Байки

ШАПКА ПУТИНА

Работал я как-то на НТВ с одним чудаковатым продюсером, жутким бухариком. Пил он, не просыхая. Первую дозу принимал часов в восемь утра. С женой уж давно развелся, да и выгнал ее. Квартира вопиюще запущенная. Паркет в коросте грязи. Кровать перманентно не убрана, скомканная замызганная простыня вызывает оторопь. А по всем стенам — иконы. Большие и маленькие. В ризах и без. В «красном» углу теплится лампадка.

Напьется Серега, поблядствует, проблюется, помолится и… опять в строю.

Прихожу в этот раз, вижу: на заплеванном полу валяется роскошная песцовая шапка.

— Серж, откуда?

— Это шапка Путина.

— То есть?

— Батя мой генерал ФСБ. Не знал? Когда ВВП возглавлял Лубянку, он этой шапкой отца премировал. К Новому году.

— Как у тебя?

— Отец презентовал. Я по пьянке у Останкинского пруда потерял свою.

— Почему на полу?

— Мала мне… Я тут ее своему однокашнику алкашу передарил. Коляну. Хороший парень. Собирает бутылки, пивные банки. Любит Марину Цветаеву. Только и ему шапка мала. Вернул мне.

— Причина?

— В ментовку его заметают. Идет он, рванина рваниной, а на макушке — песец. Это же почти провокация! Хочешь, тебе подарю?

— Зачем?

— Тогда выкинь ее! У меня самого руки не поднимаются. Все же, пахан подарил… Она же, сука, несчастья приносит. Из-за нее, зуб даю, не просыхаю. Посадил почки. Дрожат руки.

ШАПКА ПУТИНА

Шапку я  взял двумя пальцами. Как дохлую крысу. На улице швырнул ее в мусорный бак. Возле аптеки. Облегченно вздохнул.

Увы, Серж бухать не перестал.

Выходит, дело не только в шапке Путина.

ВИРТУАЛЬНЫЙ ЧЕЛ

Пописывал я сценарии для Первого канала ТВ. Историческая викторина «Колесо истории». Вел ее корифей среди ведущих. Матерый человечище. Лицо Останкино. Любимец детей и женщин, особенно пенсионеров из глубинки. Леонид Якубович.

Вот он и рассказывает.

— Прихожу я по делу к малознакомой женщине. Говорим, то да се. А она вдруг при мне начинает раздеваться. Снимает блузку. Стаскивает юбку. Расстегивает лифчик. Я в оторопи отворачиваюсь… Не поймите меня ошибочно… Она была вполне ничего. Даже восхитительна. Просто от внезапности я обалдел. А отвернувшись, все понял. Дело тут не в соблазне. Просто я для нее человек из «ящика». Виртуальный чел. Не из плоти, из мяса. Чего же меня стесняться? Правда, после этого инцидента к даме этой я больше не ходок. Береженого бог бережет. Сам-то я себя ощущал, ну вовсе не виртуальным.

СУБЛИМАЦИЯ

Как-то написал для Геннадия Хазанова юмористические миниатюры. Свел с ним меня Шендерович. Свиделся со знаменитым артистом после концерта.

— Как опусы? — спрашиваю.

— Все классно, Артур… Только вот слишком интеллектуально.

— То есть?

— Вот тут у вас опус «Сублимация». Мол, слава богу, Фрейд придумал ее, а то на улицы было бы страшно выйти. Художники бы резали, писатели взрывали, композиторы бы насиловали школьниц. Смешно…

— Так в чем же дело?

— Представляете, выхожу я в зале какой-нибудь Жиздры. Сидят селяне в масляных ватниках и кирзачах. И я им объявляю, мол, миниатюра «Сублимация». Доверьтесь моему опыту, не поймут…

Артур Кангин, Москва