Достижение цели

Уроки операции “Щит и стрела”

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Photo copyright: Canva.com

Стартовав чуть позднее 02:00 утра 09 мая, операция “Щит и стрела” завершилась 13-го в 22:00, хотя отдельные нарушения прекращения огня продолжились. Активные действия террористов в эти дни не носили непрерывный характер. Так, сразу после первого удара ЦАХАЛа “Исламский джихад” взял паузу продолжительностью в 36 часов.

Помимо ИД в боевых действиях участвовали такие небольшие организации, как левацкий “Народный фронт освобождения Палестины” (НФОП) и “Батальоны моджахедов” — исламистская группа, отколовшаяся от ФАТХа и в значительной степени финансируемая ХАМАСом.

Всего по Израилю было выпущено 1468 ракет и минометных мин. 1139 из них пересекли забор, отделяющий Газу от нашей территории, 290 упали в секторе, 39 рухнули в море. Значительная часть ракет не представляла угрозы – их падение прогнозировалось на открытой местности. Из представлявших опасность ракет 437 перехвачены “Железным куполом”, две — более дальнобойным комплексом “Праща Давида” (одна из этих тяжелых ракет шла на Тель-Авив, вторая на пригороды Иерусалима). По предварительным оценкам, эффективность “Железного купола” превысила 95%, и это очень высокий показатель. Вместе с тем, данная операция в очередной раз доказала, что при большом количестве запусков полностью герметичного ПРО быть не может, в том числе из-за человеческого фактора и технических сбоев. Именно последний привел к попаданию тяжелой ракеты (по первичным данным Командования тылом она имела дальность 70 км и несла 20 кг взрывчатого вещества в боевой части) в четырехэтажный жилой дом в Реховоте. В результате погибла 80-летняя Инга Абрамян, которая не находилась в защищенном помещении, и несколько человек получили ранения.

Еще одной жертвой обстрелов стал житель Газы Абдалла Абу-Габа, который имел разрешение на работу в Израиле и не смог вернуться в сектор из-за начавшихся боевых действий. Во время обстрела он вместе с еще двумя рабочими из Газы находился на стройке вблизи одного из населенных пунктов неподалеку от сектора. Так как это открытая местность, ее не прикрывал “Железный купол”, да и сигнал тревоги слышен, видимо, не был. Оба соплеменника Абу-Габы были ранены. По израильским законам погибший считается жертвой террора, поэтому его семья в Газе получит всю полагающуюся в этих случаях весьма значительную компенсацию.

Согласно данным ЦАХАЛа, в ходе операции было атаковано 278 целей (422 объекта). На них 160 были поражены 120 боевыми самолетами, сбросившими 390 бомб (все или почти все — высокоточные). Еще 115 целей на счету ударных БПЛА, 10 уничтожили вертолеты, одна цель атакована ВМФ. Наконец, в операции “Щит и стрела” приняли участие сухопутные войска — в первую очередь Центр огневого поражения территориальной дивизии “Газа”, осуществлявший целеуказание и координацию воздушных и наземных средств. Сухопутчики были призваны главным образом нейтрализовать минометный огонь и ведущуюся террористами стрельбу из засады переносными противотанковыми ракетными комплексами (ПТРК). По сведениям армии, интенсивность минометного огня удалось снизить на 50% и предотвратить восемь обстрелов из ПТРК. Последние представляют собой серьезную угрозу, так как использование управляемых ракет эффективно в зоне прямой видимости на дальностях до 5,5 км в случае применения ПТРК “Корнет” российского производства, в свое время контрабандой поставленных в Газу при посредничестве Ирана и “Хизбаллы”. Как минимум, в одном случае ПТРК все же был использован, но обошлось без потерь, лишь небольшим пожаром на открытой местности.

Согласно данным минздрава ПА и социальных сетей, в Газе погибли 33 человека. “Исламский джихад” признал гибель 11 своих боевиков – шести командиров высшего звена, одного командира среднего или младшего звена и четырех рядовых. Тем не менее, еще двое убитых были похоронены с флагами организации (оба были ликвидированы на конспиративной квартире вместе с Али Хасаном Рали — командиром “ракетных войск” ИД). Следующие пять убитых террористов — боевики НФОП, а двое, включая командира нижнего звена, — из “Батальонов моджахедов”. Итого – ровно два десятка. Один из двух других погибших от упавшей в секторе ракеты ИД был членом ФАТХа и в боевых действиях не участвовал. Наконец, обладатель российского гражданства — врач Джамаль Абу-Хасван был известным сторонником ХАМАСа, и его хоронили под флагом данной организации. Всего три человека из 13 непричастных стали жертвами ракет боевиков, остальные погибли в результате израильского удара в первые минуты операции, когда были уничтожены три высокопоставленных командира ИД.

“Щит и стрела” изначально планировалась как операция против “Исламского джихада”, хотя в Иерусалиме вполне допускали вмешательство ХАМАСа и эксцессы на севере страны. Факт, что ХАМАС, несмотря на воинственные заявления в начале операции и жертвы среди мирных жителей в Газе, так и не подключился к боевым действиям и, по сведениям ЦАХАЛа, не оказывал ИД почти никакой реальной помощи, весьма показателен. Обладая властью в Газе, организация несет ответственность и за гражданскую жизнь в секторе. И данный фактор явно сыграл роль при принятии ее руководством решения сохранять нейтралитет. Исламисты сочли, что овчинка, то есть собственные потери и серьезные проблемы для жителей Газы, не стоит выделки — солидарных действий с ИД. Даже притом, что за подобное воздержание ХАМАСу пришлось заплатить немалую репутационную цену на части “палестинской улицы”.

Цели, поставленные израильским руководством ЦАХАЛу и ШАБАКу, были примерно идентичны тем, что в 2019-м (операция “Черный пояс”) и в 2022 (“Рассвет”) годах: нанесение ИД максимального ущерба с целью на время утихомирить эту радикальную, финансируемую почти исключительно Ираном организацию, а также преподать наглядный урок другим региональным противникам. Среди таковых, относящихся к крупным, “Исламский джихад” — самый слабый, посильнее будут ХАМАС, “Хизбалла” (при определенной поддержке режима Асада и проиранских милиций в Сирии и Ираке) и, разумеется, Иран. ИД же, будучи самым слабым, традиционно наиболее нагл, поэтому его выбор в качестве объекта удара напрашивался. В последнее недели исламисты не раз перегибали палку, нарушая все неписаные правила игры, а чаша терпения в Иерусалиме переполнилась после массированных ракетных обстрелов 2 и 3 мая.

По определению важнейшим фактором успеха почти любой операции в Газе, которая заканчивается без сухопутной составляющей, является способность ЦАХАЛа и ШАБАКа ликвидировать максимальное количество высокопоставленных функционеров и командиров террористических организаций. И здесь очень важна тактическая внезапность – нанесение выверенного первого удара, когда бдительность боевиков не на высоте. Ныне, как в 2019 и 2022 годах, в “Исламском джихаде” неверно оценили израильские намерения, и наш успех в первые минуты “Щита и стрелы” оказался полным. Как всегда в таких случаях, попутно уничтожаются и разведанные места хранения оружия и боеприпасов, а также средства их производства. Неудивительно, что с военной точки зрения задачи операции были выполнены практически сразу, ведь оставшийся банк целей имел уже второстепенное значение. То есть с точки зрения Иерусалима, о прекращении огня можно было договариваться практически сразу. Однако было понятно, что террористы попытаются отыграться, и тогда открываются дополнительные возможности выявления новых целей, одушевленных и материальных.

Надо отметить, что на этот раз ЦАХАЛ и ШАБАК преуспели больше, чем в двух предыдущих операциях против ИД: поочередно были уничтожены еще три высокопоставленных члена организации: упомянутый выше командир ракетчиков, его заместитель и террорист, фактически ставший №1 в боевом крыле ИД в Газе сразу после стартового уничтожения “большой тройки”. С оперативной точки зрения ликвидация таких фигур именно во время боевых действий, да еще в столь короткие сроки –  особенно значимый успех. Но, как известно, свято место пусто не бывает, места ликвидированных сразу кто-то занимает, и этот кто-то сразу или со временем зачастую оказывается опаснее предшественника. Тем не менее, уничтожение членов руководства террористов имеет огромное значение. Во-первых, именно они принимают решения, и высокий риск быть уничтоженным оказывает на это влияние. Во-вторых, им приходится тратить время и ресурсы на обеспечение собственной безопасности, что отвлекает от “основной работы”. Нельзя забывать и о медийном факторе: гибель лидеров — это, как правило, удар по морали их сторонников. Ну и, наконец, это важнейший наглядный пример другим противникам Израиля, то есть тот самый фактор устрашения, а также расплата за совершенные преступления.

Еще один аспект операции — удар по военному потенциалу “Исламского джихада”. Сценарий без сухопутной составляющей по техническим причинам априори не предусматривает причинения противнику по-настоящему серьезного ущерба в живой силе. Что же до потерь материальных, то здесь все относительно. Несмотря на высочайшие разведывательные и огневые возможности Израиля, террористы – будь то ХАМАС или ИД, за многие годы адаптировались к ситуации. Их склады и производства минимизированы по масштабам, разбросаны по сектору, скрыты и защищены гражданскими объектами. Все это не позволяет полностью уничтожить военный потенциал организаций, максимум — весьма существенно его проредить. А схема запуска ракет налажена так, что предотвратить их дистанционными ударами с воздуха, моря и земли можно только частично, реально лишь несколько снизить интенсивность. Что ЦАХАЛ с определенным успехом и делал на протяжении “Щита и стрелы”.

Проблему ракетных обстрелов и военного потенциала террористов Газы в целом могла бы решить масштабная сухопутная операция с полной оккупацией сектора, да и то на время пребывания там наших войск. Но такой сценарий несет в себе ряд иных серьезных проблем военного, политического и экономического характера, что, собственно, и заставляет правительства Израиля на протяжении многих лет воздерживаться от такого шага. В ходе операции “Рассвет” в 2022 году и нынешней “Щит и стрела” ракетный потенциал “Исламского джихада” несколько пострадал, но продолжает оставаться значительным. Еще по ходу “Щита и стрелы” глава Штаба национальной безопасности Цахи Анегби озвучил следующие цифры: у ИД в наличии 6 тысяч ракет, среди них небольшое количество достигающих Гуш-Дана и Иерусалима, а у ХАМАСа — в четыре раза больше.

Соглашение о прекращении огня было достигнуто при посредничестве Египта и фактически подтверждает неофициально действовавшее в обычное время “уравнение”: террористы не обстреливают Израиль ракетами, а Израиль не осуществляет точечных ликвидаций в Газе. Операций в Иудее и Самарии эти ограничения не касаются.

“Исламский джихад” по традиции объявил происшедшее своей победой, делая ударение на том, что в течение пяти дней израильтяне были вынуждены сидеть в убежищах, а ПРО в некоторых случаях не справлялась с ракетами, среди которых имелись и особенно тяжелые с большим зарядом взрывчатки (например, “Бадер-3” местного производства по иранским технологиям).

Урок, преподнесенный Израилем остальным региональным игрокам, был достаточно впечатляющим: здесь и собственно решимость пойти, если надо, на эскалацию, и, конечно же, оперативные и разведывательные возможности. Как долго этот урок будет их сдерживать, покажет время. Если судить по предыдущему опыту, то столь радикальная организация, как ИД, даже понеся существенные потери, надолго не успокоится. Первым тестом стал 19 мая — День Иерусалима. Как мы видим, несмотря на отдельные вылазки, изрядно побитые джихадисты не решились искушать судьбу.

Источник 

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.

    2.2 6 голоса
    Рейтинг статьи
    1 Комментарий
    Старые
    Новые Популярные
    Межтекстовые Отзывы
    Посмотреть все комментарии
    Mikhail Utin
    Mikhail Utin
    3 месяцев назад

    несколько дохлых террористов стоило где-то 500 миллионов доларов. Результат такого подхода – оживление Ирана на арене Ближнего Востока. США – играет вту же игру. Независимо кто первый и лидируещий, оба окажутся в проигрыше. Иран создаст ядерные боеголовки в дополнение к имеющимся ракетам. И что будет делать Израиль при описанном в статье подходе? Демократы с радостью разведут руками – ну вот так вот вышло! И все. Вы готовы братья-евреи к еще одному исходу? Или будем бомбить Иран ядерными бомбами? А не проще ли сравнять Газу с уровнем окружающей пустыни и открыть коридор к арабским братьям?