«Депортация – это не ракетостроение»

О ком на деле пекутся германские политики.

Photo copyright: pixabay.com

Газета «Еврейская панорама» рассказывала ранее об очередной попытке ЕС реформировать европейское иммиграционное законодательство. Как и предполагалось, мертворожденная система с трудом поддается реформированию, а потому усилия Брюсселя приходится поддерживать пропагандистской кампанией. В ее рамках еврокомиссар по вопросам иммиграции Ылва Йоханссон в интервью газете Die Welt на вопрос о том, как она относится к критике той части предложенной системы, которая предусматривает ускоренную депортацию подлежащих ей лиц, заявила: «Я не принимаю этот пессимизм… Депортация – это не ракетостроение, здесь успех зависит от того, какие приоритеты действуют в наших дипломатических контактах со странами-партнерами». Свои приоритеты ЕС недавно продемонстрировал, осудив правительство Кипра, договорившееся с властями Ливана о том, что будет отправлять назад прибывающие оттуда суда с «беженцами».

Высказывание еврокомиссара о том, что депортация – это не ракетостроение, напомнило мне мою школьную учительницу географии, которая про свой предмет говорила: «Это вам не математикa, тут думать надо». Тогда это вызывало у нас смех, и, лишь повзрослев, я понял двойной смысл этой фразы. Ленин значительно раньше сформулировал это так: «Если бы аксиомы геометрии Евклида затрагивали чьи-либо интересы, они бы давно уже были опровергнуты».

Депортация нелегальных иммигрантов затрагивает интересы круга людей, который куда шире, чем сообщество этих самых «беженцев», из которых, даже по официальным данным ЕС, две трети не имеют оснований претендовать на убежище. А потому, в отличие от ракетостроения, здесь действуют не объективные законы, а идеология и шкурный интерес.

Сирийский «подарок»

На пике волны суицидального германского гостеприимства в 2015 г. сопредседатель парламентской фракции «зеленых» Катрин Гёринг-Эккарт назвала поток беженцев из Сирии «подарком для Германии». Недавно, отвечая на запрос депутата Бундестага от AfD Штефана Бранднера, правительство ФРГ вынуждено было сделать достоянием гласности весьма неудобную для него статистику.

В прошлом году 37,5% всех подозреваемых в совершении актов насилия составляли иностранцы. Наиболее часто представлены среди них выходцы из Сирии (12,2%). В 2009 г., до того как Германия получила «подарок», этот показатель составлял 0,9%. Самый большой его скачок пришелся как раз на 2015–2016 гг., когда доля сирийцев среди подозреваемых в совершении насильственных преступлений подскочила с 3,6 до 9,8%. Выходцы из Сирии «лидируют» среди обвиняемых в совершении убийств. Впереди всех они и среди подозреваемых в совершении изнасилований: тут показатель после 2015 г. утроился и ныне составляет 12,4%.

На втором месте в антирейтинге – турки, составляющие 12% подозреваемых. Но их, во-первых, в Германии в 4–5 раз больше, чем сирийцев. А во-вторых, в 2009 г. для них этот показатель составлял 34,1%. На третьем месте с показателем 7,5% – афганцы, для которых также основной скачок – с 3 до 6,5% – пришелся на 2015–2016 гг.

Особый аспект «подарка» – резкий рост числа исламистов, в том числе радикальных. По оценкам Федерального ведомства по защите Конституции, их ныне в стране около 28 тыс., причем 2060 из них спецслужбы считают способными совершить теракт. Но поскольку «не пойман – не вор», в тюрьмах находятся лишь около сотни подобных «подарков». Но даже для этой сотни, как показывает приведенный ниже пример, шансы на исправление после освобождения невелики, а вероятность высылки на родину после отсидки практически нулевая.

Террорист примерного поведения

Вечером 4 октября в центре Дрездена неизвестный напал с ножом на двух мужчин. Один из них скончался в больнице от полученных ран, второй выжил. Один из ударов был настолько ожесточенным, что преступник сломал нож, который тут же выбросил. Пользуясь обнаруженными на орудии преступления следами ДНК, полиция через две недели задержала подозреваемого.

Им оказался 20-летний сириец, которого в СМИ называют Абдулла аль-Х.-Х., прибывший в Германию летом 2015 г. Свою «благодарность» стране он показал очень быстро и уже через несколько месяцев был приговорен к трем годам и одному месяцу тюремного заключения за нападение на сотрудника правоохранительных органов и нападение с нанесением телесных повреждений. При вынесении приговора было учтено предшествовавшее этому решение Высшего земельного суда Дрездена, который признал сирийца виновным в вербовке членов для иностранной террористической группы и подготовке «серьезного акта насилия, ставящего под угрозу государство», и приговорил его к двум годам и девяти месяцам лишения свободы.

