Spectator (Великобритания): у некоторых женщин есть пенисы. Если вы отказываетесь с ними спать, то вы трансфоб

Требует ли толерантность признания гениталий, которые вам не нравятся, спрашивает автор и рассуждает о трансгендерах и трансфобии. Позицию, согласно которой если вы не готовы заниматься сексом с трансгендером, то вы наносите им психический и физический ущерб, он называет странной теорией. И считает это давлением «прогрессивных» членов общества на остальных, а также сознательной попыткой разрушить социальные нормы и барьеры.

Photo copyright: Rog01. CC BY-SA 2.0

Мне надоело писать о политиках и о Брексите, вот почему эта статья будет о гениталиях.

Вы можете придумать ваши собственные шутки по поводу приведенной выше фразы, но я обещаю вам одно — все то, о чем пойдет речь дальше, нельзя назвать смешным. Как гласит старое изречение, придумать такое нельзя.

Я думаю, что большинство из нас предпочитают представлять себя как толерантных и открытых людей. Живи и давай жить другим — вот преобладающее мнение в обществе в наши дни. Несмотря на все расхождения и язвительность в политических дебатах и в интернете, британское общество, согласно международным и историческим стандартам, является поразительно либеральным и терпимым.

Это хорошая вещь. Люди не должны сталкиваться с оскорблениями, запретами или враждебностью по причине того, кем они являются; всех нас следует судить по нашим делам.

Извечный вопрос о толерантности состоит в том, как далеко она заходит. Все мы знакомы со старыми дебатами о том, допускает ли терпимость нетерпимые действия, которые вы находите безвкусными, но данная статья не об этом. Она о том, требует ли толерантность признания гениталий, которые вам не нравятся.

Да, кстати, еще она имеет отношение к трансгендерам, а также к понятию трансфобии.

Многие учреждения, компании и организации страшно бояться прослыть трасфобными. Даже обвинение, каким бы безосновательными оно ни было, в том, что кто-то подвергается несправедливому по сравнению с другими отношению на почве гендерной принадлежности, может причинить огромный ущерб репутации.

Общественные институты так сильно хотят избежать подобной судьбы, что даже нарушают важные законы. Закон о равенстве 2010 года (Equality Act 2010) говорит о том, что вы не можете подвергать дискриминации людей на основании их пола (независимо от того, идет ли речь об анатомически мужском или женском поле), или на основании их «гендерной переориентации» (например, когда человек рождается мужчиной, но принимает решение «жить как женщина). Однако довольно большое количество советов разных уровней и других общественных организаций, как правило, не принимают во внимание физический пол, и основываются в своей работе только на социальной концепции «гендера».

Это проблема, и не только потому, что в данном случае происходит нарушение закона. Это проблема, поскольку не учитываются физические различия между людьми, которые родились мужчинами и которые родились женщинами. Эти различия существуют, и они имеют значение по причинам, о которых, я надеюсь, здесь не имеет смысла говорить.

В конечном счете, большинство людей инстинктивно понимают эти различия, потому что подобного рода физические различия представляют собой не только основу того, как общество само себя организует, но и являются основанием сексуальности и сексуальной привлекательности.

Это, я надеюсь, тоже предмет, который мне не нужно излагать слишком подробно, но, на мой взгляд, большинство людей согласятся с тем, что анатомия имеет значение, когда речь идет о сексуальной привлекательности и сексуальной активности: гетеросексуальные люди считают сексуально привлекательными людей, у которых другие тела и другие гениталии, тогда как гомосексуалисты считают для себя привлекательными людей того же пола.

Однако в зеркальном мире прав трансгендеров сделанное мной высказывание является спорным и даже противоречивым. Для некоторых людей сведение сексуальности к вопросу «генитальных предпочтений» является редуктивным, ограничительным и, конечно же, трансфобным.

Почему так происходит? Ну, давайте рассмотрим мантру трансгендеров о том, что «транс-женщины — тоже женщины». Это означает, что люди, ощущающие себя женщинами, люди, говорящие о себе, что они женщины, — все они являются женщинами. И точка. Биология человека не имеет значения, потому что идея гендера более значима, чем факты, связанные с сексом. Вовсе не обязательно и не столь распространено, чтобы транс-женщины проходили процедуру хирургического изменения пола. У некоторых женщин есть пенисы — привыкнете к этому.

