Адам Смит и Американская революция

В 1776 г. 4 марта, в Лондоне, Англия, вышла книга «Исследование о природе и причинах богатства народов» Адама Смита. В 1776 г. 4 июля в Филадельфии (штат Пенсильвания) Континентальный Конгресс принял «Единогласную Декларацию 13 сплоченных (united) штатов Америки». Уже в самом названии, вместо привычного слова «колонии», употреблено слово «государства» (штаты).

Начинается документ так:

«Когда ход событий приводит к тому, что один из народов вынужден расторгнуть политические узы, связывающие его с другим народом, и занять самостоятельное и равное место среди держав мира, на которое он имеет право по законам природы и ее Творца, уважительное отношение к мнению человечества требует от него разъяснения причин, побудивших его к такому отделению.

Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются правительства, черпающие свои законные полномочия из согласия управляемых. В случае, если какая-либо форма правительства становится губительной для самих этих целей, народ имеет право изменить или упразднить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и формах организации власти, которые, как ему представляется, наилучшим образом обеспечат людям безопасность и счастье.

Разумеется, благоразумие требует, чтобы правительства, установленные с давних пор, не менялись бы под влиянием несущественных и быстротечных обстоятельств; соответственно, весь опыт прошлого подтверждает, что люди склонны скорее сносить пороки до тех пор, пока их можно терпеть, нежели использовать свое право упразднять государственные формы, ставшие для них привычными.

Но когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмом, свержение такого правительства и создание новых гарантий безопасности на будущее становится правом и обязанностью народа.

Эти колонии длительное время проявляли терпение, и только необходимость вынуждает их изменить прежнюю систему своего правительства. История правления ныне царствующего короля Великобритании – это набор бесчисленных несправедливостей и насилий, непосредственной целью которых является установление неограниченного деспотизма. Для подтверждения сказанного выше представляем на беспристрастный суд всего человечества следующие факты».

Далее излагаются конкретные исторические свидетельства. И как итог:

«В ответ на эти притеснения мы каждый раз подавали петиции, 28 – составленные в самом сдержанном тоне, с просьбой о восстановлении наших прав; в ответ на наши повторные петиции следовали лишь новые несправедливости. Государь, характеру которого присущи все черты, свойственные тирану, не может быть правителем свободного народа.

В равной степени не оставляли мы без внимания и наших британских братьев. Время от времени мы предостерегали их от попыток парламента незаконным образом подчинить нас своей юрисдикции. Мы напоминали им о причинах, в силу которых мы эмигрировали и поселились здесь. Мы взывали к их прирожденному чувству справедливости и великодушию и заклинали их, ради наших общих кровных уз, осудить эти притеснения, которые с неизбежностью должны были привести к разрыву наших связей и общения. Они также оставались глухими к голосу справедливости и общей крови. Поэтому мы вынуждены признать неотвратимость нашего разделения и рассматривать их, как мы рассматриваем и остальную часть человечества, в качестве врагов во время войны, друзей в мирное время.

Поэтому мы, представители соединенных Штатов Америки, собравшись на общий Конгресс, призывая Всевышнего подтвердить честность наших намерений, от имени и по уполномочию доброго народа этих колоний, торжественно записываем и заявляем, что эти сплоченные колонии являются и по праву должны быть свободными и независимыми штатами, что они освобождаются от всякой зависимости по отношению к британской короне и что все политические связи между ними и Британским государством должны быть полностью разорваны, что в качестве свободных и независимых стран они полномочны объявлять войну, заключать мирные договоры, вступать в союзы, вести торговлю, совершать любые другие действия и все то, на что имеет право независимое государство. И с твердой уверенностью в покровительстве Божественного Провидения мы клянемся друг другу поддерживать настоящую Декларацию своей жизнью, своим состоянием и своей незапятнанной честью».

Они знали, как знали и британцы, что в случае поражения революции их всех ждет суд как изменников. И виселица.

А что же Адам Смит?..

Он шел к «Богатству народов» несколько десятилетий. Непосредственно на создание рукописи у него ушло десять лет, если датировать окончание работы годом ее издания (1776). Правда, в 1773 г., говорят исследователи, он, отправляясь из своей Шотландии в очередную поездку в Лондон, считал, что рукопись закончена. Однако как раз в Лондоне он решил сделать кое-какую доработку «с учетом новых статистических сведений», как говорят некоторые биографы.

