60 лет высадке в заливе Свиней. Окончание

Начало – здесь.

Эти в основном гражданские добровольцы сражались до последнего патрона, несмотря на предательство своих спонсоров и более чем 10-кратное превосходство врагов под командованием советских. В течение трех дней упорных рукопашных схваток они посрамили советских командиров и их кубинских лакеев и пушечное мясо, нанеся потери 20 к одному.

Кастро и Че некоторое время нервничали, призывая к осторожности в контратаках. Из-за смертоносной ярости атаки и ужасающих потерь, понесенных их войсками и ополченцами, два советских сатрапа предположили, что столкнулись по крайней мере с 20-ю тысячами вторгшихся «наемников», как они их называли.

И все же этот отряд, состоящий в основном из гражданских добровольцев, многократно уступал в численности войскам Кастро. Но если верить его эхо-камере (вашингтонские СМИ и левые из академических кругов), Фидель был отважным Давидом, а участники вторжения – неуклюжим Голиафом!

На самом деле, если бы Джону Кеннеди были нужны настоящие «Профили мужества», он мог бы взглянуть на людей, которых он предал на этом героическом плацдарме. Однако некоторые из самых потрясающих примеров героизма можно было увидеть после того, как стрельба закончилась, после того, как они израсходовали последние патроны и узнали, что не получат больше ничего от союзника, самой могущественной нации на Земле, той самой, которая навязала “бесполетную зону” шириной в полстраны на другом континенте (Ирак) с половиной ВВС США в течение десяти лет – но отказалась предоставить таковую в три мили в поперечнике на расстоянии 90 миль от американских берегов на полдня с двумя самолетами.

Во всяком случае, через три дня битва закончилась, а героизм – нет.

Захваченные бойцы бригады провели почти два года в темницах Кастро, подвергаясь физическим и психологическим пыткам, которые всегда сопровождают заключение у коммунистов. Почти два года в застенках Кастро борцы за свободу ежедневно находились под угрозой смертной казни.

Избежать такого приговора было легко: просто подпишите маленькую бумажку, в которой признаетесь, что бригада – «наемники империалистов-янки», или выступите на камеру с осуждением США. Учитывая, что этих борцов за свободу предали, вы можете подумать, что Фидель и Че Гевара легко достигли желаемого.

Ха-ха-ха! Ни один из этих людей не подписал такой документ и не сказал ни слова против своего «союзника». Борцы за свободу держались стойко, гордо, вызывающе и даже вступали в спор с самим Кастро во время сталинистского показательного процесса, который транслировался по телевидению. «Мы умрем достойно!», снова, снова, и снова рявкал их командир Эрнейдо Олива (кстати, чернокожий кубинец, мисс Максин «ВИВА ФИДЕЛЬ!» Уотерс и Джесси «ВИВА ФИДЕЛЬ!» Джексон) на разъяренных кастровцев. Тех такое отношение не только бесило, но и ставило в тупик.

Подумайте об этом, амигос: даже после такого предательства эти мужчины (и мальчики, некоторым было 16-17 лет) отказались произносить какие-либо антиамериканские лозунги на камеры для пропагандистской машины Кастро и Че Гевары. Те самые лозунги, которые слабоумные и склонные к показухе «проснувшиеся» знаменитости и политики повторяют ежедневно для дешевой популярности, эти преданные “союзником” люди отказывались произносить, даже думая, что это может спасти их жизни!

Кастровцы также устроили классический показательный процесс в советском стиле, пытаясь выставить на всеобщее обозрение узников залива Свиней, признающихся, что были «наемниками на жалованье империалистов-янки». И сначала они думали, что нашли “золотое дно” пропаганды, о котором так отчаянно мечтали.

Для этого большого спектакля заключенных заранее тщательно допросили (КГБ к тому времени уже почти два года тренировал тайную полицию Кастро), чтобы увидеть, кто сломается, кто подыграет. Только они попадут на камеры.

Томас Круз, Фелипе Риверо и несколько других борцов за свободу из залива Свиней производили впечатление сломленных. Они дали понять кастровским «следователям», что будут готовы выйти на камеры и осудить США.

“АГА!” Фидель и Че хихикали, потирая руки. «Теперь они у нас в руках!» (Риверо и Круз тоже хихикали.)

Итак, день настал. Сталинистский спектакль была устроен ​​на спортивной арене Гаваны, и коммунистические камеры заработали. На разогреве выступил вице-президент Кастро и Че Гевары Карлос Р. Родригес. Он передал микрофон Фелипе Риверо.

“Никто не заплатил нам ни черта!”, выпалил Риверо… Ой! У кастровцев отпали челюсти. Они нервно разинули рты. Они оглядывались. По толпе прокатился гул.

«Мы прибыли сюда бороться с коммунизмом!», продолжил Риверо. «Мужчины всех классов и рас Кубы вызвались прибыть сюда и СРАЗИТЬСЯ с вами!»

«Вот дерьмо! Что теперь?!” Кастровцы были в бешенстве! Камеры работали, но начали нервно перемещаться. Губы Родригеса задрожали. Он вытер лоб. Он поправил воротник. Некоторые головы (буквально!) покатятся, если “Верховный вождь” увидит это! Камеры не знали, на чем сфокусироваться.

“И еще кое-что!”, крикнул Фелипе. “Мы вас победим!” Кастровцы теперь были в бешенстве, они в ужасе глядели друг на друга и пытались прокашляться, они были похожи на демократов во время слушаний по делу Олли Норта.

