Бeлый иммигрант узнает о pacовых отношениях

Америка всегда была для меня “сияющим городом на холме”. Еще с тех пор, как я был маленьким мальчиком, выросшим в испанском регионе Страна Басков, Америка представляла для меня то, что я ценю: свободу, верховенство закона, возможности, лучшее будущее. Я связывал все хорошее не только с физическим пространством, которое мы называем Соединенными Штатами Америки, но и с идеей Америки.

Photo copyright: Anthony Crider, CC BY 2.0

Моя давняя мечта поехать в США стала наконец вдохновляющей реальностью в конце 90-х годов. Я подал документы и был принят в аспирантуру крупного университета на Юго-Западе. До этого момента я мало общался с небeлыми, но все изменилось за годы, когда я paботал над докторской диссертацией. Соединенные Штаты всегда были поистине многокультурным обществом, а в новом столетии это проявлялось еще сильнее.

Я хорошо помню утро 11 сентября 2001 года. Всю нацию охватил ужас из-за людей, которые ненавидели те самые ценности и принципы, которые я так любил и с которыми себя отождествлял. Хотя я не был гражданином США, я чувствовал, что эти атаки были направлены против самой идеи Америки. Мне было больно. Несколько лет спустя, 11 марта 2004 года, исламские террористы заложили бомбы в Испании, в пригородные поезда в Мадрида, в результате чего почти двести человек погибли и гораздо больше получили ранения. Это был самый ужасный террористический акт, от которого когда-либо пострадала моя родная страна. Казалось, что ислам ведет войну с Западом и его ценностями по всему миру.

После окончания аспирантуры я начал преподавать в университетах США. Будучи профессором, я стал замечать закономерности в поведении чepнокожих: чувство, что все им должны, отсутствие дисциплины, негативное мироощущение, неуважительность и агрессивное поведение. И чем больше в колледже было чepных студентов, тем хуже было их поведение. Я всегда неохотно делился этими наблюдениями с моими коллегами, опасаясь, что меня назовут pacистом.

В конце концов случилось неизбежное. Чepная студентка подала на меня жалобу, обвинив меня в pacизме. Руководитель программы позитивных действий моего университета спросил меня, не являюсь ли я pacистом. Я ответил, что не люблю придурков, и что та студентка – просто придурочная, оказавшаяся чepной. Примечательно, что когда чepные относятся к вам с неуважением или презрением, они очень злятся, если вы отвечаете тем же. У меня так было в случае с инфантильным, авторитарным и нарциссическим поведением, которое она демонстрировала, и я ясно дал понять это перед всей группой. Один бeлый студент впоследствии поблагодарил меня за то, что я высказался и положил конец такому неуважительному поведению. После долгого бюрократического разбирательства администрация сочла меня невиновным в каких-либо нарушениях. Что произошло почти полностью благодаря свидетельствам двух студентов, которые меня защищали. Это был счастливый исход, но я знал, что подобные обвинения выдвигаются все чаще, и что я, вероятно, столкнусь с другими в свое время. У большинства чepнокожих есть проблема с чувством, что все им должны. Они знают, что могут вести себя как хотят, потому что они чepные, и если вы призовете их к ответу, они могут обвинить вас в pacизме.

По мере того, как я становился все более осведомленным в pacовых отношениях, высшее образование становилось все более «пробужденным», что требовало семинаров и тренингов по вопросам разнообразия. Я посетил один из таких мультикультурных семинаров, и это было настоящим упражнением в избиении бeлых мужчин. Смысл состоял в том, что небeлые недопредставлены в академических кругах, и что эту недопредставленность необходимо исправить. Послание «бeлых мужчин не берем» ясно показало мне, что я стал свидетелем демонизации целой группы людей в учреждении, финансируемом за счет налогов.

За последние четыре года я разобрался для себя в реальных проблемах, связанных с pacой в Америке. Можно сказать, что я пережил пробуждение. Преобладающий миф о том, что чepные постоянно подвергаются преследованию – это всего лишь миф. Между тем, ведущие средства массовой информации и вся система образования обвиняют бeлых практически во всех проблемах общества. Утверждение, что Америка является дьявольским обществом pacистов и сторонников превосходства бeлой pacы – ложь.

В 2014-м году я стал гражданином США. Я горжусь этим, но не могу отрицать, что «сияющий город на холме» тускнеет. Американская мечта в большой беде. Демонизация целой группы людей все больше укореняется в том месте, которое я когда-то любил, но теперь не узнаю. В 2019-м году, когда мне надоело бороться с ненавистью чepных и абсолютной лживостью так называемых «либералов», я вернулся в Испанию. Я чувствую ту же боль, что чувствовал, когда террористы напали на Соединенные Штаты 11 сентября 2001 года. То же отвращение, то же возмущение, та же печаль. Америка подвергается нападению изнутри со стороны таких групп, как Антифа и Black Lives Matter, и таких злобных, ядовитых идеологий, как критическая pacовая теория, которые стремятся «разоблачить» и разрушить те самые ценности, которые сделали Америку уникальной и исключительной. Те самые ценности и принципы, которые заставили меня полюбить Америку. Я надеюсь, что «сияющий город на холме» засияет снова. Хочется верить, что лучшие дни Америки еще впереди. Мне очень этого хочется.

Мой перевод из A Whitе Immigrant Learns About Rасe.

Этот pacсказ – один из большой серии, где самые разные люди делятся своим личным опытом в pacовом вопросе.

Игорь Питерский
Источник