Две великолепные карьеры

к 95-летию со дня рождения Джерома Роббинса

к 95-летию со дня рождения Джерома Роббинса«Всё, за что брался Роббинс было сделано очень и очень талантливо».
Дебора Джоуитт

Джером Роббинс! С ним прежде всего связано преобразование и дальнейшее развитие американского балета и мюзикла. Вклад мастера в эти оба вида искусства оказался настолько существенным, что ко времени его смерти никто не сумел даже приблизиться к достигнутому им успеху. Как справедливо заметила Дебора Джоуитт (его биограф), он преодолел рубеж, достигнутый Джорджем Баланчиным и Агнес де Милль. Однако диапазон его творческой деятельности оказался значительно шире. Помимо того, что Роббинс известен как неординарный хореограф и режиссёр, он ещё проявил себя в качестве танцовщика, сценариста и композитора, что свидетельствует о его многогранном таланте. Удивительно, но в отличие от многих, ему удалось рано распознать в себе свою сущность, предназначение и творческие способности. Полный амбиций, 16-летний юноша в школьном сочинении, озаглавленном «My selves», в частности, писал: «Говоря об искусстве, я не имею в виду только рисование. Для меня искусство — театр, литература, танец, кустарное ремесло и живопись. Я считаю, что талантлив во всех них. Я сочиняю музыку и играю на фортепиано и скрипке. Меня удостоили наград за проявленные артистические способности, а также в сфере кустарного ремесла. Я пишу стихи и прозу и предпринимаю попытки писать пьесы. Я получил стипендию, учась танцу…, мною сделано много рисунков и иных видов живописи как в школе, так и вне её. Тем не менее, все эти разновидности искусств могут быть выражены в марионетках, в их игре, представлениях, моделировании сцен, костюмов, в написании музыки… Я получаю такое же физическое удовлетворение, творя любые из этих искусств, подобно всем тем, кто ощущает себя хорошо накормленным. Я могу сидеть, созерцая красоту линий часами, запоминая каждый изгиб, каждую дугу. Это и является моей артистической сущностью».

Джером Роббинс родился 11 октября 1918 года в еврейском госпитале Манхэттена (Нью-Йорк). Отец, Натан Рабинович, мать Лена Рипс (Рабинович) — евреи-иммигранты, бежавшие от погромов: один из Рожановки, что в 184 км. от Пинска, другая из Минска. Отец, чтобы соответствовать американским традициям, стал Гарри Роббинсом. С этой же целью он изменил имя сына с Иеремия на Джером, да ещё, из патриотических соображений, прибавил к нему второе имя Вильсон, в честь бывшего тогда президентом США Вудро Вильсона. Начав с работы в гастрономическом магазине, отец вместе с дядей Джерома, уже в Нью-Джерси, открыли компанию по производству корсетов, услугами которой охотно пользовались эстрадные актёры и актрисы. Работала здесь и мать. Их сын посещал детский сад. Занятость бизнесом ограничивала их возможность заниматься воспитанием детей. Однако, трёхлетний мальчик, также как и его старшая сестра Соня, учился играть на фортепиано и скрипке. Обучаясь музыке в столь раннем возрасте, он проявил явные способности в освоении этих инструментов и музыкальной грамоты. Пятилетним, уже учась в Hudson City Academy, он впервые выступил в концерте, организованном в этой частной школе, играя соло на фортепиано. А через год, после его очередного выступления, в местной газете написали, что маленький Джерри, с трёхлетнего возраста сочиняющий музыку и играющий на пианино, выступил  с собственными сочинениями: «Индейский танец» и «Русская песня». Однако не только музыка представляла для него интерес. Его детские годы, помимо занятий в школе и музыкального образования, были насыщены участием в многочисленных театральных представлениях. Он сочинял стихи. Одно из его стихотворений, написанных в восьмилетнем возрасте, учительница направила в газету и оно было опубликовано. Много времени мальчик  проводил на репетициях и выступлениях своей сестры Сони. Младший брат знал о её успехах, которые сопровождали с малых лет способную танцовщицу, его впечатляло её участие в группе, возглавляемой Айседорой Дункан. Так что можно не сомневаться, пример сестры серьёзно повлиял на дальнейший выбор профессии. Его природные данные обогатились способностью тонко воспринимать окружающий мир и природу, чему немало способствовала мать, являвшаяся, по воспоминаниям V.Z.Balash, женщиной «яркой…, невероятной…, сходной по чертам характера с Элеонорой Рузвельт». Годы спустя, Роббинс  писал о ней: «Mother Knows Best, set me up for extraordinary standarts… I felt she was perfect…» Как это часто бывает, между матерью и сыном возникали конфликтные ситуации. Однако Джерри предпочитал извиняться за своё поведение перед матерью, не забывая при этом говорить о его любви к ней и отношении как к другу. Нельзя не подчеркнуть, что развитию данных ему от природы артистических способностей, безусловно способствовала также театральная атмосфера, царившая в их семье. При этом, было бы опрометчиво утверждать, что Джерри затрачивал всё своё время на учёбу, музыку, театральные представления, танцы… Он проводил свой досуг так же, как и другие дети в его окружении. Иудаизм как религия минула его стороной, поскольку в доме не придерживались строгих ортодоксальных традиций. В основном ограничивались проведением седера и ритуалов праздничных дней. В памяти Джерри остались еврейский фольклор, песни, шутки… и, конечно же, воспоминания, связанные с пребыванием (в шестилетнем возрасте, 1924 год) в Рожановке, где он общался со своим дедушкой, говорил с ним на идиш, слушал еврейские песни в его исполнении… Он помнил атмосферу быта в этом еврейском местечке, оставшиеся в его подсознании ощущения особого цвета и мерцающих огней. О своём отношении к религии впоследствии он говорил: «Мое ощущение еврейства… находится глубоко внутри моей души…». С этим ощущением принадлежности к своему народу Джером Роббинс прожил всю свою жизнь. Подтверждением этому является, например, созданный им мюзикл «Скрипач на крыше». До конца своей жизни он сожалел о вынужденном, под влиянием антисемитизма, внешнем отходе от еврейства, а также о своём гомосексуализме, разоблачения которого он боялся, как огня, и из-за чего повёл себя недостойным образом в комиссии по расследованию антиамериканской деятельности (Роббинс с 1943-го по 1947 год состоял в коммунистической партии США). В своём дневнике он писал: «Я боялся, что откроется мой гомосексуализм… Я испытывал приступы леденящего ужаса, представляя себе, что моя работа, которая есть моя судьба и жизнь, будет отнята у меня».

