Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Земля Бирии

Земля Бирии

Когда-то история борьбы за Бирию была предметом общенародной гордости: ее изучали в школах, о ней рассказывали у костра вожатые-инструкторы детских и молодежных организаций, в ее честь совершались ежегодные массовые экскурсии и походы в канун праздника Пурим. Была – пока свиньи пост-сионизма и еврейские проводники арабского нарратива не оболгали и не загадили всё, до чего только могли долететь их вонючие испражнения. Так уж получилось, что с некоторых пор пафос защиты своей земли не только вышел в Израиле из моды, но и стал казаться чем-то совершенно неприличным, недостойным звания «культурного» человека – читателя газеты «Гаарец» и потребителя театральных панегириков в честь арабских убийц.

Согласно рекомендациям репертуарной комиссии министерства просвещения, именно они – ахмады-чикатило и валиды-потрошители – представляют собой достойный пример для нынешнего подрастающего поколения. Именно они – а не героическая «молодежь холмов» (נוער גבעות), на которую сегодня напускают не театральных режиссеров, а доберманов из полиции и евсекции ШАБАКа – великолепная, самоотверженная, поистине достойная своего народа молодежь, которую постоянно шельмуют не только левые подлецы, но даже и трусливые политики из национально-религиозного лагеря. Неудивительно, что многие из тех, кто читает сейчас эти строки, впервые слышат само это слово – «Бирия».

Значит, надо рассказать – хотя бы вкратце.

Печально известная «Белая книга» 1939 года не только установила ограничения на иммиграцию евреев в Эрец Исраэль, но и ознаменовала решение Британии отойти от принципов Декларации Бальфура (по крайней мере, так, как понимали ее евреи: создание независимого государства Израиля). Следующим шагом британских властей стал «Земельный закон» (Land Transfer Regulations, 1940), который фактически запрещал евреям покупку земли в Галилее, Иудее, Газе и Северном Негеве. Этот запрет был тем более странным, что к тому времени евреям УЖЕ принадлежали значительные территории в этих районах, приобретенные в конце XIX – начале XX вв. компаниями барона Ротшильда (т.н. ИКА и ПИКА). Большей частью, эрец-исраэльные земли Ротшильда пустовали, но их юридический статус оставлял евреям законную возможность селиться в этих местах. Поэтому власти мандата не могли ничего поделать, когда, в ответ на «Земельный закон», евреи приступили к демонстративной реализации этой возможности – преимущественно на севере, в Галилее.

По сути, это были не полноценные поселения (для которых у тогдашнего ишува попросту не хватало людей и средств), а небольшие форпосты с десятком-другим парней из ПАЛМАХа. Помимо чисто символического, эти опорные пункты имели и реальное практическое назначение (в частности, как промежуточные станции на сухопутном маршруте нелегальной алии). Начиная с августа 1944 года, было создано сразу несколько таких изолированных поселений (Бейт Кешет, Рамот Нафтали, Амиад, Мисгав Ам и др.), расположенных в самой гуще арабского населения. Одним из таких форпостов и была Бирия.

Вообще-то, первые упоминания этого еврейского городка, расположенного к северу от Цфата, встречаются уже в Мишне и Талмуде. В середине XVI века здесь проживал знаменитый рав Йосеф Каро, автор книги «Шулхан Арух». Позже место пришло в полное запустение и так, в виде пустоши, было выкуплено бароном Ротшильдом в 1895 году. Первую попытку возродить Бирию предприняли лишь спустя 27 лет – в 1922-ом, но она закончилась неудачей вследствие активного сопротивления арабских соседей, которые составляли в округе подавляющее большинство (Цфат был в те годы преимущественно арабским). В январе 1945 года на эти земли была направлена молодежь из религиозных отрядов ПАЛМАХа – это и стало второй, более удачной попыткой.

Впрочем, в ту зиму речь не шла о сельскохозяйственном труде (если не считать таковым работы по лесопосадкам в рамках фонда Керен Кайемет): вместо обработки земли пальмахники возводили стены военного укрепления, способного отразить нападения арабских соседей. Помимо этого, молодежь занималась интенсивной военной подготовкой. Одной из тактических задач пальмахников Бирии была защита еврейского населения близлежащего Цфата при угрозе погромов. Кроме того, форпост использовался как перевалочная база для нелегальной репатриации. Олим переправляли пешими караванами из Сирии в долину Хулы, а оттуда – в Бирию, где они проводили несколько дней, привыкая к местным обычаям, к новой одежде (людям выдавали форму еврейских молодежных организаций) и нескольким словам иврита, которые нужно было заучить, чтобы хоть как-то сойти за старожилов. Затем новоиспеченные граждане Эрец Исраэль отправлялись в следующий пункт назначения – Хайфу.

