11 сентября: пять уроков

Сегодня у всех порядочных людей день скорби: двадцать лет назад исламские фанатики совершили самый чудовищный теракт в истории человечества, забрав несколько тысяч невинных жизней и навсегда изменив мир.

Photo copyright: pixabay.com

Эта трагедия заставляет вновь и вновь оглядываться назад, оценивая события 2001 года и последующих лет в контексте того, что происходит в мире сегодня. Уроки истории важны не только для понимания прошлого, но и для того, чтобы худшее не повторилось впредь.

Сегодня об уроках истории напишут многие мои коллеги — блогеры и журналисты, раскрыв тему с самых разных сторон. Я же — акцентирую внимание читателей на том, что почти наверняка останется за рамками подчеркнуто-политкорректных и приторно-толерантных дискуссий.

Сразу хочу предвосхитить возможное возражение: в истории-де нет сослагательного наклонения. К счастью, это не так. Именно оно позволяет взглянуть на события минувших лет под другим углом — и сделать правильные выводы на будущее.

Черная неблагодарность

Трагедия 11 сентября 2001 года в очередной раз наглядно показала: ислам не помнит добра — и при первой же возможности остервенело вцепится в руку дружбы, если ее протянет «неверный».

В предшествующие теракту 11 сентября годы Соединенные Штаты несколько раз очень серьезно помогли мусульманам, причем в предыдущее десятилетие, в 90-е, — четырежды.

Начиная с 1981 года, после прихода к власти администрации президента Рейгана, по 1989 год — США активно поддерживали афганских моджахедов, боровшихся против советской оккупации.

В 1991 году коалиция, основу которой составляли американские вооруженные силы, отбила захваченный Ираком Кувейт и защитила Саудовскую Аравию, предполагаемую следующую жертву усатого иракского маньяка.

В 1992–1993 годах Соединенные Штаты обеспечили доставку гуманитарной помощи в Сомали, предотвратив тем самым массовый голод в стране.

В 1995 году, при активной поддержке НАТО и США, был предотвращен захват сербами мусульманских регионов Боснии и Герцеговины. Если бы не эта помощь, многие босняки, вероятно, стали бы жертвами массовых репрессий, подобных резне в Сребренице.

В 1999 году силы НАТО, основу которых, как и в 1991 году, составляли американские войска, прогнали армию Милошевича из мусульманского Косова.

Ради помощи мусульманам были потрачены немалые ресурсы, в том числе, деньги налогоплательщиков и жизни американских граждан.

Но не прошло и двух лет после Косова, как мусульмане щедро «отблагодарили» США, уничтожив Всемирный торговый центр и убив ТЫСЯЧИ ни в чем не повинных людей. А другие, так называемые «умеренные» адепты «религии мира и добра», радостно улюлюкали, глядя, как падающие здания превращаются в две огромные братские могилы.

И вот сегодня США, похоже, наступают на те же грабли: заступаются за уйгуров, в очередной раз оказавшихся под прессингом китайских коммунистов.

Первый урок 11 сентября: не надо помогать мусульманам и, тем более, их защищать. Любые ресурсы, потраченные на это, — военные, материальные, человеческие, политические, дипломатические — в конечном итоге будут выброшены на ветер. Если правоверным кажется, что кто-то их обижает, — пусть разбираются сами. Пусть призывают на помощь Аллаха, пусть объявляют свой «джихад», пусть устраивают теракты в Пекине и Шанхае, пусть получают традиционно безжалостный ответ китайских властей — и, как сказал в похожей ситуации 1941 года один американский конгрессмен, «пусть [обе стороны] как можно больше убивают друг друга».

Человечество от этого только выиграет.

Невостребованная демократия

Уже немало было сказано о неудачном опыте экспорта демократии в Ирак и Афганистан. Как правило, многочисленные эксперты сходятся в том, что каждый народ самобытен, у каждой страны свой путь, поэтому слепое копирование тех или иных политических моделей не работает.

Всю эту политкорректную ваниль прокомментирую очень кратко: ЧУШЬ!

Демократия западного образца — это показатель социальной и политической зрелости нации, в странах третьего мира она не приживается не потому, что у них какой-то «особый путь», а оттого, что они до демократии попросту не доросли. Прививать и внедрять ее там — все равно, что пытаться научить грудного младенца этикету высшего общества: утонченные манеры милое дитя не усвоит и вместо этого так и будет какать то под себя, то маме в лифчик, пока не подрастет и не поумнеет.

