Есть в мире новый царь, этот царь беспощаден

Американский сайт на английском Sputnik опять попросил меня доступно рассказать о перипетиях политической жизни в Израиле, вот что я им написал:

Photo copyright: pixabay.com

Почему лидер левого блока Бени Ганц все-таки согласился идти вторым номером в правительство более опытного лидера правоцентристского блока Биньямина Нетаниягу? Ведь до сих пор, после трех изнуряющих предвыборных кампаний, он упорно отказывался сделать это, требуя лидерство для себя, отказавшись даже тогда, когда ему пообещали, что он станет премьером уже через полгода.

Для этого нужно понять, чем было вызвано прежнее упорство. Его партия была создана и поддерживалась в ходе трех предвыборных кампаний мощными израильскими пост-сионистскими СМИ для одной цели: незамедлительное свержение Нетаниягу. Откажись он от этой цели, моментально лишился бы медийной поддержки.

После выборов 2 марта 2020 г. эта цель была близка как никогда. Но тут в дело вмешались мощные внешние силы. Как я горько пошутил на своей странице в Фейсбуке, коронавирус встал на пути великих политических комбинаторов. И спутал все карты.

Я ранее не раз писал, что в Израиле на результаты выборов влияют два фактора – самоангажированные в пользу одной адженды СМИ и ситуация с безопасностью. Если нет реальной зримой угрозы безопасности граждан: войны, волны террора, то СМИ выходят на первый план. Что мы и наблюдали в последние годы. Но теперь неожиданно для всего мира на сцене появился еще один игрок, помощнее всех остальных – пандемия коронавируса. Это и угроза жизни и здоровью населения, и это грозит разрушить экономику и привычный уклад жизни во всех странах.

В такой ситуации власть СМИ заметно ослабла. Раньше СМИ водили Ганца чуть ли не на помочах, подсказывая с телеэкранов и из радиоприемников, что ему делать каждый день и каждый час.

Теперь Ганц понял, что на следующих выборах вердикт народа будет меньше зависеть от влияния СМИ – и он будет не в его пользу. Народ предпочтет в кризисной ситуации более опытного Нетаниягу.

Еще две недели назад Ганц упорно вел к выполнению программы минимум: с помощью арабской фракции провести закон, запрещающий Нетаниягу, как отданному под суд, занимать должность премьер-министра. Это, по сути, означало, что союза между Ганцем и Нетаниягу не будет, ни одному из них не удается сформировать коалицию в одиночку, Кнессет будет распущен и народ пойдет на четвертые выборы.

Пандемия же привела к тому, что народ иначе, трезвее взглянул на происходящее, потерял былую безмятежность. Триггером для неожиданного зигзага Ганца стал недавний опрос, который показал, что блок Нетаниягу наконец-то получит большинство и сможет формировать правительство без фракций, поддерживающих Ганца. Есть свидетельство, что публикация именно этого опроса и вынудила Ганца сменить “гнев на милость”.

Он понял, что народ не простит ему упорное нежелание войти в правительство в такой критический для всех момент, и СМИ не смогут его на этот раз обелить и выставить спасителем нации. Упрекающим его в том, что он проявил слабость, Ганц сказал буквально следующее: “Если кто-то считает, что можно погнать на новые выборы людей, потерявших из-за пандемии источники дохода – то пусть скажет об этом”.

Не исключено также, что Ганц понимает, насколько тяжелей стало теперь, в новых условиях, управление страной, и что лучше ему, не имеющему ни министерского, ни депутатского опыта, поучиться полтора года у Нетаниягу. И несмотря на то, что СМИ заверили его, что в любом случае обвинят в провале коалиционных переговоров Нетаниягу, он заколебался – и дал согласие быть в первый период вторым лицом в правительстве. Он пошел на это даже ценой развала своей большой фракции.

На данный момент формирование коалиции буксует, потому что под давлением СМИ и своих бывших соратников Ганц неожиданно стал выставлять новые условия: стал указывать, кого и на какие посты в своем блоке может назначать Нетаниягу. Скорее всего это последние попытки делать хорошую мину при плохой игре, и правительство будет создано. Внешнее мощное давление чрезвычайной эпидемиологической ситуации окажется важнее этих разногласий. Придут к компромиссу.

Будет ли правительство сформировано до праздника Песах или после – не имеет большого значения. Несмотря на раздуваемые СМИ кликушеские истерики по поводу отсутствия постоянного правительства, и нынешнее временное прекрасно справляется с критической ситуацией, Кнессет и в отсутствие коалиции подходит к своим задачам ответственно и утверждает все необходимые затраты для борьбы с пандемией и выделяет миллиарды для помощи потерявшему доходы населению.

Если (точнее – когда) будет создано правительство Нетаниягу-Ганца, политическое положение Либермана будет незавидным. Вся его фракция с ним во главе превратится в заднескамеечников с минимальным влиянием на происходящее. Либерман, по моему мнению, всегда знал, что так и произойдет. У меня сложилось впечатление, что его задачей было не та или иная коалиция, не та или иная адженда и программа, не тот или иной состав, и даже не влияние в будущем правительстве. Для последнего ему достаточно было войти в блок с Нетаниягу, и он занял бы в правительстве самый важный пост с правом влиять на все решения и получил бы реальную возможность выполнить предвыборные обещания своему электорату. Его единственной задачей было не позволить Нетаниягу сформировать коалицию и тем самым добиться его ухода. Недавно он проговорился – сказал, что им движет обида на Нетаниягу. Пока уход Нетаниягу откладывается, и можно говорить о полном крахе планов Либермана. Потому что на этот раз коалиция будет прочной. Ни одна из сторон не захочет разваливать формирующуюся коалицию. Как мне стало известно, в соглашение включены следующие важные пункты: если коалиция будет расформирована по инициативе Нетаниягу, то Ганц автоматически становится главой переходного правительства на период выборов. Поэтому Нетаниягу невыгодно идти на такой шаг. И Ганцу нет смысла разрушать коалицию – ведь через полтора года его ждет приз в виде кресла премьера. Зачем же Ганцу есть жабу (как говорят на иврите), а награду за это не получить?

Юрий Моор-Мурадов