Трудно сказать, чем объясняется столь смехотворное наказание за столь серьезные преступления – то ли возрастом несовершеннолетнего подсудимого, то ли идеологическими установками германской юстиции, но 29 сентября 2020 г. Абдулла уже был на свободе. Никаких оснований для официального пребывания в Германии у него не было, но депортацию в Сирию здесь считают невозможной, а потому признанный спецслужбами исламист, представляющий собой террористическую угрозу (в чатах он сам себя называл «спящей ячейкой», а на свою интернет-страницу загрузил руководство для смертников-джихадистов), оставался на свободе под формальным надзором властей. Настолько формальным, что между очередными отметками в полиции он и нож сумел купить, и преступление совершить. Да и после убийства как ни в чем не бывало сходил в полицию отметиться. А ведь в тюрьме он не отличался примерным поведением. К тому же незадолго до освобождения, в июле, эксперты предупредили, что риск того, что этот заключенный вновь попытается совершить преступление, велик. А в августе разведка одного из иностранных государств предупредила берлинских коллег о том, что Абдулла аль-Х.-Х. после освобождения планирует теракт, однако в Берлине не сочли нужным передать эту информацию в Дрезден.

Кстати, работник социальной службы, опекавший вышедшего из тюрьмы преступника, вспоминает, как им овладело нехорошее чувство, когда они вместе с Абдуллой проходили мимо дрезденской синагоги и тот поинтересовался, можно ли беспрепятственно попасть внутрь здания. Кто знает, чем бы мог закончиться этот интерес…

Куда проще предсказать итог дискуссии, развернутой политиками после ареста преступника. Наряду с традиционными выражениями сочувствия, призывами усилить бдительность и заявлениями о том, что «им не удастся нас запугать» вновь зазвучали требования пересмотреть запрет на депортацию в Сирию. Водораздел носит политический характер: за высылку правонарушителей выступают ХДС/ХСС, AfD и СвДП, против – СДПГ, «зеленые» и Левая партия. Правда, «выступают» – понятие относительное: на словах выступают, но когда раз в полгода конференция глав земельных МВД принимает решение о продлении моратория на депортацию (в очередной раз это произойдет в декабре), все голосуют «за».

Подобное несоответствие реальных дел красивым словам смущает политиков столь же мало, как и зыбкая фактическая база для их решения. Дело в том, что министры слепо полагаются на оценку МИД ФРГ, а тот не менее слеп, поскольку посольство ФРГ в Сирии давно закрыто и германские дипломаты пользуются заключениями «правозащитных» организаций. Самое время вспомнить об аксиомах геометрии Eвклида и конкретных интересах.

Не дадим убийцу в обиду!

О том, что дело, возможно, не только в ситуации в стране, куда должна быть осуществлена депортация, но и в неверно расставленных политических и нравственных приоритетах, свидетельствует история, обнародованная газетой Die Zeit.

Мохаммед Хайдар Заммар был вербовщиком и своего рода «крестным отцом» пилотов-смертников, совершивших теракт 11 сентября 2001 г. в США. Он один из последних выживших исламистов из окружения лидера этих джихадистов Мухаммеда Атты. В конце 2001 г. ЦРУ похитило его во время поездки в Марокко и доставило в Сирию, где его пытали и допрашивали, прежде чем в бардаке гражданской войны в Сирии он был освобожден. Тут же примкнул к «Исламскому государству», но вскоре вновь попался и ныне находится в курдской тюрьме на севере Сирии.

Спустя 19 лет после терактов в Нью-Йорке правительство США хочет закрыть эту главу и передать Заммара в американский суд. Ему грозит пожизненное заключение. Американские власти запросили согласие правительства ФРГ на то, чтобы Заммару предъявили обвинения в США (он хотя и родился в Сирии, но его семья в 1971 г., когда ему было десять лет, переехала в Гамбург, так что он имеет гражданство ФРГ). При этом американцы готовы дать два обещания, которые, как они знают, важны для немцев: они готовы не требовать для Заммара смертной казни и готовы гарантировать, что он предстанет перед обычным американским судом, а не будет доставлен в Гуантанамо.

По информации Die Zeit, запрос вызвал интенсивные дискуссии в федеральном правительстве: могут ли немцы согласиться на это? имеют они моральное обязательство содействовать в юридическом расследовании терактов или должны сами решать судьбу своих граждан, возможно, даже защищать их?

Такая дискуссия уже однажды возникала – когда в 2005 г. в результате журналистских расследований стало известно о том, что Заммар похищен американцами, доставлен в Сирию, где с ним обращаются достаточно жестко, но, несмотря на это, в допросах участвуют и германские спецслужбы. После этого судьбой гамбургского террориста озаботилась даже специальная комиссия Бундестага, подвергшая правительство резкой критике.

В конце сентября немецкие дипломаты сообщили Госдепу, что Заммар является гражданином ФРГ и что генеральный прокурор выдал ордер на его арест в Германии. А потому правительство ФРГ, к сожалению, не может согласиться с его выдачей в США. Тем самым мавр сделал свое дело: Меркель и Маас отвели от себя критику левых. При этом прекрасно понимая, что их отказ ни к чему не обязывает Вашингтон, тот договорится с курдами и без Берлина.

Михаил Гольдберг
«Еврейская панорама»