В результате возникает много вопросов, в том числе относительно сексуальной привлекательности. Если вы гетеросексуальная женщина, и вас привлекают мужчины с мужскими телами и мужскими гениталиями, то будете ли вы рассматривать возможность секса с человеком, у которого нет такого тела и таких гениталий? А если вы мужчина, которого привлекают женщины с грудью и вагиной, то сможете ли вы испытать возбуждение от контакта с теми людьми, у которых нет ни того, ни другого?

Не совсем такие вопросы фигурировали в ходе недавно проведенного исследования, результаты которого были опубликованы в журнале Journal of Social and Personal Relationships, но, по сути, они сводились именно к этому. В ходе этого исследования людей просили вообразить себе, что они «одиноки и ищут партнера», а затем сказать, какой из вариантов они будут рассматривать в качестве «потенциального партнера для свиданий»: цисгендерного мужчину (cisgender man), цисгендерную женщину (cisgender woman), трансгендерную женщину, трансгендерного мужчину или человека с небинарной гендерной идентификацией («цис» в данном случае означает «не трансгендерный». Сам по себе тот факт, что в этом исследовании использовался данный термин, является показательным, поскольку не все его принимают).

Возможно, вы не будете ошеломлены, если узнаете, что 87,5% респондентов заявили о том, что они будут рассматривать только людей «цис» в качестве своих сексуальных партнеров.

Но если бы только это могли сказать его авторы, то я бы не стал об этом писать: «собаки кусают людей» — не повод для статьи.

Однако одна из авторов этого исследования не захотела ограничиться только тем, чтобы точно и четно сообщить о его результатах.

Зовут этого автора Карен Блэр (Karen Blair). Вот ее полная биография: она является доцентом кафедры психологии Университета Святого Франциска Ксаверия в Новой Шотландии, адъюнкт-профессором Университета Акадия (Acadia University) в Вулфвилле, Новая Шотландия, а также председателем секции сексуальной ориентации и гендерной идентичности Канадской психологической ассоциации (Canadian Psychological Association).

В своем блоге Блэр размышляет над полученными данными и над тем, что они говорят нам о степени нашей толерантности. Похоже, она осталась не очень довольна тем, что большинство людей не хотят встречаться с трансгендерами, или, если воспользоваться ее словами, они «исключают» их из своего пула потенциальных романтических партнеров.

Отказ рассматривать возможность свиданий с трансгендерами, по мнению Блэр, усиливает умственные и физические страдания трансгендеров.

«Так что же это означает для общего благополучия трансгендеров, если большинство людей внутри общества даже гипотетически не рассматривают их как потенциальных партнеров для интимных свиданий? Отсутствие социальной поддержки может усугубить некоторые из уже существующих психических и физических проблем внутри трансгендерных сообществ».

Но почему же люди не хотят рассматривать вопрос о романтическом свидании с трансгендерами? Блэр этого не знает, потому что в рамках ее исследования такие вопросы не задавались. Тем не менее, она продолжала размышлять над этой проблемой. У нее возник такой вопрос: это результат предрассудков или невежества?

«…исключение, вероятно, является результатом целого ряда факторов — от предвзятого отношения к трансгендерам, в том числе восприятия их как как нездоровых, как умственно больных или отставших в своем развитии людей, до отсутствия понимания или знаний о том, что значит быть трансгендерным мужчиной или трансгендерной женщиной».

И что же, по мнению Блэр, все мы должны делать в этой связи? Деликатным образом предлагаемый ответ, возможно, вас не удивит.

«В конечно счете, каждый человек свободен решать, с кем ему встречаться на романтическом свидании и заинтересован ли он вообще в такого рода встречах, и поэтому в статье не говорится о том, что все одинокие люди должны включать трансгендеров в свои пулы для интимных свиданий. Однако в этой статье делается вывод о том, что изучение суммарных общественных моделей включения людей в интимный круг знакомых для интимных встреч или исключения из него может послужить в качестве индикатора общего принятия или исключения трансгендеров.

