Михаил Герштейн | Дебаты

Во вторник вечером состоялись первые и, судя по реакции СМИ, скорее всего последние дебаты между Трампом и Байденом. Почему-то эти дебаты еще до начала назвали историческими, хотя что в них такого исторического, выяснить пока не удалось. Как довольно справедливо сказал Марк Левин, дебаты между Линкольном и Дугласом были гораздо более историческими.

Проводить дебаты комиссия по проведению дебатов поручила Крису Уоллесу (Chris Wallace), широко известному несмотря на то, что он работает на Fox News, своим то ли анти-, то ли невертрампизмом. Как довольно быстро выяснилось, дебаты Крис проводить не умеет, потому что установленный регламент – по две минуты каждому участнику без прерываний на каждую тему – выполнить не удалось. Народ тщательно подсчитал и обнаружил, что Байдена Уоллес прерывал целых пятнадцать раз, а Трампа – всего какие-то семьдесят шесть, в итоге дебаты превратились в трибаты, потому что Трампу приходилось пытаться перекричать не только Байдена, который постоянно что-то бубнил во время его ответов, но и Уоллеса, который не давал Трампу ответить на бесконечные оскорбления и наезды со стороны Байдена.

К большому сожалению многих, Байден заговаривался не так часто, как хотелось, и даже смог достоять до конца дебатов. Он пытался из себя строить “раннего Трампа”, то есть Трампа времен первых праймериз 2016 года, когда Трамп позволял себе некоторые грубости в отношении своих оппонентов, но этот период у Трампа закончился довольно быстро, когда стало понятно, что он получит номинацию. Советники в ухе Байдена не смогли догадаться, что президентские дебаты – немного более серьезное мероприятие, чем базар во время праймериз, поэтому Байден позволил себе несколько раз назвать Трампа “клоуном”, “pacиcтoм” и “лжецом” и несколько раз говорил ему “shut up”, а Крис Уоллес совершенно спокойно на это взирал. Возможно, что идеи обзывать Трампа пришли в голову Байдена без помощи его помощников, но симпатии к этому старому и больному человеку это совершенно не прибавило.

За полтора часа дебатов Байден:

– постоянно отказывался отвечать на вопрос об отмене филибастера и о расширении состава Верховного Суда, хотя Трамп его неоднократно об этом спрашивал, но вмешавшийся Крис закончил мучения Байдена и сказал, что “проехали, надо переходить к следующей теме”;

– рассказал, что в Америке – сто миллионов человек с “preexisting conditions”, удивив с потолка взятой безумной цифрой не только Трампа, но даже и Криса Уоллеса, и все эти сто миллионов человек благодаря Трампу, который пытается пропихнуть своего человека в Верховный Суд и отменить ObamaCare, останутся без медицинской страховки;

– обозвал Трампа Путинским ставленником (Putin’s puppy), почему-то запамятовав, что это он со своей Обамой, Мадам и бывшим директором ФБР Коми, с которым о начале Русской Саги прямо сейчас беседует сенатская комиссия и который внезапно все забыл, собственноручно придумал Русскую Сагу и идея обвинить Майкла Флинна в нарушении давно забытого закона Логана принадлежала именно ему;

– сказал, что “Aнтифa” – это не организация, а идея, и Крис скромно промолчал, после чего в очередной раз потребовал от Трампа, чтобы он отмежевался от бeлыx нaциoнaлиcтoв, и Трамп напомнил Байдену и всем, что он от них отмежевывался уже несколько тысяч раз, и попросил уточнить, от каких именно он должен отмежеваться на этот раз, из чего избирательная кампания Байдена тут же сделала вывод, что Трамп опять не хочет от них отмежевываться;

– не смог назвать ни одну полицейскую организацию, которая бы поддержала его кандидатуру и не смог выдавить из себя слова “Law and Order”;

– сказал, что он не звонил мэрам захваченных несуществующей организацией Aнтифa мятежных городов типа Портленда и Сиэтла, потому что он не был “официальным лицом”;

– обвинил Трампа в том, что тот из-за коронавируса закрыл экономику, хотя экономику закрывали отдельные штаты, а не Трамп, и забыл, что он призывал закрыть ее на гораздо больший срок и заставить всех постоянно носить маски, пытаясь всех убедить, что у него был прекрасный план, чтобы все продолжало работать;

– когда дело, вопреки желанию Криса, у которого этого в повестке дня не было, дошло до сомнительных делишек его сына Хантера и до трех с половиной миллионов долларов, которые ему заплатила Елена Батурина, не моргнув глазом, если можно так сказать, потому что он, в основном, стоял с закрытыми глазами, сказал, что это все уже давно опровергнуто, хотя существует документальное подтверждение этого платежа из минфина, после этого почти что пустил слезу и сказал, что его сын был наркоманом, и им приходилось очень тяжело, но они победили, что тоже является неправдой, потому что Хантера недавно засекли за тем же самым, после чего Байден сказал, что Хантер служил в армии и закончил ее с отличием (“Honorable discharge”), забыв, что его оттуда выгнали за кокаин;

– стал рассказывать, что GND (Green New Deal – это который запрещает пукающих коров) – это прекрасно и он заплатит сам за себя и создаст миллионы, если не миллиарды рабочих мест, но тут неожиданно встрепенулся Крис Уоллес и спросил Байдена, поддерживает ли он Green New Deal, и Байден довольно быстро догадался, что спросили его об этом неспроста и сказал, что никогда в жизни он эту ерунду не поддерживал и поддерживать не будет. Народ что-то заподозрил и пошел на его с Камалой вебсайт, на котором обнаружил, что они поддерживают этот GND всеми своими руками и ногами.

Прерванный семьдесят шесть раз Крисом Уоллесом Трамп пытался вставить свои пять копеек в поток сознания электронного уха Байдена, но ему это так толком и не удалось. После дебатов СМИ почти единогласно отдали победу Байдену, но на всякий случай стали щупать почву насчет того, чтобы немедленно отменить следующие дебаты “за ненадобностью”. Некоторым шоком для СМИ оказалось, что 68 процентов опрошенных после дебатов зрителей испаноязычного новостного канала посчитали, что выиграл Трамп.

Источник