужащих произвела впечатление на германское полевое командование, и она была вызвана в штаб немецких войск для вручения награды, но, прибыв туда, отказалась принять её.Ø

Майор Лео Скурник был потомком одной из самых старых семей бывших кантонистов* в Финляндии. Служил военврачом на фронте. Железным Крестом награждён за блестящую организацию эвакуации немецкого полевого госпиталя с 600-ми немецкими солдатами и офицерами. Свои действия он объяснил врачебным долгом и отказался от награждения, мотивировав это своим еврейским происхождением.

Лео Скурник
Дина Полякофф

Личность третьего «отказника» заслуживает более подробного описания. Соломон Класс, командир роты 64-го пехотного полка, сумел вывести из советского окружения своё подразделение и соседнюю немецкую роту. Спустя два дня после прорыва немецкие офицеры прибыли в часть с Железным Крестом, однако Соломон как еврей отказался принимать германскую награду. Отсалютовав и повторив «Хайль Гитлер!», немцы удалились. Но самое интересное не это (!) — ещё до войны Соломон был командиром Шюцкора и возглавлял финское подразделение «Воинского союза» («Брит а-Хайяль»), куда входили еврейские военнослужащие финской армии, а с 1935 по 1939-й провел в Эрец Исраэль, сражаясь в рядах еврейских сионистов-ревизионистов (сторонники З.Жаботинского) против арабов. Его называли «Гроза Палестины». Стоит заметить, что ядро настоящих героев восстания в Варшавском гетто (ZZW — Еврейский воинский союз) составляли члены аналогичного польского отделения «Брит а-Хайяль», в частности капитан Давид-Мордехай Аппельбаум и подпоручник Генрик Лифшиц.

Hа «закуску» ещё одно финско-еврейское семейство — Якобсон. Макс Якобсон с 18-ти лет на фронте, лейтенантом он командовал артиллерийской батареей на карельском направлении. Фигура Макса Якобсона вообще весьма значительна в мировой истории и истории финского еврейства в частности — это журналист, писатель и дипломат, начальник Политического департамента МИД Финляндии, посол Финляндии в ООН, посол Финляндии в Швеции. В 1971 году его кандидатура выдвигалась на пост Генерального секретаря ООН, но была заблокирована СССР (!). Его брат, капитан Лео Якобсон, служил переводчиком в генштабе финской армии. Их отец Йонас был сторонником Зеэва Жаботинского, посетившего Финляндию в 1939 году.

* Евреи, согласно указу Николая I о введении для них воинской повинности (26 августа 1827), брались в рекруты с 12 лет. Еврейские дети-рекруты до 18 лет направлялись в батальоны кантонистов, откуда большинство их попадало в школы кантонистов, и немногих определяли в села на постой либо в ученики к ремесленникам.

ЛИТЕРАТУРА:

Элоиза Энгл, Лаури Паананен. «Советско-финская война. Прорыв линии Маннергейма 1939–1940».

Источник

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.