Вышесказанное справедливо вдвойне для тех стран и регионов, где многие сотни лет безраздельно доминирует ислам — тоталитарная, архаичная и крайне нетерпимая ко всему, что не предписано Кораном, идеология.

Правоверные мусульмане будут с порога, не разбираясь, отвергать все, что несут «кафиры», даже если нововведения многократно повысят их собственный уровень жизни. Мракобесный средневековый шариат для фанатиков всегда будет выше любых светских законов. Наконец, при первой же возможности мусульмане усадят себе на шею очередного халифа, султана или эмира и вернутся в бесправное, жестокое, нищее, грязное, но зато такое привычное варварство.

Единственная исламская страна, где прижилась и пока еще существует демократия западного образца, — Турция. Но там она насаждалась, во-первых, своими — изнутри; во-вторых, процесс шел исключительно из-под палки (то есть, против воли пациентов); в-третьих, нововведения сопровождались глубокой секуляризацией всей страны и отменой многих архаичных традиций, в том числе, связанных с исламом.

Только так западную демократию можно утвердить в исламском мире. Стоит изъять хотя бы одно из трех перечисленных выше условий — и затея заранее будет обречена на провал.

Поэтому тратить ресурсы цивилизованных стран еще и на это — значит, снова выбрасывать на ветер деньги налогоплательщиков и напрасно губить бесценные жизни западных людей.

Второй урок: не надо идти к мусульманам с просветительскими и гуманитарными миссиями — они этого никогда не поймут и не оценят. Надо просто держать ислам подальше от Цивилизации.

На дальних подступах

Администрацию президента Буша-младшего нещадно критикуют за военные операции в Афганистане и в Ираке — и во многом эта критика заслуженная и справедливая.

Вместе с тем, следует отметить непреложный факт: после ввода американских войск в эти две страны террористическая активность оказалась сосредоточена именно там, не выплескиваясь кровавыми волнами на территорию США и не забирая жизни мирных американцев.

Почему?

Да потому, что там террористам было проще. В этих странах, мягко говоря, намного менее строгие меры безопасности; там у мракобесов-боевиков полным-полно сторонников — вот и пошли «воины Аллаха» по пути наименьшего сопротивления, убивая преимущественно своих соплеменников.

Теперь же, после того, как США ушли из Ирака и Афганистана так, как ушли, средневековые дикари снова полезут в американские города.

Из этого следует третий урок — и он очень простойислам необходимо сдерживать на дальних подступах.

Во-первых, нельзя пускать мусульман на свою территорию, а тех, кто уже оказался в стране, надо постараться выдворить обратно.

Справедливости ради, здесь я должен отметить: далеко не все мусульмане террористы, среди них много и действительно умеренных, и вовсе светских людей. Но при этом все террористы — мусульмане, и даже светское воспитание не гарантирует от радикализации — что и происходит сегодня массово и повсеместно, особенно среди молодежи.

Это и есть практически неисчерпаемая питательная среда для распространения джихадистских идей и пополнения террористических группировок. Держать ее на своей территории — не просто безумие, это — преступление.

Во-вторых, следует всеми силами поддерживать тех, кто активно противостоит исламской экспансии.

Прежде всего, это Израиль — форпост Цивилизации именно там, на дальних подступах. Мужественная и стойкая страна, вот уже несколько десятилетий успешно отражающая все атаки превосходящих сил врагов свободы и прогресса. Защищать Израиль всеми возможными средствами — одна из первоочередных задач всего цивилизованного мира. Иначе, если, не дай Бог, случится худшее и террористы-дикари одержат верх, — вслед за Израилем «религия мира и добра» умоет кровью всю планету.

Из пушек по воробьям

Безусловно, после столь бесчеловечной серии терактов Америка не могла не ответить дикарям. Вопрос заключался в другом: кому отвечать и как, решать ли проблему в целом или имитировать бурную деятельность?

Здравый смысл подсказывает: планировать следовало, прежде всего, КОНЕЧНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ — и только потом конкретные действия для его достижения.

Результатов могло быть два:

1. Полное искоренение исламского терроризма;
2. Показательная акция и сохранение status quo.

Очевидно, что показательные акции неэффективны и предназначены только для внутреннего потребления — собственным электоратом. Террористов они не останавливали никогда; исламских фанатиков с их фаталистическим менталитетом — не удержат и подавно.

