Елена Образцова – классик оперного пения!

Памяти Великой артистки и Великой певицы.

Елена Образцова – классик оперного пения!12 января 2015 года внезапно скончалась великая артистка и певица Елена Васильевна Образцова. Ей было 75 с половиной лет. Невосполнимая потеря, хотя она уже мало пела в опере и редко выходила на эстраду. Несмотря на это, её присутствие в вокальном мире, в мире любителей классического пения не сделалось менее заметным и значительным. Она была классиком, живым напоминанием об уходящем от нас Великом искусстве Bell Canto, прекрасного пения, рождённого в Италии в XVI веке. Четыре века опера была одним из основных видов театрального искусства, в свое время безусловно демократического и давшего Западному миру легендарные теперь имена композиторов и исполнителей. Такие как Елена Образцова создают вокруг себя особую среду, ауру, в которой выращиваются будущие великие деятели искусств и истинные любители их. Без этой, я бы сказал питательной среды, искусство не может существовать. Такие подвижники как Елена Образцова, Пласидо Доминго, Владимир Спиваков и, увы, немногие другие позволили классическому искусству выжить в современной атмосфере торжества бездарностей и посредственностей. В атмосфере непрофессионализма, погони за деньгами и за буквально шумным успехом у неграмотной и эстетически тупой толпы.

Даже теперь, во время расцвета так называемого популярного безголосого пения, а скорее воя и визга, не имеющего с настоящим, пением ничего общего, немалое количество образованных людей знает и чтит имена Россини и Верди, Гуно и Бизе, Чайковского и Мусоргского. Не менее известны имена таких современных нам гениев классического пения, как Мирелла Френи, Монсеррат Кабалье или Рената Тебальди. Имя Елены Образцовой останется в истории искусства рядом с этими именами. Ничего выше, по моему мнению, нет и не будет! И у природы есть свои пределы, порождённые её же Законами.

Я познакомился с Образцовой в Ленинграде, в 1964 году, в доме моего ближайшего друга Виктора Боровского, известного уже тогда искусствоведа, блестящего лектора и преподавателя Ленинградского Театрального Института, впоследствии крупного учёного и автора нескольких превосходных монографий об оперном и драматического театре России. Он учился пению в Ленинградском хоре мальчиков  и пел в нём до естественной потери детского голоса в юношеском возрасте. После мутации голоса он снова смог бы петь, но профессиональным певцом быть не пожелал. Мы  были молоды, обожали театр и оперу особенно. Боровский знал Елену со времени её учения в Ленинградской Консерватории, где он тоже впоследствии начал преподавать. Он и представил меня Образцовой, которая часто бывала у него, слушая его уникальную коллекцию пластинок с записями многих великих оперных певцов ХХ века.

Первое впечатление от встречи с этой 25-летней женщиной было потрясающим! Царственной осанки, красивая, статная и доброжелательная Елена покорила меня с первого знакомства. К этому времени она была Золотым лауреатом Международного Конкурса вокалистов в Финляндии и Золотым лауреатом Международного конкурса имени Глинки в Москве. Она с Золотой медалью окончила Ленинградскую консерваторию и уже была солисткой Большого Театра, куда её пригласили с третьего курса консерватории. В качестве экзаменационной работы ей зачли её роль Марины Мнишек в “Борисе Годунове” на сцене Большого. Практически её формальное ученичество закончилось в конце второго курса. Даже простое перечисление её достижений в возрасте, когда большинство талантливых певцов только выходит на профессиональную сцену, производит сильное впечатление. Её талант и работоспособность были феноменальны!

Мы потом много раз встречались с нею, я бывал у неё дома в Москве и, конечно же, старался не пропустить ни одного её выступления в Опере и на концертной эстраде. Полагаю, что читателю будет интересно узнать об этой уникальной певице от человека лично знавшего её и к тому же страстного любителя  вокала и оперы, хотя и не профессионала в области искусства. Я расскажу о встречах с нею, хорошо характеризующих Великую Артистку как человека, рождённого для Музыки и пения. О многом другом про неё расскажут профессионалы. Именно поэтому я начал рассказ с нашей первой встречи. Царственная женщина представала перед слушателями уже тогда, в молодом возрасте! Это впечатление крепло с годами и сочетаясь с её мировой славой, воспитанностью и образованностью сделалось доминантным у всех, кто слышал её и встречался с нею.