В конце февраля 1946 года отряд ПАЛМАХа атаковал базу Арабского легиона на горе Кенаан (к северо-западу от Цфата). Атака должна была обозначить символический ответ на акты арабского бандитизма, а потому выражалась в беспорядочном обстреле, без попытки захватить базу: немного постреляли и скрылись. Но британские власти решили преподать нападавшим хороший урок. Розыскные собаки, взявшие след, привели англичан прямиком к Бирии. 28 февраля власти провели нам тщательный обыск и обнаружили потайные склады оружия. 24 обитателя форпоста были арестованы и препровождены в тюрьму. Менее недели спустя британцы объявили Бирию военной зоной – вплоть до особого распоряжения, что означало фактическое изгнание оттуда всех поселенцев, а не только арест тех, кто был замешан в борьбе против мандата. В поселке разместили военную часть, на дорогах выставили блокпосты; захват Бирии сопровождался намеренным уничтожением посевов и вырубкой лесонасаждений (во всяком случае, по рассказам людей из фонда Керен Кайемет, официального хозяина этого земельного участка). Дабы подогреть страсти, газета «Едиот Ахронот» растиражировала лживую (из песни слова не выкинешь) версию ПАЛМАХа о том, что поводом для изгнания стала случайная стычка между двумя арабскими хамулами, не имевшая никакого отношения к жителям Бирии.

Первая в истории конфискация британцами законных еврейских земель вызвала сильнейшую волну возмущения во всем ишуве. С точки зрения руководства Еврейского Агентства, этот случай был ни больше, ни меньше, чем прецедентом, пробным камнем в общем процессе борьбы за свободную алию и за независимость. Уступить без боя означало в этой ситуации смириться с дальнейшими конфискациями. Надежд на удачное вооруженное противостояние с регулярной британской армией практически не имелось, поэтому остановились на методах массового мирного протеста. В Хайфе, Тель-Авиве и Иерусалиме прошли всеобщие забастовки и митинги. Но главная акция была намечена на середину марта – под прикрытием ежегодного молодежного похода на Тель-Хай, который традиционно проводился тогда в канун праздника Пурим (пост Эстер) в ознаменование годовщины героической гибели Йосефа Трумпельдора и его товарищей в 1920 году.

В ночь с 13 на 14 марта от 2 до 4 тысяч молодых людей, съехавшихся со всей Страны, несколькими пешими колоннами двинулись в сторону Бирии. С собой они несли палатки, провизию, доски и рабочие инструменты. Прибыв на место с первыми лучами солнца, они немедленно принялись под изумленными взглядами застигнутых врасплох англичан разбивать площадку для нового поселения – Бирия-2. Над одной из палаток взвился бело-голубой флаг со звездой Давида. Власти поначалу бездействовали, но к вечеру, когда на месте остались лишь около 150 поселенцев, Бирию-2 окружили большие армейские силы в сопровождении броневиков. После того, как евреи отказались добровольно покинуть землю, их силой (сопротивление оказывалось лишь пассивное) погрузили на военные грузовики и отправили в Тверию. Только что посаженные посевы были уничтожены, саженцы выкорчеваны.

В ту же ночь Хагана организовала новый поход. Из тысяч участников предыдущего марша, в Рош-Пине и Цфате еще оставалось несколько сотен молодых людей, не успевших разъехаться по домам. На рассвете 15 марта они двумя колоннами поднялись на гору. Англичане, полагавшие, что с сопротивлением покончено, и потому оставившие там считанное число солдат, снова были застигнуты врасплох. На их глазах рядом с Бирией и Бирией-2 в течение нескольких часов была построена Бирия-3. Следующие два дня прошли под знаком притока новых поселенцев – слава о Бирии уже гремела по всей Стране. Из Цфата молодым людям доставляли провизию и воду; опасаясь арабской атаки и намеренного бездействия англичан, Хагана организовала скрытную вооруженную охрану. Одновременно в Цфат прибыли люди из руководства ишувом для переговоров с британцами. В результате бесед, власти пошли на попятный, дав разрешение на присутствие 20 поселенцев «с целью сельскохозяйственных посадок». Это известие было воспринято ишувом как победа: еврейская Бирия осталась на карте! А всего несколькими месяцами позже, в июне 1946-го, британские солдаты окончательно покинули гору.

Натан Альтерман лично участвовал в походе на Бирию (один из организаторов и командиров которого, Йосеф Авидар был его другом). Стихотворение, написанное по следам этих событий, было запрещено к печати британской цензурой. Впервые опубликовано в сборнике Союза журналистов за 1947 год и впоследствии включено автором в книгу «Седьмая колонка».

Алекс Тарн

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика