А.Е. Айзенцон | Слово

А.Е. Айзенцон

СЛОВО

Меня в ночи Жар-птица облетела,
Меня ключи студёные зажгли,
И вот – не жду, чтоб слово стало делом, –
Превыше дел глаголы подошли.

Земля темнеет, прибавляя прахом,
Уставшая дымиться на крови,
Под прессом дел народ исходит «ахом»,
Но вор всё шире править норовит.

Отравлен хлеб, и нравственность, и воздух,
Забытый бог пылится в алтарях,
И новый Ной родится слишком поздно,
И нефть из жил спускается в моря.

Увидев, что Господь уже не с нами,
Очнулась потрясённая Земля:
Смывает очистительным цунами
И сеет рознь в сожжённые поля.

Не видно лиц – везде снуют лисицы,
Утерян текст библейского письма,
Водицы родниковой бы напиться,
Уткнуться бы в поэзии страницы –
Да где уж! – Кроет буквы тьма.

Нам говорят: «В Подлунном всё не ново»,
Но сам Подлунный – с мраком на лице,
Нам говорят: «В начале было Слово» –
Оно одно останется в конце…

НЕОЦЕНЁННОЕ ЧУДО

Я посажен, как жук в табакерку,
Синим куполом крышки накрыт.
Тычась техникой в поисках дверки
И гадая Хозяина вид,
За понюшку и нос не по мерке
Был таким же однажды убит…

Стихи, интернет, симфония, космологическая гипотеза, картинная галерея… Не для того же появилось сознание, чтобы на тонкие взлёты мысли и души наезжало грубое и грязное насилие. Не для того же, чтобы убивать друг друга всё более изощрённым оружием – за «неправильную» форму носа или «неправильные» взгляды на демократию.

Этого не было бы только при одном условии, – если бы мы осознали чудо своего существования. Всё, что есть во Вселенной, включая человека, сформировали четыре фундаментальных взаимодействия: сильное (ядерное), электромагнитное, слабое и гравитационное. Если бы их физические константы отличались от существующих на ничтожные величины, то не было бы ни атомов, ни Вас, читатель, состоящего из них.

Простейший атом (водорода) стабилен потому, что сумма масс протона и электрона чуть меньше, чем масса свободного нейтрона. Если бы сильное взаимодействие было чуть сильнее, звёзды сгорали бы слишком быстро, не успевая создавать и обогревать планеты. А если бы оно было чуть слабее, ядра атомов не были бы устойчивыми – не было бы материала, из которого мы состоим. Если бы слабое взаимодействие было чуть слабее, то при взрывах сверхновых звёзд был бы невозможен синтез тяжёлых элементов. И так далее…

Солнечная система и Земля тоже немало удивляют «чудесными совпадениями». Если бы мы были ближе к центру галактики Млечный путь, где часто взрываются сверхновые звёзды, Землю пронизывало бы слишком мощное для жизни жёсткое излучение. Но и слишком удаляться от них нельзя – в сверхновых образуются тяжёлые элементы, из которых мы тоже состоим. Конечно, это счастливое совпадение, а не «разумный замысел»: в нашей Галактике около 100 миллиардов звёзд, и среди них всегда найдутся расположенные «удачно».

Для появления органических веществ нужна вода, которой космические глыбы снабжают планеты. Если бы Земля была от Солнца дальше приблизительно на 10%, то вода была бы в твёрдом состоянии (Марс), а на столько же ближе, – в парообразном (Венера). На Земле же вода может существовать сразу в трёх агрегатных состояниях.

Повезло нам и с защитой от космических катаклизмов. Орбиты планет исключают их столкновения, поскольку лежат в одной плоскости. Важна и их эллиптическая форма. Она определяется тем, что сила гравитации обратно пропорциональна именно квадрату расстояния. Если бы зависимость была чуть иной, у планет не было бы постоянных орбит – они либо удалялись бы от Солнца, либо приближались к нему. Ни о каких стабильных условиях на планете, необходимых для развития жизни, не могло бы быть и речи.

Магнитосфера защищает Землю от заряженных частиц космического излучения, а Юпитер отбрасывает в космос астероиды, столкновения с которыми сделали бы земную жизнь невозможной. Из тысяч астероидов Солнечной системы только десятки имеют некоторую вероятность столкнуться с Землей.

Масса Земли позволила удерживать появившийся на ней кислород. Соотношение поверхностей океанов и тверди континентов также оказалось удачным. Есть у Земли и полезный спутник, стабилизирующий положение её оси. Это предотвращает климатические катаклизмы и обеспечивает сотни миллионов лет той стабильности, которая необходима для длительной эволюции, и т.д.

Всё это побудило некоторых мыслителей выдвинуть так называемый антропный принцип, обсуждать который здесь не место. Основная мысль этого текста состоит в том, что мозг – носитель сознания – это редчайшее явление. И, кстати, не только мозг – даже простые упорядоченные структуры, червяк или кристалл поваренной соли, – это редкость. Один из фундаментальных законов природы – второй закон термодинамики – гласит, что всё на свете распадается, рассеивается, и исключений действительно не бывает. Горы выветриваются; машины ржавеют и рассыпаются; рассыхается клей книжных блоков; истлевает бумага, уничтожая отпечатанный на ней текст; разрушаются скульптуры, здания и живописные полотна; культурные растения дичают; возникает эрозия почвы; разрушаются брошенные города; у людей распадаются эмоциональные связи и отношения; в мозгу разрушаются связи нейронов; всё живое умирает.

После распада и рассеяния органических и неорганических структур фундаментальные взаимодействия принимаются формировать из их остатков новые структуры. Это происходит в процессе самоорганизации. Поверхностный, но наглядный пример – оборот органики плодового сада.

А теперь посмотрите, как мы распорядились чудом своего существования. Мы губим свою планету разрушительной экономикой и получаем в ответ изменение климата, исчезновение и нарушение баланса видов, пандемии и прочие «прилетевшие ответы». Ничего удивительного – в природе всякое действие – это взаимодействие.

Мало того, мы неспособны наладить даже межчеловеческие отношения и активно друг другу противостоим. Акцент на различиях, ведущих к размежеванию, – это шаг к противостоянию. Противостояние – это шаг к столкновениям. А нынешние средства столкновений чреваты гибелью всех – «тот, кто выстрелит первым, умрёт вторым».

Тот, кто выстрелит первым, стреляет уже не в оранжерее – эти времена прошли, – а в подводной лодке. Значит, стреляет в себя. Нет разницы, что именно окружает лодку, – глубины океана или вакуум космоса. И то, и другое несовместимо с человеческой жизнью. Значит, – скажет мальчик, знакомый с элементарной логикой, – жизнь в такой лодке несовместима с распрями в её экипаже. Но выйдя из возраста мальчиков и девочек, мы уже неспособны оценить выпавшее нам чудо жизни и неуклонно сваливаемся в чёрную пропасть несуществования.

Эту истину о нашей – почти уже бывшей – цивилизации мы можем послать в космос в красивой капсуле – в назидание другим…