Елена родилась в Ленинграде 8 июля 1939 года в семье крупного инженера, бывавшего по работе в Италии, игравшего на гитаре и скрипке. Он собрал в Италии хорошую коллекцию пластинок с голосами великих певцов, часто слушал их и вскоре заметил, что маленькая Елена не могла оторваться от патефона и  сама научилась управляться с ним, чтобы слушать самой когда угодно. А угодно ей это было, как говорят в Америке 24/7, на что часто жаловались соседи. То, что мы не лишились Образцовой в раннем детстве, следует безусловно отнести к вмешательству Провидения. В сентябре 1941 года крошечная Елена оказалась в блокаде, выжила в страшный голод зимы 1941-1942 года и была вывезена с семьёй из Ленинграда только в 1943 . После войны они вернулись. Как обычно, она училась в школе, пела солисткой в хоре, несколько раз покидала Ленинград вместе с семьёй, т.к. отца посылали работать в разные города страны и закончила хоровое училище в Таганроге, после чего поехала поступать в Ленинградскую Консерваторию, куда и была безоговорочно принята.

С тех пор ей сопутствовал триумфальный успех. Потрясающее по красоте и  мощности меццо сопрано, красивая внешность и самое главное невиданная работоспособность сыграли, конечно, свою роль в её карьере, но главной была её прямо религиозная нацеленность на музыку и пение. Вот один характерный для неё эпизод. Мы с Боровским, имея возможность добывать билеты практически в любой театр, летали в Москву, чтобы слушать Елену. Однажды, после её большого успеха в роли Кармен в Большом мы пришли к ней в гримёрную, чтобы сказать, насколько мы потрясены её исполнением. Она, совершенно ещё в образе Кармен, сначала даже не поняла, кто к ней пришёл. Такое с ней бывало почти всегда. Она настолько превращалась в свою героиню, что производила сразу после спектакля впечатление не совсем нормальной. Невпопад отвечала, с трудом двигалась и никак не могла включиться в жизнь.

Узнав нас, она сказала: “Мальчики, вот вам ключи, поезжайте ко мне домой, а я разгримируюсь, переоденусь и приеду”. Мы, конечно же, понеслись к Елисееву за припасами, купили на Калининском проспекте цветы в роскошном цветочном магазине и приехали к Елене после неё.

Звоним, открывается дверь и Елена уже в домашнем платье поёт на лестнице полным звуком свои слова из Кармен: “Меня предупреждали, что должен ты придти, чтоб я за жизнь опасалась!” Боровский, бывший певец и человек вообще эстрадный, падает на колени и поёт хорошим тенором: “Я разве угрожаю? Прошу лишь, умоляю! Я всё забыл, Кармен…”

Так мы вошли в её квартиру, и пение с разговорами о нём продолжалось почти всю ночь. Мы пили вино, чай, что-то ели и Елена, даже занятая на кухне, продолжала петь с Виктором дуэты из классических опер. Из множества оперных впечатлений, накопленных за мою долгую жизнь, это является пожалуй самым сильным!

А вот ещё типичный для Образцовой эпизод, характеризующий её непримиримость к недоработанной роли или даже к отдельному концертному номеру. Мне позвонил Виктор и приказал приехать, т.к. у него будет Образцова. Она захотела послушать знаменитую запись оперы Кармен, с солисткой Метрополитен-опера Леонтиной Прайс в главной роли. Запись была сделана легендарным теперь дирижёром Гербертом фон Караяном и мне кажется, что лучшей записи исполнения этой оперы не существует!

Вскакиваю в такси и через 15 минут я у Виктора. Они уже сидят и слушают эту эталонную запись. После знакомой всем нам Сегедильи мы увидели, что по лицу Елены текут слёзы. “Ленка, спрашивает Виктор в тревоге, что с тобой?” “Мальчики, я не смогу ТАК спеть”! “Ты, что же с ума сошла, говорит Боровский, не хочешь ли ты её копировать?” И Образцова говорит не о копировании, а о впечатлении, произведённом на неё Леонтиной Прайс. Что Елена уже готовит эту роль в Большом, но чувствует, что ей и года работы не хватит, чтобы ТАК спеть. А ведь Прайс не была меццо-сопрано, для какового голоса и была написана эта роль. Сопрано звучит в этой роли слабее. Она отменила своё выступление, что принесло ей большие неприятности и спела эту роль впервые на Канарских островах. Но так спела и сыграла, что европейская пресса назвала её лучшей Кармен XX века. Именно эту её работу мы с Виктором  и видели в Большом, о чем я выше рассказал.

Пресса заметила Образцову во время гастролей Большого Театра в Америке ещё в 1975 году и весьма благосклонно о ней писала. Однако настоящий триумф ей принесла роль Кармен.

После такого успеха на Елену посыпались как из рога изобилия приглашения на записи с лучшими дирижёрами и на выступления на лучших оперных сценах Мира. В Миланском La Scala Образцова потрясла аудиторию исполнением роли Шарлотты в опере Массне “Вертер”. После первой её арии Елену вызывали семь раз! Пресса не знала, как объяснить такой грандиозный успех. В  La Scala бывало освистывали великих певцов, даже Карузо и Паваротти! А иностранцев там просто не любили. Слушатели этого театра вели себя непредсказуемо и иногда чрезвычайно грубо. Дирижёру кричали “Браво, Маэстро”, когда он случайно заглушил певца мощным аккордом оркестра. Тенору, давшему “петуха”, кричали с галёрки “Баста! Пошёл домой, парень”!

