Эти любовники оба сменили пол

Он родился женщиной, но стал мужчиной. У нее все ровно наоборот. Сегодня они любовники, живут вместе как мужчина и женщина. Их путь к нынешнему состоянию описывается очень подробно и преподносится как нечто естественное. А описание переживаний по поводу невозможности иметь своих детей явно рассчитано на то, чтобы вызвать сочувствие.

Photo copyright: @Kaare Naurholm Laursen

Вопрос застал Джейми Лили Хоген Нёргор (Jamie Lili Hågen Nørgaard) врасплох.

Однажды весенним вечером 2020 года они со своим парнем Коре Лаурсеном (Kaare Laursen) лежали в постели и болтали о всяком-разном. Но разговор вдруг круто изменился.

«А ты никогда не думала, что на самом деле ты — трансгендерная женщина?»

Джейми Лили Хоген Нёргор не нашлась, что ответить. На тот момент она уже четыре года считала себя человеком небинарным — то есть ни мужчиной, ни женщиной. Мысль, что на самом деле она женщина, она решительно отметала.

«А почему ты спросил?», — ответила она.

Коре Лаурсен заметил, что Джейми Лили часто ходит в макияже и блузке, а на вечеринки надевает туфли на шпильке. А сходится она лучше всего с женщинами с педагогического семинара, куда оба ходили.

Джейми Лили Хоген Нёргор опешила. Она знала Коре Лаурсена целый год, и они уже месяц были любовниками. Он первым разгадал ее истинное «я».

«Я сразу раскрепостилась. Я столько ходила и столько всего передумала, как вдруг появился кто-то и увидел всю правду. Настоящую меня», — говорит Джейми Лили Хоген Нёргор.

Они с Коре Лаурсеном живут вместе как мужчина и женщина. Но каждый из них прошел к этому долгий путь взлетов и падений.

Что значит быть трансгендером?

У трансгендеров гендерная идентичность не соответствует полу от рождения — в отличие от цисгендеров, у которых она совпадает с биологическим полом. С ceкcуальной ориентацией трансгендерность никак не связана.

Дети в «неправильном» теле

22-летний Коре Лаурсен родился девочкой, но всегда вел себя как «типичный мальчик». Он не любил наряжаться и прочие «девчачьи штучки». Дружил только с парнями.

Повзрослев, он пошел еще дальше. Он перестал краситься и носил одни брюки и свитера.

Джейми Лили Хоген Нёргор, которой сейчас 28, в детстве, наоборот, носила только платья. Она всегда играла с девочками и мечтала быть похожей на них.

Как понять, что правильно?

Свою небинарность Джейми Лили Хоген Нёргор осознала уже после школы. Она считала, что ее настоящее местоимение — не «он», а «они». Примерно тогда же она сменила имя.

«В глубине души я знала, что я трансгендер. Просто не решалась сказать об этом вслух. Было легче объяснять окружающим, что я небинарная», — вспоминает она.

А Коре Лаурсен понял, что его истинный пол не соответствует телу, уже в гимназии.

С трансгендерами он не тогда не знался, поэтому всю информацию искал в интернете. Чем больше он читал, тем больше узнавал себя. Тогда он решил, что теперь он — Коре (хотя его крестили как Юлию), и попросил называть его «он», а не «она». Он хотел проверить, правильно ли это.

Спустя полгода выяснилось, что никакой это не испытательный срок. Он действительно мужчина. Теперь предстояло рассказать об этом родителям.

Он написал им письмо и рассказал, что теперь он — трансгендер и уже был у врача насчет смены пола.

«К счастью, родители, отнеслись к этому очень легко — особенно мама — и моя семья всячески меня поддерживает. Когда до них дошло, что я остаюсь собой и что хочу изменить лишь свое тело, они расслабились и перестали бояться», — говорит Коре Лаурсен.

Научиться любить свое тело

И у Коре Лаурсена, и у Джейми Лили Хоген Нёргор дела пошли на лад, когда они «вышли из шкафа». Оба не могли дождаться, чтобы получить тело своей мечты.

Всего через несколько дней после того, как он признался родителям, Коре подал заявление о смене пола. Полгода спустя он сменил имя на Коре и получил нечетный номер социального страхования (в Скандинавии в последней цифре номера социального страхования закодирован пол обладателя — чётный для женщин, нечетный для мужчин, прим. перев.).

Попутно он побывал у психолога в Центре гендерной идентичности при университетской больнице Ольборга. Год спустя он начал принимать тестостерон.

«Я лечусь уже три года, и разница заметна. Я полюбил собственное тело», — говорит он.

От препаратов, которые Коре Лаурсену придётся принимать всю оставшуюся жизнь, у него растут волосы на руках и ногах и борода, челюсть стала массивнее, а голос — глубже. Кроме того, он уже дважды ложился под нож. Ему удалили яичники, где вырабатывается эстроген, и грудь.

Возможно, в будущем Коре Лаурсен предстоит еще одна операция — по приращению члена. Но поскольку это чревато рядом осложнений, в списке его приоритетов это не значится.

«Мне нравится моя внешность. Я научился ее принимать и жить с этим», — говорит он.

Многое только предстоит

У Джейми Лили Хоген Нёргор все по-другому. Операция на половых органах ей только предстоит, хотя и очень хочется. В Дании их делает только один хирург, и у него все расписано на шесть лет вперед.

Сегодня исполнилось почти два года с тех пор, как она осознала себя женщиной. С тех пор она сменила пол в паспорте, а полгода назад начала принимать эстроген.

Внешне она изменилась меньше, чем ей бы хотелось. Волос на теле стали реже, особенно на руках, груди и животе. Грудь немного подросла, но она далека от цели.

«Предстоит еще многое. Сдвинутся жировые отложения, и бедра округлятся. Моя главная мечта — сделать операцию внизу и вверху и стать женственнее», — говорит Джейми Лили.

У Коре голос сам стал ниже от гормонов, а вот лечение эстрогеном такого эффекта не дает. Поэтому Джейми Лили приходится тренироваться, чтобы голос зазвучал нежнее.

Мечтают стать семьей

Вечер 2020 года, когда Коре Лаурсен задал свой заветный вопрос, стал для них важной вехой.

Тогда он встречался с небинарным человеком. Сейчас он встречается с женщиной.

Но и это не имеет значения, потому что Коре Лаурсен любит Джейми Лили как личность, а не за ее пол. Джейми Лили тоже, поскольку оба они — панceкcуалы. Это означает, что другие люди их привлекают независимо от пола.

Сегодня Коре Лаурсен учится на учителя, а Джейми Лили Хоген Нёргор — на воспитательницу. Они живут вместе в Еллинге.

Главная мечта Джейми Лили — забеременеть, но это невозможно. Когда она думает об этом, ей становится грустно, что она родилась не в том теле.

«Мне очень горько, что это невозможно. Но я мечтаю усыновить ребенка. Стольким детям нужны мама и папа», — говорит она.

У пары много планов, но главное — они надеются, что мечта усыновить детей и стать приемными родителями все же сбудется.

Софи Шоу Йенсен (Sophie Schou Jensen), Лаура Бюагер Рабёль (Laura Byager Rabøl)
Источник