Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / ВСЕ ПРОТИВ ВСЕХ

ВСЕ ПРОТИВ ВСЕХ

Автор Давид Шарп

На фоне провального второго раунда мирной конференции в Женеве боевые действия многочисленных сторон друг против друга продолжились в Сирии с прежней силой. Вообще подсчет раскладов, кто против и за кого воюет в этой стране, становится все более непростым делом.

ВСЕ ПРОТИВ ВСЕХВ общих чертах все выглядит следующим образом: верные Асаду силы, включающие сирийских силовиков, организованных властями ополченцев, боевиков «Хизбаллы», шиитских добровольцев со всего мира (в основном с Ирака), а также иранских советников и «паломников», противостоят практически всем группировкам оппозиции и иностранных боевиков-добровольцев. Исключение составляет условно относящаяся к оппозиции курдская партия «Демократический союз», являющаяся доминирующей силой в трех курдских кантонах на северо-востоке и севере страны. Она же с недавнего времени осуществляет на их территории самоуправление. «Демократический союз» — сирийский филиал турецкой Рабочей партии Курдистана (РПК), десятилетия, до недавнего начала мирных переговоров, ведшей вооруженную борьбу с Анкарой. Между силами Асада и вооруженными формированиями «Демократического союза» боевых действий практически не ведется, хотя в прошлом эпизодический характер они все же имели. Охарактеризовать их отношения можно как негласный договор о нейтралитете.

Основная вооруженная оппозиция делится на множество группировок с разной, часто крайне расплывчатой идеологией. Многие из них действуют под одной крышей или просто сотрудничают между собой. Главный их противник (теоретически) — режим Асада, но, как показали последние месяцы, это не совсем так. Значительная часть оппозиции, как мы уже писали, воюет также со своими недавними соратниками по оружию — организацией, называющей себя «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Несмотря на почти идентичную с ИГИЛом идеологию, официальный филиал «Аль-Каиды» в Сирии, «Джабхат а-Нусра» проявляет гораздо больший прагматизм в своих действиях и именно поэтому не вызывает массовой вражды других повстанцев. В последние дни «Джабхат а-Нусра» перешла из состояния неблагожелательного нейтралитета к боевым действиям против ИГИЛа.

Еще один противник ИГИЛа — курдские отряды «Демократического союза». Собственно, для курдов ИГИЛ и исламисты из других повстанческих организаций как раз и являются на данный момент основными противниками. Кстати, в рядах ИГИЛа и той же «Джабхат а-Нусры» немало курдов из Сирии и из Ирака, воюющих со своими соплеменниками. Для этих, фигурально выражаясь, интернациональных организаций происхождение бойцов значения не имеет, главное — чтобы разделяли их идеологию.

Наибольшее число временных перемирий заключены в районе Большого Дамаска. Дошло дело и до непосредственного общения сирийских силовиков с повстанцами. Однако говорить о сдаче оппозицией оружия или переходе каких-то территорий под контроль режима нет причин. Скорее можно констатировать, что изможденные беспрерывной войной и неспособные добиться перелома стороны решили взять тайм-аут.

Как бы то ни было, эти перемирия можно назвать явлениями локального характера, а в глобальном масштабе война идет весьма интенсивно. Если говорить о лоялистах, то наиболее активные наступательные действия они ведут северо-западнее Дамаска, в районе нагорья Каламун. Здесь они пытаются взять город Ябруд и тем самым снизить уровень угрозы со стороны повстанцев стратегическому шоссе, ведущему на север в Хомс и далее в прибрежную алавитскую Латакию. Данный район прилегает к ливанской границе, причем с ливанской стороны там находится суннитский анклав, что обеспечивает повстанцам тыл. Во многом поэтому Каламуну придает большое значение не только Асад, но и руководство «Хизбаллы». Здесь задействованы крупные силы этой организации, и именно из Каламуна в последние дни поступают сообщения о многочисленных потерях в ее рядах. По сведениям оппозиционных источников, счет идет на десятки боевиков, включая одного из родственников Хасана Насраллы. Судя по видео с мест событий и реалистичным оценкам сил, лоялисты задействуют здесь десятки танков и несколько тысяч бойцов. По Ябруду активно работают авиация и тяжелая артиллерия. Несмотря на то, что с топографической точки зрения оборонять этот город очень непросто, серьезными успехами сторонники Асада пока похвалиться не могут. Потери в их рядах часто имеют и видеоподтверждения, будь то расстрелы танков управляемыми ракетами или провоз привязанного к машине трупа боевика «Хизбаллы» по улицам города.

Еще одним местом, где инициативу проявляют лоялисты, является небольшой повстанческий анклав Хомса, откуда недавно была эвакуирована значительная часть мирных жителей. Здесь противники режима давно находятся в крайне непростом положении.

Если на севере страны, в Алеппо, бои идут с переменным успехом для сторон, то в провинции Хама (центр-запад страны), а также Дараа и Кунейтра (юго-запад) в последние недели повстанцы одерживают военные и территориальные победы локального масштаба. Ими были захвачены многочисленные опорные пункты (ОП), а также уничтожены или взяты в качестве трофеев десятки единиц бронетехники. При этом одними лишь танками и БМП трофеи оппозиции не ограничились. Попали в их руки и другие вооружения с боеприпасами, включая столь необходимые им управляемые противотанковые ракеты, что опять-таки подтверждено видеокадрами, выложенными в Интернет. Примечательно, что часть этих ОП (в Кунейтре) находится в непосредственной близости к границе Израиля, и именно для войны с ЦАХАЛом они и хранившееся здесь оружие как раз предназначались. Поэтому видеоэкскурсии по таким местам, любезно «организуемые» повстанцами, представляют для нас особый интерес.

