Еврейский Карузо

Об Йозефе Шмидте – выдающемся певце-теноре, гордости еврейского народа.

Йозеф Шмидт
Йозеф Шмидт

Земляки называют Йозефа Шмидта “Буковинским Карузо”, а немцы считают, что воспитанник Берлинской консерватории, безусловно, лучший в мире лирико-драматический тенор.

Известно, что в древней Греции семь городов спорили за право называться родиной Гомера. Что-то подобное происходило в прошлом веке в Европе по отношению к Шмидту. И поскольку победитель так и не определился, было решено считать его талантом, принадлежащим всей планете.

Родился Йозеф в 1904 году в одном из сел бывшей Австро-Венгрии. Он был пятым ребенком в бедной еврейской семье. Будущего выдающегося певца нарекли Йосл, однако в силу сложившихся в то время обстоятельств многие евреи меняли свои имена и фамилии наподобие немецких: это, в какой-то мере, спасало их от произвола антисемитов. Так на свет появился Йозеф.

Когда малышу исполнилось три года, отец отвел его в хедер – еврейскую религиозную школу, предназначенную исключительно для мальчиков. В те времена подобные школы занимали в квартире учителя одну комнату, в которой учились дети.

Именно в хедере у Йозефа обнаружились незаурядные музыкальные способности. Он был зачислен в состав синагогального хора, а вскоре стал его солистом.

Чтобы создать Йозефу необходимые условия для дальнейшего музыкального развития, семья переезжает в Черновцы, город, который в то время считался одним из центров еврейской культуры.

Мальчик поступил в гимназию, кроме того, он учился играть на скрипке и фортепиано. Он пел в хоре при главной синагоге города, там же стал самым молодым хазаном – певцом, сопровождающим богослужения. В древние времена так называли смотрителей Иерусалимского Храма, помощников коаним – еврейских священников. Название перешло потом к певцам в синагогах.

В хазаны выбирались наиболее праведные люди, обладающие сильным и приятным голосом, каким был герой этого рассказа.

В 1914 году состоялся первый концерт юного Йозефа, который прошел с огромным успехом и определил всю дальнейшую его жизнь.

Учителя гимназии советовали родителям юноши направить его в Берлин для учебы в консерватории. Однако у них не было необходимых средств. Выручила еврейская община Черновцов, которая собрала нужную сумму денег – и талантливый юноша стал студентом консерватории. В дополнение к учебной программе, Шмидт брал уроки вокала у опытного преподавателя. Он подготовил Йозефа к концертной деятельности.

Выступал певец во многих странах, в том числе в Америке. В Нью-Йорке Шмидт дал 5 концертов в Карнеги-Холле, кроме того выступал во многих американских городах.

К почетным и заслуженным наградам певца мирового класса прибавилось звание лауреата международного конкурса теноров.

В 1933 году Шмидт совершил гастрольную поездку в Палестину. Он посетил Хайфу, Тель-Авив и Иерусалим. Все выступления прошли с большим успехом. Средства массовой информации Германии и других стран с восторгом оценивали музыкальные способности талантливого певца, предсказывали ему прекрасное будущее.

Все это радовало Шмидта, вдохновляло на достижение новых музыкальных вершин. А между тем, его мечта стать солистом оперного театра не сбывалась. Казалось бы, у него есть всё: непревзойденный голос, приятная внешность, хорошие артистические данные, – и при всем при том двери оперных театров оказались для него закрытыми.

В чем причина подобного положения, что мешало ему предстать в образе, скажем, одного из героев классической оперы? Ответ на этот вопрос очень простой: дело в росте певца. Природа наградила его выдающимся голосом, однако пожалела несколько дополнительных сантиметров, чтобы Шмидт обрел полноценную фигуру.

Его рост составлял 150 сантиметров, что для роли любовника в оперном спектакле явно недостаточно.

Пришлось прославленному тенору ограничиться концертной деятельностью и участием в документальных и художественных фильмах.

После одного из концертов с певцом встретился директор Берлинского радио. Он предложил Шмидту записывать в его исполнении арии классических опер, а также неаполитанские и немецкие песни.

Договор был подписан на 4 года, и за это время Йозеф Шмидт исполнил главные оперные партии в 37 спектаклях, кроме того, записал более 2000 фонограмм и снялся в 9 музыкальных фильмах.

Без преувеличения можно сказать, что Йозеф Шмидт считался любимцем немецкого народа. Легендарный певец был желанным гостем в каждом доме, в каждой квартире. Вечерами люди, прогуливаясь по улицам многих городов, слушали доносящиеся из окон любимые песни и арии из знакомых опер и оперетт.

Мои друзья, побывавшие в Германии, рассказывали, что произведения в исполнении Йозефа Шмидта нравились самому Гитлеру. Откровенно говоря, я не поверил этим байкам, не мог себе представить, что фюрер, который в своей книге “Майн кампф” и всей практической деятельностью призывал к физическому уничтожению миллионов евреев, вдруг полюбил еврейского исполнителя немецких песен.

Спустя некоторое время я познакомился с интервью, которое дал журналистам последний из приближенных к Гитлеру. Он был с фюрером до его последнего дня. Этот человек, по имени Рохус Миш, в беседах с представителями печати сообщил, что при получении сводок о неудачах немецкой армии на фронтах, а также после конфликтов с генералами вождь национал-социализма ставил пластинки Шмидта. Вопреки всему пришлось поверить, что так оно было на самом деле.

