Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Культура / «Я любил разглядывать портреты Чехова»

«Я любил разглядывать портреты Чехова»

Андрей Бильжо
Андрей Бильжо
Фото: Стас Владимиров/Коммерсантъ

Серию интервью о книгах продолжает беседа с Андреем Бильжо, карикатуристом, автором героя «Петровича», писателем, врачом-психиатром, членом Союза художников России, академиком Академии графического дизайна. Беседовала Наталия Демина. 

Помните ли, в каком возрасте вы научились читать, и какой была ваша первая книга? 

Научился читать довольно рано. Первую книгу не помню. Когда мне было лет 9-10, я как ни странно, прочел толстые книги: «Войну и мир», «Гамлета» и другие пьесы Шекспира…

Обращали вы тогда внимание на книжные иллюстрации? 

Да. Обращал внимание на то, как издана книга, обращал внимание на портреты писателей. Очень любил разглядывать в подписных изданиях портреты писателей, как меняется писатель. Ведь в каждом томе, например, полного собрания сочинений Антона Павловича Чехова  были разные фотографии Чехова, я любил раскладывать, сравнивать, смотреть. Поэтому, еще будучи совсем-совсем школьником, я поражал многих, что знал всех писателей по имени отчеству, запомнив их имена из подписных изданий. Я не называл, например, Крылова Крыловым, а говорил «Иван Андреевич Крылов».

Были ли среди вашего детского, юношеского чтения научно-популярные книги? Что-то вас интересовало? По биологии, физике, математике?

Нет, научно-популярная литература как-то обходила меня стороной. Скорее научная, потому что я готовился поступать в медицинский, серьезно занимался биологией и химией. Были какие-то научно-популярные журналы, и я как-то спокойно относился к фантастике. Уже чуть старше обратился к Стругацким, наверно, это даже для меня не совсем фантастика в чистом виде.

Были ли книги в вашем детстве, юношестве, которые повлияли на ваше становление сначала как медика, а потом как художника? 

Во-первых, я очень много покупал альбомов в переходе метро, когда шел на уроки музыки. Мама мне давала деньги, я покупал альбомы художников. Они были не столь дороги, иллюстрации были черно-белые, они до сих пор у меня хранятся. Это был и Репин, и Серов, и Крамской, и Левитан, и так далее. И в школе я даже делал доклады по русским передвижникам, поэтому, конечно, эти книжки повлияли на меня очень сильно.

Мне нравилось все, связанное с искусством. «Зеленое дерево жизни» Леонида Волынского и книга Игоря Долгополова про искусство – а эти книжки, безусловно, повлияли на меня как на художника. А популярная биология – это книжка Клода Вили (Claude Alvin Villee) «Биология» (1964).

Вы сейчас следите за тем, что происходит в науке, в частности в генетике, за бурным развитием биологии? 

Не очень, постольку-поскольку. Очень трудно следить, потому что так много всего происходит. Но я слежу с пониманием, не как обыватель, сразу отбрасываю 90% мишуры. Если вдруг попадается что-то действительно стоящее, то тогда да.

Что, на ваш взгляд, будет с бумажной книгой через 20 лет? Боитесь ли вы наступления электронной книги на бумажную? 

Совсем нет. Судя по Non/fiction 2013 года, ничего страшного бумажной книге абсолютно не грозит, потому что книга – не только содержание. Хорошо, когда оно хорошее, но книга – это еще и предмет. Это просто предмет, это полиграфическое искусство, это искусство дизайна, это целый мир шрифтов, это типография, это та или иная бумага и так далее.

Посмотрите, какие нас сейчас окружают книги! Мы стоим около стенда, разве эти прекрасные книги заменит какая-нибудь электронная книга? Невозможно. Одно дело, когда ты берешь в руки такую книгу, а другое дело, ты видишь черные буквы на белом экране. Это же совершенно разные вещи, разное состояние читателя. Тогда читатель не просто становится читателем, он становится участником действия: взять книжку, достать её с полки, почувствовать запах.

Такую книжку в электричку страшно брать! 

Да. Такую книжку… Нужно иметь письменный стол, зеленое сукно, ну, и слава богу.

Как вам кажется, изменяется ли роль иллюстрации в книге будущего? Сохранит ли она свое важное значение? 

Мне кажется, роль иллюстраций меняется не в лучшую сторону, потому что исчезают художники книги, которые работают головой и рукой, а появляется больше тех, кто работает на компьютере. Появляются такие псевдохудожники и псевдодизайнеры, которые освоили ту или иную программу, и считают, что они это могут делать, не понимая, что программа является только инструментом.

Можно работать кистью, можно тушью, можно цветными карандашами, акварелью, а можно делать это на компьютере, но все равно нужна на плечах голова, голова и умение все это сформулировать и неожиданно показать. Именно поэтому их не так много. Например, все знают художника книги Андрея Бондаренко, он не столько иллюстратор, сколько блестящий дизайнер, я сделал с ним ни одну книгу. Такие люди как драгоценности.

Я знаю, к нему даже в очередь встают, чтобы он книжку издал. 

Да. 

Многие ученые и общественные деятели говорят о том, что в России сейчас надвигается мракобесие. Вы видите эту опасность? Если да, то что надо делать, чтобы ее устранить? 

Нужно заниматься своим делом и не обращать на все это никакого внимания. Не надо критиковать это, смеяться над этим и плевать на идиотов, пока они не мешают тебе жить, понимаете?

Какие книги за последние два года вам понравились? Может быть, что-то порекомендуете? Может быть расскажете о своих новых книгах? 

Вы знаете, у меня в конце года вышло сразу три книги, поэтому у меня такой урожайный год, и они все появились в одном месяце. Здесь рядом продается книжка «Пять моих классиков», это вторая книга из серии «Мои классики». В первой были: Пушкин, Чехов, Тургенев, Толстой, Достоевский. В новой: Горький, Маяковский, Гоголь, Некрасов, Крылов. Она вышла в издательстве «Laurus».

Это большое количество картинок, связанных с сюжетами их произведений, с ними самими, но перенесенные в наше время. Всё перенесено в наше время, цитаты из их произведений и мои собственные какие-то ассоциации, комментарии, отношение к ним, к их произведениям, не литературоведческие, а скорее такие больше читательские, человеческие.

Вы в каком-то смысле популяризируете классику? 

В каком-то смысле да. Это – две довольно толстые книги. Мой внук, например, начал читать, начиная с этой книжки «Мои классики». Он прочитал куски Достоевского оттуда, будучи девятилетним ребенком, через карикатуру. 

Вторая книга – это издательство «Манн, Иванов и Фербер» – «Истории про еду». И третья книжка – «Заметки авиапассажира», тоже «Манн, Иванов и Фербер». 

Спасибо!

ПОДГОТОВКА ИНТЕРВЬЮ: Наталия Демина
polit.ru
Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика