Дональд Трамп и мифотворцы

Последние 40 с лишним лет две концепции определяли политику США на Ближнем Востоке. Обе были изобретены администрацией Картера. Одна относится к Ирану. Другая – к Израилю.

Photo copyright: Gage Skidmore CC BY-SA 2.0. Photo copyright: khamenei.ir CC BY 4.0

Эти концепции отвергают реальность как основу для принятия внешнеполитических решений в пользу заблуждений. Президент Дональд Трамп отмел и дезавуировал обе. Его противники вне себя от возмущения.

Что касается Ирана, то, как объяснил на этой неделе журналист Ли Смит в интернет-журнале Tablet, когда иранские «студенты» захватили посольство США в Тегеране в ноябре 1979-го года и взяли в заложники 52 американца на 444 дня, они поставили перед администрацией Картера дилемму. Если бы президент Джимми Картер признал, что «студенты» были не студентами, а боевиками иранского диктатора аятоллы Хомейни, США вынуждены были бы дать отпор. А Картер и его советники не хотели это делать. Поэтому вместо того, чтобы признать правду, Картер принял на веру абсурдную выдумку режима о том, что Хомейни был сторонним наблюдателем, который, как ни старался, не мог заставить группу «студентов» в центре Тегерана освободить заложников.

В основе его решения предпочесть фантазию реальности в отношении Ирана была надежда, что Хомейни и его «студенты» удовлетворятся одним-двумя фунтами американской плоти и не создадут Вашингтону слишком много других проблем. Администрация Картера, как отметил Смит, была так же движима чувством вины. Мировоззрение многих членов администрации формировалось в радикальных университетских городках в 1960-х годах. Они были согласны с иранскими революционерами, которые проклинали американцев как империалистов. Они воспринимали Хомейни и его последователей как «подлинных» представителей третьего мира, несущих возмездие Америке.

Хомейни и его последователи, кричащие «Смерть Америке!», получили сигнал. Они поняли, что Вашингтон дал им зеленый свет для атак американцев в “умеренных” дозах, если можно было, как сказал Смит, «правдоподобно отрицать» причастность. В течение следующих 40 лет Иран продолжал агрессию против Америки. И все президенты после Картера, от Рональда Рейгана до Барака Обамы, не оспаривали решение Картера не привлекать иранский режим к ответственности за акты агрессии и войны, которые он совершал против Америки при помощи посредников.

Во время войны в Ираке в 2003-2011 годах агрессия Ирана достигла новых высот. Иран организовал шиитские ополчения, которые вели боевые действия против войск США в Ираке. Он также поддержал «Аль-Каиду в Ираке», которая формировалась в Иране и использовала Иран в качестве материально-технической базы для своих операций.

Более шести сотен американских военнослужащих были убиты и тысячи ранены в результате нападений с применением изготовленных в Иране самодельных взрывных устройств (IAD). Однако вместо того, чтобы противостоять Ирану в его агрессии и принять меры против него, администрация Буша пыталась заключить сделку с муллами.

При Обаме достижение соглашения с Ираном стало главной целью внешней политики США. Любая другая цель была подчинена горячему желанию Обамы умиротворить Иран за счет Израиля и суннитских арабских союзников США.

Теперь перейдем к президенту Трампу. Решение Трампа убить Касема Сулеймани – который в качестве командира сил “Кудс” Корпуса стражей исламской революции был главой всех региональных и глобальных террористических структур Ирана – разрушило иранскую концепцию администрации Картера.

Сулеймани был убит в Багдаде вместе с Абу Махди аль-Мухандисом, командиром одной из контролируемых Сулеймани группировок боевиков в Ираке. Иракские протестующие, которые с октября прошлого года проводят демострации против контроля Ирана над своим правительством, утверждают, что именно Сулеймани приказал аль-Мухандису убивать демонстрантов. За последние три месяца этими силами в Ираке было убито более 500 человек.

Убив их вместе, американцы разоблачили большую ложь, лежащую в основе 40-летней преднамеренной слепоты американской политики в отношении ответственности Ирана за акты террора и агрессии, которые его марионетки совершали против Америки и ее союзников.

Убив Сулеймани, Трамп дал понять, что карт-бланш на агрессию, который предыдущие шесть президентов предоставляли Тегерану, теперь отменен. Отныне режим будет нести ответственность за свои действия. Теперь политика США в отношении Ирана будет основываться на реальности, а не на фантазиях.

Вторая ложная концепция, которая легла в основу политики США на Ближнем Востоке со времен Картера, заключается в том, что Израиль и так называемая «оккупация» ответственны за отсутствие мира на Ближнем Востоке. Администрация Картера, в значительной степени движимая его враждебностью к еврейскому государству, первой назвала контроль Израиля над Иудеей и Самарией «оккупацией». В меморандуме 1978-го года, написанном Артуром Ханселлом (ошибка, документ написан Гербертом Ханселлом), юрисконсультом Государственного департамента, было определено, что само существование израильских поселений в Иудее и Самарии представляет собой нарушение международного права.

Поскольку меморандум Ханселла базировался на очень специфическом толковании Четвертой Женевской конвенции 1949-го года и не имел оснований в действующем международном праве, администрация Рейгана отказалась его признать. Но это не помешало Рональду Рейгану принять антиизраильскую концепцию Картера. В то время, как Рейган закрывал глаза на ответственность Ирана за террористические атаки, совершенные его доверенными лицами на Соединенные Штаты – включая взрыв в посольстве США в Бейруте в апреле 1983-го года и взрыв в казармах морской пехоты в Бейруте в ноябре 1983-го года – он по существу перенял политику Картера, обвиняюшую Израиль в отсутствии мира на Ближнем Востоке. Рейган назначил старого дипломата Филиппа Хабиба своим специальным посланником по ближневосточному миру. Хабиб составил «мирный план», основанный на понятии “израильской вины”.

Администрации первого Буша, Клинтона, второго Буша и, конечно же, администрация Обамы, все поддерживали линию Картера, обвинявшего Израиль и его контроль над Иудеей и Самарией (а также Иерусалимом, Голанскими высотами, и, до 2005-го года, Газой) за волнения и нестабильность в регионе. Обама, само собой, прошел полный круг. Он принял меморандум Ханселла в качестве официальной политики США и позволил Совету Безопасности ООН принять резолюцию, криминализирующую существование еврейских поселений за пределами линий перемирия 1949-го года.

То, что концепция Картера была очевидно смешной и дестабилизирующей, не произвело впечатление на последующие администрации. Факты агрессии ООП и отказа либо покончить с терроризмом, либо признать право Израиля на существование в любых границах отбрасывались как неактуальная и нежелательная информация.

Огромные уступки Израиля ради мира оказались напрасными и были забыты.

В ноябре прошлого года администрация Трампа покончила с фальшивыми историями об “алчности Израиля”, когда госсекретарь Майк Помпео заявил о том, что администрация отказывается от меморандума Ханселла и заменяет его точной оценкой, основанной на международном праве: израильские поселения в Иудее и Самарии по сути не являются незаконными.

По словам Помпео, «важно, чтобы мы говорили правду, когда у нас есть факты. И это то, что мы сделали».

Для американского внешнеполитического истеблишмента отказ Трампа от продолжения их 40-летнего смешивания практической политики с иллюзиями является непростительным преступлением и угрозой. Мало того, что он совершил преступление, отвергнув их коллективную «мудрость», его политика, основанная на реальности, может сработать. Угроза для них очевидна.

Если основанная на реальности политика Трампа увенчается успехом, он разрушит их внешнеполитическое наследие. Все их претензии на мудрость, поражающие воображение резюме и звания бывших высокопоставленных чиновников потеряют свою привлекательность и рыночную стоимость.

Аристократы внешней политики проигнорировали заявление Помпео об израильских поселениях в Иудее и Самарии, поскольку оно касалось вопроса, который, хоть и критически важен, появляется сегодня в заголовках газет реже, чем при Обаме, за исключением нескольких случаев безоговорочного осуждения Израиля. По их мнению, как только они вернутся к власти и начнут работать с израильским правительством во главе с кем-нибудь, кроме Биньямина Нетаньяху, фальшивая антиизраильская концепция будет возвращена на свое законное место в качестве основы политики США.

С Ираном другая история. За несколько дней до смертельной атаки беспилотника Сулеймани попытался воспроизвести захват «студентами» посольства США в Тегеране в 1979-м году с «протестующими» в Багдаде. Но на этот раз не сработало. И Сулеймани заплатил своей жизнью за провал. Нерешительный и неудачный ракетный удар Ирана по американским войскам в Ираке показал, что иранский режим напуган Трампом и переменой фортуны.

Действия Трампа разоблачают лживость и степень безумия политики его предшественников в отношении Ирана и Израиля. Поскольку политика Обамы была особенно радикальной, разрушительной и оторванной от реальности, Трамп обоснованно выделил ее для особого упрека и осуждения. Среди прочего, Трамп справедливо сказал, что ракеты, выпущенные Ираном по американским войскам в Ираке, были оплачены за счет 150 млрд. долл., разблокированных в результате снятия санкций, и 1.8 млрд. долл. наличными, которые поступили в казну КСИР благодаря ядерному соглашению 2015-го года.

Вместо того, чтобы промолчать, когда их “ключевое достижение” во внешней политике было развенчано как стратегическая катастрофа, чиновники администрации Обамы и их сторонники в Конгрессе и средствах массовой информации впали в более чем публичный приступ ярости. Бен Родс, заместитель советника Обамы по национальной безопасности и главный пропагандист, который продал ядерную сделку легковерным и нетерпеливым СМИ, сказал, что действия Трампа приведут к войне. Спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси заявила, что удар США по Сулеймани был «непропорциональным», намекая на то, что убийство террориста, который только что приказал захватить посольство США, было военным преступлением. Она запланировала сессию Конгресса, чтобы ограничить власть Трампа в противостоянии иранской агрессии и распространению ядерного оружия.

Как по заказу, группа психиатров написала открытое письмо Конгрессу, настаивая на том, что Трамп сошел с ума и должен быть остановлен (та же самая группа написала несколько почти идентичных писем с тех пор, как Трамп вступил в должность).

Чтобы защитить и сохранить свою 40-летнюю политику, основанную на иллюзиях, внутренние враги Трампа фактически поддерживают иранский режим против Соединенных Штатов. Они видят, что у них нет выбора. Это бег наперегонки со временем. Чем успешнее будет реалистичная политика Трампа в отношении Ирана, с одной стороны, и Израиля, с другой, тем сложнее будет внешнеполитическому истеблишменту восстановить свою политику, основанную на иллюзиях, когда он уйдет от власти. Учитывая высокие ставки, мы можем предположить, что попытки истеблишмента обрезать крылья Трампу и очернить его будут усиливаться со временем и по мере роста его успехов.

Мой перевод из Donald Trump and the mythmakers.

Как она Рейгана-то приложила! И на Солнце есть пятна. Хотя ему еще не слишком удачную иммиграционную политику ставят в вину…

Источник

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.