Администрация президента Буша-младшего публично провозгласила первую цель, но ограничилась полумерами, конечный результат которых мы наблюдаем сегодня.

Между тем, решение было очевидно.

Во второй половине XX века в Европе бесчинствовали десятки террористических организаций — преимущественно левого толка. Тактические меры не работали: вместо каждой уничтоженной банды немедленно возникали новые.

Проблема разрешилась полностью только после того, как боевики лишились поддержки. Произошло это после экономического коллапса, а затем и развала СССР — главного спонсора террористов-леваков.

Проблема исламского терроризма может решиться точно так же, если дикари-фанатики останутся без поддержки. Полумеры же будут только забирать ресурсы — в том числе, человеческие жизни — но воз не сдвинется с мертвой точки.

Ни для кого не секрет, откуда получают помощь исламские террористы: это — арабские монархии Персидского залива, в первую очередь — Саудовская Аравия.

Но никто не решается даже вслух произнести этот очевидный факт.

Однако, если Америка поставила перед собой цель полного искоренения исламского терроризма, именно по этим разжиревшим на западные деньги эмирам и царькам следовало нанести главный удар.

Уже довольно скоро после нападения американским спецслужбам были известны личности террористов, их происхождение, принадлежность к конкретной террористической организации, источники финансирования этой банды и гражданство ее главарей.

Все до единой улики указывали на Саудовскую Аравию. И речь, напомню, шла о беспрецедентной со времен Перл-Харбора атаке на территорию США и о самом кровавом в истории человечества теракте.

Это — casus belli, повод для объявления войны. И американской администрации следовало озаботиться не афганскими полудикими кочевниками, а саудитами. Не договариваться, не увещевать, а — выдвинуть ультиматум с требованием немедленного и полного прекращения любой поддержки исламского терроризма. А до тех пор — лишить денег самих саудитов: например, заморозить все их активы на американской территории и военными средствами уничтожить их нефтедобывающую инфраструктуру — последнее также для того, чтобы европейские горе-союзнички не смогли приторговывать с врагом за спиной США.

До «сланцевой революции» было еще два с лишним года, резкое сокращение поставок нефти, безусловно, подстегнуло бы ее цены — но у США уже тогда были внушительные стратегические запасы углеводородов как раз для такого случая. Этот резерв существенно смягчил бы удар, а затем быстро выстроилась бы длинная очередь желающих занять освободившуюся саудовскую нишу. Свято место пусто не бывает.

Да, реализовать всё это было бы совсем не так просто, как написано здесь. Такие решения пришлось бы с невероятными усилиями продавливать через Конгресс, уже в те времена набитый под завязку оппортунистами, соглашателями и коррумпированными лоббистами. И действовать пришлось бы под истошный вой так называемой «международной общественности».

Но в 1941 году даже Рузвельт нашел нужные слова и аргументы, убедившие конгрессменов и сенаторов дать отпор агрессору. А в 2003 году Конгресс того же состава, что и в 2001-м, одобрил военную операцию против Саддама Хусейна — невзирая на визги и вопли международных пособников иракского диктатора.

Значит, при должном упорстве и при наличии политической воли можно было добиться самых жестких решений — вплоть до ковровых бомбардировок саудовских городов, как во времена Второй мировой бомбили Германию и Японию. Здесь необходимо отметить: во-первых, исламу абсолютно чужды ценности традиционного западного гуманизма — следовательно, с исламистами можно было бы не церемониться. И, во-вторых, — в мусульманском мире очень хорошо и адекватно понимают слово «месть».

Без нефтедолларов и инфраструктуры, некогда построенной западными специалистами, процветающее королевство в мгновение ока вернулось бы в нищее средневековье. Кроме того, решительный и мощный удар американцев, направленный не по пастухам на ослах, а точно в цель, отрезвляюще подействовал бы на остальных потенциальных спонсоров «воинов Аллаха».

В результате активность исламских террористов резко снизилась бы, а то и вовсе сошла бы на нет.

Полумеры же — в лучшем случае, не заканчиваются ничем, а чаще — приводят к огромным политическим, дипломатическим, репутационным и материальным потерям, что мы и наблюдаем после позорного бегства администрации Байдена из Афганистана.

