Биткоин в Сальвадоре

На прошлой неделе президент Сальвадора Наиб Букеле потряс биткоиновую общественность, когда объявил, что сделает биткоин законным платежным средством в своей стране. После этого поднялась невероятная шумиха и держатели биткоинов сильно возбудились. Звучали и более разумные голоса, например, от Кейтлин Лонг в Твиттере и Питера Сент-Онджа, но в целом складывалось впечатление, что мы находимся на пороге прекрасного нового мира биткоинизации.

Что ж, теперь у нас есть конкретный закон, и мы можем точно увидеть, что означает биткоинизация по-сальвадорски. Говоря словами Горация: “Partunient nascetur ridiculus mus”. Горы трудятся — и родят нелепую мышь! Давайте изучим закон и его последствия.

Законное средство платежа. И что?

На переднем плане и в центре находится статус законного средства платежа для биткоинов. В биткоинах могут уплачиваться не только налоги (статья 4 Ley Bitcoin [закона о биткоинах]), но и каждый экономический агент должен принимать биткоины в качестве оплаты товаров и услуг (статья 7), кроме того, все предыдущие обязательства, выраженные в долларах США, могут быть оплачены в биткоинах (статья 13). Это массовое нарушение прав собственности и свободы договора, и любой принципиальный либертарианец или сторонник свободного рынка должен выступать против этого только на этих основаниях. Неужели биткоин настолько плохая валюта, что ее нужно навязывать под прицелом правительства?

Однако дьявол, как всегда, кроется в деталях. Здесь следует обратить внимание на конец статьи 1: “То, что упомянуто в предыдущем абзаце [в соответствии со статусом законного средства платежа для биткоина], не препятствует применению Закона о валютной интеграции”. Для тех, кто не знаком с денежно-кредитным регулированием Сальвадора, Закон о валютной интеграции — это закон, который придает статус законного платежного средства доллару США. Итак, сейчас (или через три месяца, когда закон о биткоинах вступит в силу) и доллары США, и биткоины будут являться законным платежным средством в Сальвадоре. Ну и что?

На этом этапе нам нужно заново познакомиться с одним из старейших открытий в экономике: законом Грешема. Как часто говорят, этот закон гласит, что “плохие деньги вытесняют хорошие”. Или, точнее сказать: искусственно завышенные деньги вытесняют искусственно заниженные деньги. Если правительство устанавливает обменный курс между двумя деньгами — обычно золотом и серебром — и этот обменный курс отличается от рыночного обменного курса, тогда люди будут копить недооцененные деньги и использовать только переоцененные деньги в обмене. Если рыночный курс обмена серебра на золото составляет 16:1, а официальный курс составляет 15:1, тогда люди будут тратить только серебро и копить золото.

Применение этого закона к случаю двух законных средств платежа может быть неочевидным. В конце концов, закон ясно дает понять, что именно рынок будет устанавливать обменный курс между долларом и биткоином. Однако, хотя фиксированного обменного курса нет, у вас все еще есть две валюты, которые одинаково пригодны для погашения обязательств. Эта фиатная эквивалентность означает, что их юридическая сила, благодаря вмешательству государства, одинакова. В этом случае валюта более низкого качества обязательно будет предпочтительнее, чем валюта более высокого качества. Если ожидается, что доллар обесценится, а биткоин вырастет в цене, предпочли бы вы потратить свой высококачественный биткоин или свои некачественные доллары? Практически каждый предпочтет потратить доллары, и, поскольку это предпочтение будет закреплено законом, биткоин будет вытеснен с рынка.

Тот факт, что правительство Сальвадора приняло положение о создании “альтернатив, которые позволяют пользователю выполнять транзакции в биткоинах и иметь автоматическую и мгновенную конвертируемость из биткоинов в доллары США, если он пожелает” (статья 8), предполагает, что оно осознает, что превращение в законное средство платежа не гарантируют принятие биткоина. Законодательство также будет способствовать обучению использованию биткоинов (статья 12) и учреждает траст для обеспечения конвертирования биткоинов в доллары США (статья 14). Эти положения представляют собой четкие государственные субсидии на использование биткоинов и, вероятно, предназначены для содействия его принятию; на самом деле мы увидим, как налогоплательщики Сальвадора будут вынуждены финансировать использование биткоинов за счет использования этих альтернатив и траста.

Мираж Биткоин-Бич

Но разве наше применение закона Грешема не противоречит факту адопшна биткоинов в некоторых бедных частях Сальвадора? На самом деле, если присмотреться, оказывается, что это простая частная благотворительность. Человек нашел старую флешку, содержащую значительную сумму биткоинов, и решил использовать их для продвижения биткоинов в Сальвадоре. Людям в Эль-Зонте выдали биткоины при условии, что они не будут обменивать их на доллары, а будут использовать их в повседневной торговле. В этих условиях большинство людей, вероятно, начнут тратить биткоины, и пока богатый донор продолжает вкладывать деньги в экономику, они будут продолжать их использовать.

