Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Общество | Максим Кантор | Чернобыль

Максим Кантор | Чернобыль

Сериал не смотрел. Пишу про феномен Чернобыля. 

Photo copyright: pxhere.com

Важно то, что катастрофу – практически планетарного масштаба – замолчали. Это не гибель подлодки Курск. Взрыв ядерного реактора. В миллион раз больше Хиросимы. Миллион Хиросим. Но молчали.

Не понимали ужаса не только в первые три дня, но в первые месяцы.

Не понимали не только советские граждане – никто не понимал.

Мой приятель тех лет, Марио Дедерихс, корреспондент Штерна в Москве, через полгода после взрыва поехал на место аварии вместе с дочерью. Оба в скорости умерли.

Но все молчали.

В тот год я написал картину, назвал “Чернобыль”.

Это большой рельеф: изображены человеческие фигуры – почти разрушенные, но еще стоящие.

Для меня Чернобыль стал символом тотального унижения человека.

Выставил картину на подпольной выставке.

Пришла пестрая интеллигентная толпа.

Картина подверглось принципиальной критике фрондирующей художественной интеллигенции – Леонида Бажанова, Иосифа Бакштейна и прочих ярких бабочек.

Мне упрекали в том, что я пишу на социальные темы – в то время как искусство должно выражать свободу и игру.

В среде интеллигенции тех лет сопереживать общей беде было не принято.

Поразительно было то, что Чернобыль стал поводом упрекать Советскую власть – и не больше. Не больше.

А это миллион Хиросим!

Не до власти – люди гибнут.

Но говорить про людей было не принято.

Не принято и сейчас.

Источник: Facebook

Подпишитесь на нашу email-рассылку

В понедельник, среду и пятницу мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта:

Яндекс.Метрика