Родригес, наконец, смог отдышаться и дрожащим голосом начал обычную коммунистическую болтовню о «массах» и «людях… бла-бла-бла…».

“Хорошо!” Риверо закатил глаза и взмахнул рукой: «Ты говоришь, люди с тобой? Тогда проведите выборы! Это покажет нам, как оно на самом деле, не так ли!”

Полный хаос, амигос. Даже стойкие коммуняки в толпе не могли сдержаться. Сам Че Гевара усмехнулся. Смех, аплодисменты и улюлюканье доносились со всех сторон. И помните, все это было по национальному кубинскому телевидению.

А на Кубе, в этой бедной и убогой маленькой стране Третьего мира, как всегда говорила нам эхо-камера Кастро (основные средства массовой информации), помимо чистой иммиграции из Европы незадолго до славного освобождения, было также больше телевизоров на душу населения, чем в Канаде или Германии.

Сам остров почти что задрожал от коллективного хохота.

Наконец, на сцену прискакал сам “Верховный вождь” (Фидель Кастро). Только он мог все исправить. Он это понял. И у него был туз в рукаве. Поэтому он подошел к чернокожему заключенному-парашютисту Томасу Крузу. «Мы открыли пляжи для вас, чернокожих», усмехнулся он. (В 1958-м году на Кубе был частный загородный клуб только для белых с частным пляжем.) «Так почему, черт возьми, ты с этими наемниками янки?»

Расскажи об этом Обаме и членам фракции чернокожих в Конгрессе, Фидель. Расскажи это Максин Уотерс и Джесси Джексону – они проглотят твою чушь и попросят добавки. Но Круз не дрогнул. Он посмотрел Кастро прямо в глаза. «Я прибыл сюда не плавать», сердито сказал он. «Я прибыл сюда, чтобы бороться с коммунизмом. Я прибыл сюда со своими братьями всех рас, чтобы освободить свою Родину от коммунизма».

Что ж, амигос, после этого кастровцы решили провести «суды» за закрытыми дверями и без камер.

Страдающий от чувства вины Джон Кеннеди наконец выкупил бригаду из темницы Кастро. Переговоры длились почти два года, пока эти люди подвергались психологическим и физическим пыткам, которые всегда сопровождают заключение у коммунистов. Один источник утверждает, что Кастро согласился на условия на семь месяцев раньше. Но братья Кеннеди (и президент, и генеральный прокурор) опасались появления проблемы залива Свиней в новостях о выборах в Конгресс в ноябре 62-го года. Они опасались, что обсуждение вопроса о том, как эти люди вообще попали в плен, будет на руку республиканцам. Так что заключенных удобно освободили в канун Рождества 62-го года. Несколько человек умерли в тюрьме за эти семь месяцев.

Возмутительно, но благодаря еще одной демократической администрации Кастро, возможно, смеялся последним над Риверо. В 1967-м году Фелипе Риверо оказался в федеральной тюрьме США. Его преступление? Организация атак из США с целью свергнуть Кастро!

Вы правильно прочитали. Тот же человек, которого Кастро заключил в тюрьму за то, что он был американским лакеем и наемником, за то, что США подкупили его для свержения коммунизма на Кубе, позже был заключен в тюрьму США за попытку свергнуть коммунизм на Кубе! Как видите, Линдон Джонсон соблюдал жульническую сделку Кеннеди-Хрущева во время ракетного кризиса о защите Кастро.

«В итоге мы получили именно то, что все это время хотели», посмеивался Никита Хрущев в своих мемуарах о ракетном кризисе, «безопасность режима Фиделя Кастро и вывоз американских ракет из Турции и Италии. До сегодняшнего дня США выполняли свое обещание не мешать Кастро и не позволять никому мешать Кастро. После смерти Кеннеди его преемник Линдон Джонсон заверил нас, что сдержит обещание не вторгаться на Кубу». (к сожалению, не нашел русский оригинал, это обратный перевод)

Испытания бригадистов в основном закончились к концу 1962-го года. Но когда дело доходит до лжи Джона Кеннеди, я уступаю слово Bachman-Turner Overdrive: «Ты еще ничего не видел! Детка, ты просто еще ничего не видел!»

«Я обещаю вам доставить это знамя бригады в свободную Гавану!» Это было обращение Джона Кеннеди к недавно выкупленным бойцам бригады и их семьям на стадионе Orange Bowl в Майами 29-го декабря 1962-го года. Видимо, этим людям недостаточно лгали, их недостаточно предавали. Они недостаточно пострадали. И матери, дети, вдовы – они тоже не пережили достаточно. С точки зрения Камелота они заслуживали еще более бессовестной лжи.

Секретная сделка Кеннеди с Хрущевым по защите Кастро была заключена всего за месяц до того, как Кеннеди дал обещание об освобождении на Orange Bowl. Тем не менее, он обращался к этим людям, их семьям и их соотечественникам с серьезным лицом.

Неудивительно, что эти бригадисты, их семьи и большинство их соотечественников всегда отказывались покорно идти на “либеральную плантацию”, как послушные маленькие «испаноязычные» или «латинос», с ласковыми поглаживаниями по голове снисходительно ухмыляющихся старейшин медиа-демократического комплекса.

Мой перевод из The Bay of Pigs 60th Anniversary, Part II—the Shooting’s Over But the Heroism and Betrayal Continue.

Погибло 114 бойцов бригады, 1183 попали в плен. В США вернулись 1113 человек. Выкуп в 53 млн. долл. был собран частными лицами.

Игорь Питерский
Источник