Другими словами, одно дело подготовить пространство для трансгендеров на нашей работе, в школе, в туалетах и публичных пространствах, но другое дело считать их включенными в наши семьи и даже в самые интимные сферы, в наши романтические отношения. Мы как общество не сможем сказать, что мы принимаем граждан из числа трансгендеров, пока они не будут включены в наши будущие пулы для романтических свиданий; в самом крайнем случае — на гипотетической основе».

Вы это поняли? Терпимое отношение не значит только, что нужно относиться к трансгендерам справедливо, воспринимать их как равных и обеспечивать им те же самые права, свободы и возможности, как и другим людям. Это означает наличие желания заниматься сексом с людьми не на основе имеющихся у них тела и гениталий, а с учетом того, к какому полу, по их собственным словам, они принадлежат.

Это означает, что гетеросексуальные мужчины, которые ищут сексуальных контактов только с партнерами, у которых есть вагина, должны вместо этого расширить свой «перспективный пул кандидатов для романтических свиданий» и включить в него тех людей, которые считают себя женщинами, но просто имеют еще и пенисы. Это означает, что лесбиянки, склонные заниматься сексом с людьми с вагиной, тоже должны расширить свои горизонты и стать открытыми для секса с женщинами, имеющими пенис.

А если вы не готовы заниматься сексом с трансгендером, то вы таким образом вносите свой вклад в создание трансфобного общественного климата, наносящего реальный психический и физический ущерб трансгендерам. Если вы хотите быть действительно прогрессивными и инклюзивными людьми, вы знаете, что нужно делать.

Здесь будет уместным провести мыслительный эксперимент. Попытайтесь представить всю линейку приведенных аргументов в другом контексте, не имеющем отношением к дебатам по поводу трансгендеров.

Представьте себе, что кто-то приводит серьезный и последовательный аргумент такого сорта:

«Вот группа людей. Вы говорите, что не хотите рассматривать возможность заниматься с ними сексом. Это означает, что вы тем самым наносите этим людям реальный ущерб, и что вы плохой человек. Вы должны отказаться от ваших установок и пересмотреть свое отношение к занятию сексом с ними».

Что вы можете подумать по поводу такого аргумента? Какие слова вы могли бы использовать для того, чтобы описать эти понятия и людей, которые их проповедуют? Я предоставлю другим людям ответить на этот вопрос.

А вот еще один вопрос. Ну и что? Стоит ли уделять внимание короткому и глупому блогу совершенно неизвестного представителя университетского сообщества, да еще и низкого ранга? Блог Блэр был опубликован на сайте издательства Кембриджского университета (Cambridge University Press), являющегося частью одного из самых известных в мире учебных заведений. С такими же мыслями Блэр выступила и на страницах журнала «Психология сегодня» (Psychology Today).

В любом случае, это имеет значение. Подобные публикации добавляют веса и легитимности. Если сотрудники издательства Кембриджского университета и журнала «Психология сегодня» считают подобные вещи нормальными, то это значит, что и в других местах можно сказать о’кей. Таким образом раздвигается окно того, что является приемлемым для обсуждения. Это процесс нормализации.

Недавно я говорил со своей подругой, которая является лесбиянкой и принимает активное участие в деятельности Лейбористской партии, и она сказала, что постоянно испытывает социальное — иногда весьма откровенное — давление со стороны «прогрессивных» друзей, которые настаивают на том, что она должна спать с трансгендерными женщинами. «Я устала от всех этих разговоров о том, что мне должны нравиться пенисы. Именно из-за этого я и стала лесбиянкой. В этом-то и весь смысл», — сказала она.

С того момента как я в прошлом году начал писать о сексе и гендерных проблемах, у меня было много бесед с женщинами — и некоторое количество с мужчинами, — которые говорили о своей обеспокоенности тем, что некоторые люди, пропагандирующие трансгендеризм (transgenderism), являются адвокатами «странной теории» и вовлечены в довольно сознательные попытки, направленные на разрушение социальных норм и барьеров, чтобы людям с пенисами стало намного легче демонстрировать свои пенисы гораздо большему количеству людей, чем это сегодня разрешено.

Обычно я отношусь к такого рода обеспокоенности с определенной долей скептицизма; все это немного преувеличено, и попахивает даже теорией заговора. Но затем я читаю такие вещи, как блог Карен Блэр, и у меня возникают вопросы.

Джеймс Керкап (James Kirkup)
Источник

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Каждый понедельник, среду и пятницу мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.