КОРОНА-19

Появилось время. Можно что-то вспомнить. Даже записать при желании и умении. Кому вспомнить нечего, пусть просто наслаждается долгожданным отпуском, чёрт бы его побрал. Большой отпуск, как оказалось, гораздо хуже для здоровья, чем работа. Но я не об этом.

Photo copyright: Marco Verch. CC BY 2.0

Почему-то вспомнилось послевоенное время. Все голодные, грязные. Одна шмотка на все случаи: футбол, школа, девочки, первомайский салют нашим мудрым вождям за счастливое детство. Баня раз в неделю. У многих отцы погибли во имя этой счастливой жизни. Мы действительно были счастливы.

С пацанами иногда ходили в гости к девочкам. Любезные мамы предлагали что-нибудь пожевать. Они мечтали о счастье для своих любимых дочурок. Мы были ещё то счастье. Ели где могли и что попало. Не пренебрегали ни чем. Не поправлялись, конечно. Мы росли.

Помню дедушку у одной рыжеволосой девочки. Маленький, с тремя рыжими волосинками на макушке, не выговаривающий «р» от рождения и остальные буквы из-за какой-то самодельной вставной челюсти. Он встречал нас любезно и почти всегда повторял одну и ту же фразу, потому и запомнилась: «Когда я бил молодой, я бил високий, кгасивый и чегнявый».

Сегодня, глядя на своё отражение в зеркале, пытаюсь представить себя в том детском возрасте. На чудом сохранившихся снимках себя не узнаю: не «кгасивый и не чернявый» – это видно сразу. Сейчас я намного лучше и мне иногда кажется, что хорошею. Надо лишь чуть поработать над собой. Уменьшить талию (в простонародьи – брюхо), выправить осанку, вставить в речевой аппарат невыпадающую челюсть, Поработать над оптимизмом на будущее во взгляде на прошлое и над произношением, испорченным нецензурным настоящим. Научиться не шепелявить и ясно выражать мысли, если вдруг посетят. Не переставать думать вообще и о себе хорошо – в частности. Не просто сидеть дома, а работать.

Сидеть – неправильное слово. Ходить! Вдоль, поперёк, круговым маршрутом, минуя холодильник. Формировать тело – отжиматься от пола, от стола, от дивана, от собственного отражения. ­­Вовремя посещать туалет, чтобы не пукать прилюдно. Вирус поможет не отвлекаться на внешние раздражители, мешающие выполнению поставленной цели.

Потом, когда кончится это безобразие, выйти в люди, желательно без дополнительных средств передвижения. С табличкой на груди для узнаваемости и освежения в памяти своего имени. И все ахнут! Помолодел, скажут, выглядишь на все сто!

Всё было бы хорошо, если бы не холодильник.

Яков Ратманский