Таким образом, четвертый урок — это правильная постановка стратегической цели, точное определение главного врага и концентрированный удар в его сердце вместо распыления сил на беспорядочную пальбу из пушек по воробьям.

О роли личности в истории

1 сентября 1939 года, когда нацистская Германия напала на Польшу, премьер-министром Великобритании был Невилл Чемберлен — тот самый, который всего годом ранее заявил, что добился мира на целое поколение.

Именно его кабинет объявил Рейху войну, но повел ее так, что она получила название «странной», а в англоязычной историографии — и вовсе «бутафорской» (the Phoney War).

Что было бы, если бы Чемберлен внезапно не заболел и оставался бы на своем посту еще несколько лет?

Каждому психологу известно: поведение в прошлом — наилучший предсказатель поведения в будущем.

Пока шла «странная война» и войска союзников отсиживались в укреплениях на линии Мажино, Германия в полной мере использовала эту передышку: перегруппировала силы, восполнила потери после Польской кампании, захватила Данию с Норвегией — и мощным ударом сокрушила Францию.

Будь британским премьером Чемберлен — он, скорее всего, не стал бы сражаться бескомпромиссно и до конца, как Британия билась при Черчилле, а поспешил бы, как и в 1938 году, заключить с Рейхом мир на условиях нацистов. Европа осталась бы оккупированной, а высвободившиеся ресурсы Германии были бы брошены на Восток. Заклятые союзнички Сталин и Гитлер неизбежно вцепились бы друг другу в глотки, только воевать большевикам пришлось бы без западной помощи — и, следовательно, у них не было бы ни единого шанса выдержать удар.

Вся история человечества пошла бы по совершенно другому пути — и этот альтернативный мир был бы намного хуже даже сегодняшнего повального безумия.

К большому сожалению, в 2001 году в Америке не нашлось своего Черчилля — мудрого, храброго и решительного. Такой лидер появился лишь пятнадцать лет спустя, но к этому моменту случилось то же самое, что когда-то перечеркнуло все усилия Соединенных Штатов во Вьетнаме.

Американцы устали от бесконечной войны с неясными целями, без внятных результатов и без перспектив.

Президент Трамп оказался в том же положении, что и некогда президент Никсон. Даже если бы главный враг и пособник терроризма был назван прямо и недвусмысленно, провести против него военную кампанию не представлялось возможным: Конгресс ее не утвердил бы, а общество не поддержало бы.

Как и Никсон в свое время, все, что в этой ситуации мог сделать Дональд Трамп, — с минимально возможными издержками вывести страну из афганского тупика.

Надо прямо назвать виновных в этом внешнеполитическом провале. Во-первых, это администрация Буша-младшего, не сумевшая или не пожелавшая поставить адекватную стратегическую цель и уничтожить главного спонсора исламского терроризма. И, во-вторых, это администрация Обамы, которая и вовсе прямо поддерживала исламских фанатиков — и политически, и дипломатически, и материально, отправляя миллиарды долларов из кармана налогоплательщиков мракобесам из Ирана.

Пятый урок 11 сентября: в кризисные времена нужны решительные лидеры. Политики мирного времени, какими бы хорошими ни были, в критических ситуациях не справляются и ведут свои страны и народы к поражению.

* * *

Политкорректные лицемеры и демагоги наотрез отрицают очевидное — я же назову вещи своими именами.

11 сентября 2001 года началась Третья мировая — гибридная война, развязанная исламом против Цивилизации. На сегодняшний день западный мир отступает по всем направлениям: за Перл-Харбором в Нью-Йорке последовал Сингапур в Афганистане — и пока не видно даже признаков перелома ситуации.

Сможет ли Цивилизация дать отпор надвигающемуся мракобесию? Это зависит от многих факторов, и правильное усвоение уроков 9/11 может сыграть не последнюю роль.

Едва ли не главный из этих уроков — западный мир отчаянно нуждается в решительных лидерах. Таких, которые готовы будут идти до конца, невзирая на истошный вой внутренних врагов — пособников терроризма, и — главное — смогут повести за собой других людей.

Западный мир — это миллиард человек, среди которых такие люди наверняка есть, и очень важно их не проглядеть. И — всегда следует помнить слова-напутствие украинского поэта Тараса Шевченко как раз для таких ситуаций:

«Борітеся — поборете!»

И тогда новый Мидуэй этой необъявленной, подлой гибридной войны окажется не за горами.

Автор: Andrew Capstick

Источник