Родная сестра Джерри, Соня, была абсолютно уверена в способности брата проявить себя во всех видах искусства. Однако в жизни всех людей, в том числе гениальных и талантливых, наступает момент выбора основного вида деятельности, попросту говоря, профессии. Приняв решение оставить университет (одной из причин для этого оказалась его плохая успеваемость), Джерри намеревался стать материально независимым от семьи. Его желания заняться журналистикой, а также тем, что ему особенно нравилось в детстве, «искусством кукол», остались не реализованными. Он склонился в пользу танца благодаря стечению обстоятельств. Роббинс начал танцевать ещё во время учёбы в средней школе. Немалую роль в приобщении его к танцам сыграла сестра. Это она обратилась к отцу с тем, чтобы родители разрешили Джерри всерьёз заняться этим видом искусства. Незадолго до этого брат был впечатлён её недавним выступлением в танце, поставленном Г.Сандором, также как и его версией «Петрушки» (хореография М.Фокина 1911 года для «Русского балета» С.Дягилева). Всё это привело к встрече восемнадцатилетнего юноши с Сандором. Роббинс, несмотря на свой малый рост, сумел блестяще выполнить все задания экзаменатора и этим покорил его. Первый год, проведенный Роббинсом в Dance Center, оказался  насыщенным плодотворными занятиями и работой в качестве помощника преподавателя. В 1937 году состоялся его дебют на театральной сцене Dance Center. Впрочем, и в этом году, как и в следующем, он выступал соответственно как Робин Джеральд, Джеральд Робинс… (афишировать еврейскую фамилию в те времена было не принято). Получение ролей не ослабило, а усилило его стремление к совершенствованию своего мастерства. Он продолжал интенсивно учиться. Многому научившись у Сандора и его подопечных, под руководством Х.Виола, Э.Долгановой, Э.Тюдора, Ю.Лоринга, Э.Нимуры, Б.Шоенберг… Джерри продолжал изучать балет, наряду с современным, осваивать испанский танец, принятую у азиатских народов манеру движения руками, танцевальную композицию… В течение последующих нескольких лет приобретенное им мастерство позволяет Джерри расширить своё амплуа, принимать участие в представлениях разных театров, в том числе и на Бродвее, привлекая внимание своей оригинальной пластикой. К этому времени относятся  его первые шаги в хореографии и знакомство с М.Фокиным, завершившимся участием Роббинса в поставленных этим знаменитым хореографом балетах. Роль Петрушки (в одноименном балете И.Стравинского), исполненная им в 1942 году, оказалась из всех наиболее удачной, запоминающейся, сделавшая его более известным в театральных и общественных кругах. Однако настоящего успеха он добился после того, как из нескольких предложенных им проектов, был осуществлен его первый одноактный балет: «Матросы на берегу» (1944). Реакция продюсеров была беспрецедентной: молодой хореограф получил предложение сразу же от 12 из них ставить балеты в их шоу. Карьера Джерома Роббинса пошла в гору. Мюзиклы у энергичного автора-новатора пошли один за другим. Отличительной чертой его хореографии было умелое смешение жанров эстрады, театра и балета. Впоследствии его друг, знаменитый хореограф Джордж Баланчин, говорил о своём ученике, что ему «удалось посредством движения выразить подлинно американский дух».

