Ассирия переместила израильтян из Хадида. Что произошло дальше?

Израильские и американские археологи работают над тем, чтобы пролить свет на то, что произошло с израильским городом Хадид и его окрестностями после того, как Ассирия завоевала древнее Израильское царство и депортировала его жителей в восьмом веке до н. э. Цель исследования – дать новое представление о жизни людей, которые были вынуждены переселиться, что было обычным явлением в древности.

Photo copyright: Trocaire. CC BY 2.0

«И поднялся Шалманэсер, царь Ашура, на Шомрон, и осадил его. И захватили они его на третий год… И изгнал царь Ашура Израиль в Ашур, и поместил их в Хлахе, и в Хаворе реки Гозан, и в городах Мадая» (II Царств 18 : 9-11). Этот момент ознаменовал начало изгнания Десяти потерянных колен, подавляющее большинство которых никогда не вернется, чтобы стать частью еврейского народа.

Как поясняется в статье, опубликованной в последнем выпуске «Biblical Archaeology Review», Хадид находился на холме и имел стратегическое значение. Как было характерно для ассирийцев, после завоевания они депортировали его еврейских жителей и насильно переселили в Хадид другое побежденное население, вероятно, из Месопотамии. «Библия рассказывает нам о том, насколько жестокой была депортация евреев, когда их привезли в Вавилон в шестом веке», – сказал «The Jerusalem Post» археолог Тель-Авивского университета Идо Кох, соавтор статьи. «Мы знаем, что это было одно из самых травмирующих событий в древние времена, когда народ заставляли переехать в место с неизвестным языком, климатом и обычаями. Поэтому нас заинтересовало: что произошло с другими группами населения, которые были депортированы?»

Действительно, ассирийская практика переселения отражена и в других еврейских источниках, например, в дебатах между двумя мудрецами Талмуда. «Раббан Гамалиил спросил р. Иошуа:« Но разве не сказано: «Аммонитянин или моавитянин не войдут в общество Г-сподне?»» (Дварим, 23: 4). Ответил ему р. Иошуа: «Разве аммонитяне и моавитяне все еще наследуют свои земли? Разве Сеннахирим, царь Ассирии, не пришел давным-давно и не смешал все народы? Как сказано: «Силою руки моей сделал я (это) и мудростью своею, ибо я умен; и стираю границы народов, и запасы их расхищаю, и сильных низвергаю с их мест» (Йешаяу, 10:13); и тот, кто происходит (от смешения), составляет большинство» (Талмуд Берахот 28а).

В Тель-Хадиде археологи обнаружили две глиняные таблички, датируемые началом седьмого века до н. э. На них написано несколько имен, вероятно, аккадских и арамейских, и только одно имя кажется еврейским. Таблички дают представление о культурной принадлежности тех, кто жил там в то время. Но в то же время другие элементы жизни в этом месте, такие как архитектура, по-прежнему сохраняют местные особенности, без влияния иностранных обычаев, говорит Кох. «Я спросил себя, может быть, мы смотрели не туда, куда надо?», – говорит он. «И есть еще один вопрос: после того, как первые пришельцы прибыли со своей земли, что случилось со вторым или третьим поколениями, жившим в Хадиде? Поддерживали ли они некоторые свои традиции или на них повлияли местные? Например, мы знаем, что евреи в Вавилонии приняли вавилонские имена».

В Гезере, неподалеку от Тель-Хадида, была обнаружена еще одна глиняная табличка, датируемая серединой седьмого века. В ней упоминается несколько имен. Большинство из них были, вероятно, вавилонскими или арамейскими, но одно имя, говорит Кох, замечательно звучало на иврите: Нетаньяху. «Был ли этот человек евреем? Или, может быть, депортированный в третьем поколении?» задается он вопросом. По словам Коха, чтобы решить вопрос о том, как выглядела жизнь этого депортированного населения в Израильском царстве, исследователи собираются применить несколько нетрадиционных методов. «Мы собираемся проанализировать кости животных с места и другие органические остатки, чтобы узнать, являются ли они местными», – говорить он. «Мы попытаемся разобраться в технике разделки мяса. Мы собираемся изучить производство и потребление тех или иных предметов и другие практики».

Между тем, новый сезон раскопок в Тель-Хадиде должен начаться на следующей неделе, и на этом месте еще многое предстоит открыть. «Мы ничего не знаем о верхней части холма, где, я полагаю, сохранились останки, относящиеся к 11 и 10 векам. Еще многое предстоит раскопать», – замечает Кох.

Источник