Критики сошлись на том, что безукоризненная вокальная техника, безупречный итальянский язык и божественной красоты голос, сделали своё дело. Милан был покорён! Последовали Метрополитен-опера, Гранд-Опера Парижа и многие другие такого же ранга. Но ещё до этого в 1970 году Елена выигрывает с Золотой медалью конкурс имени Чайковского в Москве, а в 1978 году получает от Советского правительства Ленинскую премию и звание Народной артистки СССР, а потом звание Героя Социалистического Труда.

Кроме оперы Образцова уделяла огромное внимание сольному эстрадному пению. Пожалуй, такого количества песенных циклов прославленных композиторов от Баха до Свиридова не пел никто. Шуберт и Шуман, Малер и Скарлатти, Глинка и Чайковский, Мусоргский и Прокофьев и многие другие. Все на языках оригиналов, тремя из которых, кроме русского, Образцова владела в совершенстве. Каждое слово, каждый звук обрабатывала она со своими концертмейстерами, добиваясь не только правильного пения, но стараясь донести смысл этих слов и звуков до слушателя. Ежедневные занятия длились по многу часов. До изнеможения и с тем, чтобы завтра продолжить работу.

В романсах и песнях Елена преследовала ту же цель, что и в оперном исполнении. Больше всего в опере её беспокоила не актёрская игра, а донесение музыкального смысла и замысла композитора. Она говорила постоянно о том, что если вникнуть в музыку, то жесты и движения на сцене получатся сами собой. Надо петь не ноты, говорила она, а музыку! Она верила в могучую силу подсознания артиста. Подсознание можно разбудить и направить к действию только через постижение музыки. Поэтому её так не любили некоторые режиссёры-“новаторы”, пытавшиеся заставить её следовать их сумасбродным идеям, а не музыке автора. При характере Образцовой заставить её поступать не так, как она считала нужным, было невозможно. Зато настоящие режиссёры, такие как Борис Покровский или Франко Дзефирелли, обожали Елену и всегда шли ей навстречу. Эти гении театра видели в Елене равную себе!

До конца своих дней Образцова работала в театре. Учила молодых певцов, преподавала в Консерватории, даже играла в драматических спектаклях и конечно пела сама. Так в юбилейном концерте Большого Театра, посвящённом её 75-летию, она исполнила сцену графини из Пиковой Дамы. Я видел этот концерт и был поражён тем, как пожилая певица с голосом значительно поблёкшим и не столь мощным, как в молодости, несколькими штрихами полноценных звуков и жестов дала такое представление о Графине, что лучше пожалуй никто сделать  бы не смог. А пятьдесят лет назад она тоже поразила аудиторию в этой роли. Образцова пела молодым, сильным голосом роль “осьмидесятилетней карги” по выражению одного из персонажей оперы. Я был на первом её выступлении в этой роли. Поздравлял её с успехом. Тогда ей было 25 лет!

С первых звуков ее мощного,  красивого голоса я понял, что так и следует петь графиню, настолько убедительной была она. Ведь в знаменитой песенке-вставке композитора Гретри из оперы “Ричард Львиное Сердце”, написанной за сто лет до Пиковой Дамы”, она вспоминает свою молодость в Париже, где её называли Венерою Московской! “Я как теперь всё вижу – поёт старая графиня – Король меня слыхал!” Шквал аплодисментов завершил эту сцену!

Не всё в её жизни и работе было сплошным триумфом. Ей приходилось петь совершенно больной, она ломала ноги и рёбра, упав с плохо сделанных сценических подмостков с высоты не менее четырёх метров. Она потеряла любимого мужа, внезапно и безвременно скончавшегося талантливого дирижёра Большого театра Альгиса Жюрайтиса! Она говорила, что все эти несчастья и сделали её особенно чуткой к музыке, к переживаниям её оперных героинь.

Жадность Елены к работе, к пению беспримерны. Она пела даже в оперетте и записала с молодым баритоном Игорем Морозовым долгоиграющую пластинку со сценами из классических оперетт Кальмана и Легара. Превосходное исполнение! А всего в репертуаре артистки было 85 оперных партий! Это очень много. Мы потеряли Великую Артистку и Великую женщину. Но её влияние на нас не исчезло. Множество записей, статей и книга о ней искусствоведа Рены Шейко будут долго учить нас мастерству и преданности гармонии.

Марк Зальцберг. Январь 2015 г.

Этот электронный адрес позволит читателю посмотреть грандиозный концерт в честь 75-летия Елены Образцовой в Большом Театре и увидеть ссылки на другие её записи. https://m.youtube.com/watch?v=FLOqkl3VijU