Вернее, они будут продолжать использовать существующих посредников. Любой, кто знаком с биткоинами, знает, что комиссии за транзакции слишком высоки, чтобы использовать их для ежедневных покупок. В течение многих лет Lightning Network и другие решения второго уровня рекламировались как решение этой проблемы (более простым решением было бы просто увеличить размер блока, но я отвлекся). Установив программу-посредник или “боковую цепочку”, вы можете сэкономить на дорогостоящих транзакциях блокчейна. И именно это произошло в Сальвадоре: все транзакции, похоже, осуществляются через посредников, сначала Wallet of Satoshi, а теперь, в первую очередь, через приложение Strike, которое открылось в Сальвадоре еще в марте. Фактически это решение третьего уровня, поскольку оно построено на основе Lightning Network. Все пользователи биткоинов являются клиентами одного и того же посредника, хотя они, по-видимому, могут свободно вывести свои биткоины из приложения — но разве бедный сальвадорец имеет достаточно средств, чтобы заплатить полученную комиссию? Это все, что нужно знать о пир-ту-пир деньгах.

Отправка и получение… долларов

Денежные переводы из-за границы рекламируются как второй очевидный вариант использования биткоинов в Сальвадоре. Денежные переводы составляют около 20 процентов ВВП Сальвадора, а плата за отправку долларов довольно высока — 6–10 процентов. Хотя это довольно дорого, биткоин сам по себе не будет конкурентоспособным в случае Сальвадора, поскольку комиссии за транзакции будут такими же высокими, как и комиссии Western Union. Опять же, приложение Strike — это предлагаемое решение, поскольку оно якобы обеспечивает плавную интеграцию банковского счета и биткоин-кошелька. Сальвадорцы, получающие денежные переводы, таким образом будут накапливать биткоины и это может стать дополнительным стимулом к более широкому внедрению биткоинов, поскольку они могут потратить их напрямую, а не конвертировать в доллары. Тем не менее, положения настоящего закона для тех, кто не может или не желает получать платежи в биткоинах, делают вероятным, что биткоины будут просто накапливаться в правительственном биткоиновом трасте по мере того, как получатели биткоинов — будь то из-за границы или от тех, кто будет использовать его в повседневной торговле — обменяет их на доллары по официальным каналам. Таким образом, фонд становится еще одной государственной субсидией на использование биткоинов, поскольку предписанное законом приобретение биткоинов должно каким-то образом финансироваться, а в отсутствие центрального банка налогообложение кажется единственным средством. Присмотревшись, мы увидим, что сальвадорцев де-факто заставят воспользоваться услугами Strike и держать свои средства на депозите в этой компании. Но почему мы должны рассматривать такие монопольные привилегии как нечто достойное радости?

Конечно, мы не должны этого делать. Если Strike станет основным средством для денежных переводов и использования биткоинов в Сальвадоре, это не будет связано с тем, что сальвадорцы предпочтут его услуги в условиях конкуренции на рынке. Фактически, его использование будет в значительной степени субсидировано обещанным официальным трастом. Хорошие новости для людей, стоящих за Strike, но не повод радоваться для сальвадорцев — или кого-либо еще.

“Новые идеи” президента Букеле

Принятие президентом Букеле биткоинов в одночасье привело к тому, что он стал своего рода иконой. Поскольку большинство биткоинеров якобы выступают за свободу и свободный рынок, это вызывает недоумение. Я не имею в виду его авторитарные наклонности и предполагаемые связи с преступным миром. Я ничего не знаю о политике Сальвадора, и это может быть там обычным делом. В любом случае это не хуже тоталитаризма, который уже во весь рост проявился в Европе и США. Однако, если мы посмотрим на политику президента до этого времени, ее можно резюмировать следующим образом: тратить, тратить, тратить! Новые инфраструктурные проекты, бесплатные компьютеры для всех детей или повышение заработной платы полицейским, — правительство Сальвадора всегда с радостью увеличит свой бюджет и тем самым нанесет ущерб частной экономике. Это не разумная политика свободного рынка, австрийская или какая-либо другая; если за этой политикой и стоит какая-то философия, то это стандартное кейнсианство. Закон о биткоинах — это просто продолжение этой политики: он дает правительству доступ к дополнительным средствам для расходов через новый биткоин-фонд, и это замаскированная подача американским друзьям президента, стоящим за “Страйком”, которые намерены заработать на посредничестве с биткоином огромные деньги. Очень печально, что это ввело в заблуждение некоторых предполагаемых сторонников свободного рынка. Но опять же, большой контингент биткоинеров, похоже, не интересует ничего, кроме “роста числа пользователей”. А принуждение сальвадорских налогоплательщиков финансировать биткоин-фонд, конечно, вызовет дополнительный спрос, так что это оптимистично для биткоина!

Заключение

Надеюсь, Сальвадор находится на пути к более процветающему будущему; его многострадальный народ, несомненно, заслуживает этого. Для этого действительно нужны новые идеи. Но скользкий кейнсианский президент с ловкими американскими советниками? В этом нет ничего нового, даже если они изложили свои планы относительно биткоинов современным языком и сделали это через аккаунты в Twitter. Если президент действительно хочет денежной свободы для Сальвадора, ему не следовало давать им то, что, по сути, является правительственной привилегией для владельцев биткоинов, компаний, стоящих за приложением Strike, и других потенциальных посредников. Вместо этого ему следовало просто отменить существующие положения о законном платежном средстве и объявить, что люди смогут свободно использовать любые средства, которые они предпочитают для своих транзакций. Конечно, это не позволило бы ему создать гигантскую правительственную программу принудительной биткоинизации, но именно так обстоит дело с реальной свободой и действительно разумной денежно-кредитной политикой: на них нельзя заработать денег для политиков или их друзей.

Оригинал статьи
Перевод: Наталия Афончина
Редактор: Владимир Золоторев
Источник

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.