Однако любовь фюрера к пению Шмидта не уберегла самого певца. После прихода нацистов к власти ему было запрещено работать. Ему пришлось покинуть страну и податься в Австрию. Только он устроился в Вене, как тут же в страну вступила немецкая армия. Снова пришлось Шмидту паковать чемоданы.

Певец направился во Францию – он еще с детства мечтал побывать на родине всемирно известных писателей, композиторов, коллег по профессии. Но только ему удалось устроиться недалеко от Ниццы, как страну оккупировали подразделения вермахта. Шмидту пришлось искать пристанище в нейтральной Швейцарии. Но на границе этой страны певца ждал страшный удар: оказалось, что здесь убежища евреям не дают. И все же Шмидт, преодолев отчаяние, сумел обойти пограничников. Он добрался до Цюриха в надежде получить работу в местном театре, который славился своими оперными представлениями.

Однако вместо приглашения на оперную сцену, знаменитый исполнитель тенорных музыкальных произведений попадает в тюрьму, а оттуда в лагерь, предназначенный для нежеланных лиц, к коим относили евреев, бежавших от фашистов.

Вскоре после прихода Гитлера к власти начали претворяться в жизнь мероприятия национал-социалистов против евреев. Шмидт предвидел, что ожидает евреев под господством бесноватого фюрера, и заблаговременно обратился к своим американским друзьям с просьбой помочь получить визу в США. Документы были вскоре получены, однако воспользоваться ими Шмидту было не суждено. В день его отъезда в Новый Свет, компании, которые осуществляли морские перевозки, сообщили об их прекращении из-за начавшейся Второй мировой войны.

В Америке певец мог бы осуществить свои заветные мечты: получить постоянную работу на оперной сцене, участвовать в съемках музыкальных фильмов. Одна из голливудских компаний готова была уплатить Шмидту 100 тысяч долларов за трехминутную песню, которая предназначалась для одной из картин.

Между тем, вернемся в лагерь, в который певец попал в очень плохом состоянии здоровья. Когда он обратился за помощью в местную больницу, то ему отказали в приеме потому, что евреев, бежавших из гитлеровской Германии или из других оккупированных стран, они не обслуживали.

К тому же в зимнее время жилые помещения лагеря не отапливались, люди замерзали, болели чаще всего воспалением легких. Состояние здоровья Шмидта стало критическим, очень беспокоило сердце, часто возникали приступы, которые нечем было купировать. К тому же в лагере был голод.

По неофициальным данным, в один из таких тяжелых дней певец забрел в один из ресторанов и попросил дать ему какую-нибудь работу.

– А что ты умеешь делать? – спросил хозяин заведения.

– Могу петь, – ответил Шмидт.

– Тогда выходи на сцену и покажи свое умение.

С большим трудом певец поднялся на сценическую площадку, посмотрел на присутствующих в зале, глубоко вздохнул и начал неаполитанскую песню. Шумевшие до того гости ресторана враз умолкли и стали внимательно слушать незнакомца.

Прошла минута, вторая – и вдруг голос исполнителя популярной песни стал менее звонким, стали исчезать прекрасные музыкальные украшения. Йозеф почувствовал сильную боль в сердце, не устоял на ногах и враз упал. Когда к нему подбежали люди, чтобы оказать помощь то убедились, что он уже не нуждается в ней. Это случилось 16 ноября 1942 года.

Йозеф Шмидт похоронен на старом еврейском кладбище недалеко от Цюриха. На скромном памятнике – надписи на иврите и немецком языке.

…О Йозефе Шмидте я впервые узнал весной 2004 года, когда приехал из Чикаго в Черновцы для завершения работы над очерком о судьбе еврейской семьи из Буковины, которая испытала все ужасы гетто.

В городе я встретил коллег-журналистов, вместе с которыми участвовал в международном конгрессе журналистов в Иерусалиме. Они поведали мне, что днями состоится большой праздник, посвященный 100-летию со дня рождения Йозефа Шмидта.

Мне приходилось принимать участие во многих подобных мероприятиях, но то, что произошло в Черновцах, превзошло все возможное.

В торжествах участвовали многочисленные гости, приехавшие из России, Германии, Австрии, Израиля, Украины, Молдавии. Большее впечатление произвела выставка, рассказывавшая о жизни и творчестве великого певца. Были представлены многочисленные фотографии и портреты юбиляра, книги, посвященные ему, журнальные и газетные статьи. Граммофонные пластинки с записями арий многих опер, популярных песен в исполнении еврейского Карузо. Впервые были показаны отрывки из кинофильмов, в которых Шмидт мастерски исполнял главные роли.

На здании бывшей хоральной синагоги, в которой пел Йозеф, установлена мемориальная доска.

В Вене одна из площадей города названа именем Шмидта, а в Берлине – улица и музыкальная школа также удостоены чести называться именем великого певца.

Не забыли жители Израиля посещение Шмидтом нескольких городов Палестины в далеком 1933 году. Члены мирового сообщества Буковинских евреев увековечили знаменитого земляка памятным камнем в сквере у Тель-авивского оперного театра.

По инициативе дирекции Шведской обсерватории астероиду номер 16832 присвоено имя выдающегося певца Йозефа Шмидта.

Сверкает голос вспышками зарниц,
Забывшись все, кто слышит, застывают,
Поет земляк. Восторгу нет границ.
Великие певцы не умирают…

Анатолий Гороховский, журналист, заслуженный работник культуры Украины