Новые статистические сведения, конечно, могли появиться. Никто, правда, не знает, что это было, и такая ссылка похожа на догадку биографов под рубрикой «скорее всего». Действительно, что еще могло бы стать причиной решения доработать практически готовую рукопись? Догадайтесь с трех раз…

Смит пробыл тогда в Лондоне больше двух лет – вплоть до издания «Богатства народов» в марте 1776 г. Он был членом Королевского научного общества, имел много знакомств среди Британской знати и политиков, был знаком и общался с ведущими интеллектуалами Британии – Эдмундом Берком, Сэмюэлем Джонсоном… В этот раз Смит познакомился с Бенджамином Франклином – представителем колоний Америки при королевском правительстве, – и тоже пообщался с ним. Так вот, когда Смит был в Лондоне, в декабре 1773 г., в Америке произошло нечто важное. Это событие получило название «Бостонского чаепития» (Boston Tea Party). Колонисты ворвались на три судна Ост-Индской компании с грузом чая, стоявшие на якоре в бухте Бостона, и выбросили в воду все тюки с чаем – 70 тыс. фунтов.

Это выступление было не спонтанным, что-то подобное уже назревало. Американцы давно протестовали против торговой политики Британии в отношении колоний. В частности, правительство отдало Ост-Индской компании монополию на торговлю с Америкой, а также проводило дискриминационную таможенную политику, для колоний не выгодную.

В ответ на события в Бостоне, Британский парламент аннулировал тамошнее самоуправление и ввел «невыносимые законы» о торговле с Америкой. Реакцией на все это был созыв Первого Континентального Конгресса, который собрался в сентябре 1774 г. Конгресс принял «Декларацию прав и жалоб», а также объявил торговый бойкот метрополии с 1 декабря 1774 г. Также принято было решение о созыве Второго Континентального конгресса в мае 1775 г.

Британия отреагировала введением морской блокады Северо-восточного побережья Америки. Армия получила приказ Короля подавить «открытый бунт» и добиться выполнения «невыносимых законов» – с применением силы, если потребуется.

Второй Континентальный Конгресс собрался, как было намечено, 10 мая 1775. Среди важнейших его резолюций и решений:

– 14 июня 1775 года: Создание Континентальной армии и назначение Джорджа Вашингтона главнокомандующим американским ополчением.

– 10 мая 1776 года: Любой колонии, не имеющей правительства, следовало сформировать таковое.

– 15 мая 1776 года: Преамбула, в которой предлагалось отказаться от клятвы верности английской короне.

– 4 июля 1776 года: Представители всех делегаций в Конгрессе подписали Декларацию Независимости, где впервые колонии названы как Союз Штатов Америки. В списке подписавших находим: Бенджамин Франклин.

Почти все это время Адам Смит был в Лондоне. Понятно, что он был в курсе парламентских дебатов, кулуарных разговоров… Да и газеты, в конце концов. Как увидим скоро, его осведомленность о событиях в Америке была поразительна.

Трудно сказать, когда Смит отдал свою рукопись в печать. Неизвестно мне, дождался ли он открытия Второго Конгресса. В любом случае, дальше он ждать не стал и отдал рукопись в печать. Книга вышла 4 марта 1776 г.

Есть основания полагать, что не мифические «новые данные статистики», а именно события в Америке вызвали задержку готовой рукописи и необходимость доработок. Потому что отношение Британии к своим колониям занимали его давно.

Труд Адама Смита содержит пять книг. Из них самые объемные – книги IV и V. Их давно уже никто не читает, кроме кучки самых дотошных и занудливых смитоведов. Адама Смита вообще сейчас мало кто читает, а кто открывает его труд, интересуются первыми, теоретическими разделами. Однако, написаны они именно ради двух последних книг.

Первая из них, «О системах политической экономии», отведена (за исключением последней главы) сокрушительной критике идеологии и политики меркантилизма. Там, помимо всего другого, рассматривается торговая политика Британии в отношении к колониям. Изрядно досталось там Ост-Индской компании, которую правительство Британии наделило привилегиями и монополиями в торговле с колониями. Последнее влекло запреты колониям производить такие-то изделия, а также ввозить и вывозить то-то и то-то, – кроме тех купцов, кому Британия дала такие права и привилегии…

Однако, в конечном счете, доказывает Смит (здесь мы не можем приводить все его рассуждения), такая система торговли с колониями снижает выгоды Англии в сравнении с тем, что имело бы место при свободе торговли. И помимо того, настоящая система возлагает на метрополию издержки для своего сохранения… Тут он обличает своекорыстие и близорукость политиков Британии. Обличает не как памфлетист, а как философ: спокойно, веско, с присущей ему едва заметной иронией:

«Таким образом, единственная выгода, которую монополия приносит одному только классу, во многих отношениях вредит интересам страны.

Основание обширных владений с единственной целью создать народ, состоящий из покупателей, с первого взгляда может показаться проектом, подобающим нации лавочников. Однако он совсем не пригоден для нации лавочников, а чрезвычайно пригоден для нации, правительство которой находится под влиянием торгашей. Такие, и только такие государственные деятели способны воображать, что найдут какую-либо выгоду от расточения крови и денег своих сограждан для создания и сохранения подобных владений».

Однако расходы метрополии на содержание и охрану колоний остаются фактом. Одна только охрана морских путей и побережий от контрабанды занимает значительную часть военного флота Британии. Как тут быть? Смит рассматривает возможные варианты.

Обложить колонии налогом? «Парламент Великобритании настаивает на обложении колоний, а они не соглашаются на обложение их парламентом, в котором они не представлены».

Тогда, может, дать колониям представительство в парламенте? «Собрание, обсуждающее и решающее дела всех частей государства, несомненно должно иметь в своем составе представителей их всех… Однако я не стану утверждать, что такое объединение может быть легко осуществлено или что при его осуществлении не могут представиться различные затруднения, и притом значительные. И все же мне не приходилось слышать ни об одном затруднении, которое являлось бы непреодолимым. Главное в них вытекает, пожалуй, не из природы вещей, а из предрассудков и взглядов людей по обе стороны Атлантического океана».

Британцы опасаются, что большое число американцев в парламенте нарушит равновесие конституции и чрезмерно усилит влияние короны, с одной стороны, или силу демократии – с другой. Эти опасения Смит легко рассеивает.

Американцы опасаются, что отдаленность от правительства не даст им возможности его контролировать. Но ведь их депутаты будут зависимы от своих избирателей. «Кроме того, как могут утешаться с некоторым основанием жители Америки, отдаленность этой страны от местопребывания правительства не очень долго сохранится. Так велика была доселе быстрота, с какою эта страна развивалась в отношении богатства и населения, что немногим больше, чем через 100 лет, пожалуй, доходы от обложения Америки превысят доходы от обложения Великобритании, и центр империи естественно передвинется в ту ее часть, которая дает больше всего для общей защиты и содержания органов государства». Наверняка он описывал эту утопию с улыбкой …

Пропуская многое, перейдем к явным «доработкам» Смита, ради которых он на два года отложил издание рукописи. И тут уже ирония пропадает.

«Очень ошибаются те, кто обольщает себя мыслью, что при создавшемся положении наши колонии легко будут завоеваны при помощи одной только силы. Лица, которые в настоящее время определяют решения так называемого ими континентального конгресса, исполнены в данный момент такого сознания своего значения, какого не чувствуют, пожалуй, самые великие люди в Европе. Из лавочников, купцов, адвокатов они превратились в государственных деятелей и законодателей и заняты созданием новой формы управления для обширного государства, которое, как они надеются и как это весьма вероятно, сделается одним из величайших и сильнейших государств, какие когда-либо существовали на земле… Почти каждый отдельный член господствующей партии в Америке занимает теперь в собственном воображении положение более высокое в сравнении не только с тем, какое занимал прежде, но и с тем, какое когда-либо рассчитывал занимать. И если перед ним или его вождями не появится какая-нибудь новая цель для честолюбия, он умрет, защищая это положение, если только обладает нормальным мужеством».

Адам Смит предвидел все. И американскую революцию, и даже то, что независимая Америка станет «одним из величайших и сильнейших государств, какие когда-либо существовали на земле»…

Евгений Майбурд