На протяжении его творческой деятельности, как пишет Д.Трусиновская, ссылаясь на Аманду Вэйл, «У Роббинса были две великолепные карьеры, каждой из которых было бы достаточно для одного человека. Одна — в музыкальном театре Бродвея, другая — в балете. Балетный танцовщик, он привнёс в мюзиклы соответствие танцев сюжету»….

Прислушиваясь к мнению критиков, отметим лучшие из его многочисленных работ. Это «Гости» (1949), «Послеполуденный отдых фавна» (1953), «Концерт» (1956), «Нью-Йорк экспорт опус джаз» (1959), «Свадебка» (1965), «Танцы на вечеринке» (1969), «Гольдбергские вариации» (1974), «Разбитое стекло» (1986)… И, конечно же, вне всякой конкуренции находятся «Веcтсайдская история» (1957) и «Скрипач на крыше» (1964). Многие работы Роббинса стали известны за рубежом. Однако, как мюзиклы, так и кинофильмы «Вестсайдская история» и «Скрипач на крыше» из всех его работ привлекли внимание массового зрителя и критиков США и в разных странах больше всего. Так, рекорд продолжительности показа  «Скрипача на крыше» не побит до сего времени. Оба мюзикла и оба фильма наиболее часто демонстрируются на экранах кинотеатров и телевизоров. Любопытно, что Михаил Барышников, будучи под огромным впечатлением хореографии Джерома Роббинса, ввёл в свой репертуар его «Послеполуденный отдых фавна». Восхищение М.Барышникова его кумиром продолжалось и тогда, когда талантливый танцовщик оказался в Америке. Они не только общались. Джером Роббинс, например, поставил для М.Барышникова и Н.Макаровой «Другие танцы». Его совместная работа со знаменитым хореографом Джорджем  Баланчиным  увенчалась созданием двух балетов. Важной вехой на его творческом пути оказалось сотрудничество с блестящим композитором Леонардом Бернстайном. Он был чрезвычайно требователен к себе и эти же требования переносил на коллег по работе, танцовщиков, всех тех, кто участвовал в процессе создания того или иного произведения на сцене или в кино. Жёсткое, порой грубое, обращение с ними многих раздражало. Диапазон негативных чувств был настолько широк, что у некоторых его поведение вызывало чувство негодования и даже ненависти. Однако подобного рода отношение не распространялось на его талант режиссёра, хореографа, сценариста и танцовщика. Всё понимали, что они являются современниками  незаурядного, талантливого человека, посвятившего свою жизнь искусству танца и достигшего в этой области феноменальных успехов. Его творческая деятельность была оценена по заслугам. Среди множества наград, которыми он удостоен имеются: пять премий  «Тони», две Американской киноакадемии «Оскар», «Золотой Глобус», премия Кеннеди-центра (за «выдающиеся достижения в искусстве»), Национальная Медаль за вклад в искусство, французский орден Почётного легиона… Он трижды удостоен звания почётного доктора и почётного члена Американской Академии  Искусств и Науки. В 1989 году Джером Роббинс был представлен в Музее танца Вандербилтов.

Память о нём увековечена не только богатым творческим наследием. В Нью-Йорке его именем названа улица, учреждена премия Джерома Роббинса… Как это часто бывает с талантливыми людьми их слава не только не угасает после смерти, но возрастает. Так случилось и с Джеромом Роббинсом. В США, а также во многих странах мира , отдавая должное великому мастеру, ставят многие произведения в его хореографии. В 2008 году  режиссёром  Винсентом Батасоном создан спектакль «Посвящение Джерому Роббинсу»… Всё это является свидетельством тому, что его имя останется в истории культуры и искусства навечно.

С 1990 года его преследовала череда болезней: падение с велосипеда, в результате которого он получил травму головы с потерей сознания, операция на сердце, развитие паркинсонизма, нарастающая глухота, инсульт, в результате которого последовал смертельный исход 29 июля 1998 года. Он был кремирован, а его прах был развеян над Атлантическим океаном.

 

Виталий Ронин

.
.
.

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.