Именно в провинции Дараа, согласно сообщениям арабских СМИ, должны быть задействованы 1500 повстанцев, якобы прошедших обучение в Иордании. Здесь же практически отсутствует ИГИЛ и очень сильна светская составляющая в рядах оппозиции. Наконец, в Дараа и окрестностях десятки повстанческих групп разных размеров достигли договоренности о действиях под одной крышей. Все это делает местных оппозиционеров наиболее привлекательным для США, а особенно для стран Персидского залива, адресатом поставок оружия, а саму Дараа — перспективным с наступательной точки зрения направлением. И если американцы ограничиваются легким вооружением и амуницией, то, как сообщил недавно «Уолл-стрит джорнал», саудовцы якобы решили, несмотря на сопротивление США, поставить поддерживаемым им группам противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) и даже переносные зенитные комплексы (ПЗРК). По сведениям издания, речь идет о системах советского и китайского производства соответственно, которые страны Залива специально закупают со вторых рук. Если это и в самом деле произойдет, то, вне всякого сомнения, у силовиков Асада будут еще большие проблемы.

Как раз в районе Кунейтры до недавнего момента воевал и новый командующий секулярной Сирийской свободной армии (ССА) Абдель-Ала аль-Башир, назначенный на эту должность Национальной сирийской коалицией вместо генерала Салима Идриса. Как сообщило руководство секулярной оппозиции, Идрис был снят за многочисленные ошибки и неудачи, всерьез подорвавшие позиции ССА. Пожалуй, наиболее фатальным его промахом стал относительно недавний беспрепятственный захват исламистами складов ССА на севере Сирии, в результате чего поставки оружия и амуниции этой организации через Турцию (куда немедля подался Идрис) были прекращены.

Завершая обзор сирийских событий, отмечу еще два примечательных эпизода. Во время неудачного штурма центральной тюрьмы Алеппо (она давно находится в полном окружении повстанцев) погиб Сейфулла Шишани, он же Руслан Мачаликашвили. Чеченец из Грузии (Панкисское ущелье), Сейфулла являлся одним из нескольких русскоязычных полевых командиров исламистов в Сирии. Более того, он был, пожалуй, самым известным среди них и колоритным. Именно он начал первым публиковать в Интернете репортажи с места событий на русском. Кстати, не обходилось в них и без угроз в адрес Израиля. Смерть джихадиста-интернационалиста кто-то запечатлел на видео. Погиб он уже после штурма в результате взрыва шального минометного снаряда, упавшего неподалеку от группы боевиков. В последнее время отряд Сейфуллы воевал в составе «Джабхат а-Нусры».

Второе событие стало своего рода сенсацией: впервые было зафиксировано применение правительственными силами реактивной системы залпового огня (РСЗО) «Смерч». До сих пор в серьезных открытых источниках о наличии таких комплексов (12-ствольная 8-колесная установка) в Сирии, никакой информации не было. Это мощнейшие РСЗО из разработанных в СССР в 1987 году, ныне выпускаемые Россией. Безусловно, они представляют немалую опасность и для нашей страны. Для наглядности заметим: «базисная» ракета хорошо знакомого израильтянам семейства «Град» имеет калибр 122 мм, вес 66 кг и дальность полета от 5 до 20 км, в то время эти же параметры типового снаряда «Смерч» составляют соответственно 300 мм, 800 кг и 20-70 (до 90) км. Стоит добавить, что «Смерч» может использовать очень широкий спектр боеприпасов различного назначения. Судя по видео, в Сирии были применены кассетные снаряды производства 1991 года, видимо, еще советские.

Как и когда системы «Смерчи» попали в Сирию, остается только гадать. Возможно, они были куплены в одной из стран СНГ уже давно, но до сих пор ни разу не засветились. Более реалистичной выглядит версия о поставках в последнее время со складов российской армии. Но это пока лишь предположение.

***

Если в Сирии все идет своим чередом, то в соседнем Ливане произошел, без преувеличения, политический прорыв. В марте предыдущего года премьер-министр Наджиб Микати подал в отставку, и в начале апреля формирование нового кабинета было поручено парламентом Тамаму Саламу.

Согласно ливанским законам, премьер-министром страны должен быть суннит. Если Микати изначально являлся просирийским политиком (по ходу гражданской войны он от Дамаска отдалился), то Тамама к таковым не отнесешь. Тем не менее, его кандидатура устроила основные противоборствующие стороны, представляющие лагеря «14 марта» (противники «Хизбаллы», в основном сунниты и многочисленные христианские партии) и «8 марта» («Хизбалла», шиитский АМАЛ и поддерживающие их христиане). Однако сформировать новый кабинет начинающему премьеру не удавалось, и создалось впечатление, что «эта музыка будет вечной». Но в итоге всем сторонам, не заинтересованным ни в эскалации и так до предела взрывоопасной обстановки в стране, ни в продолжении политического пата, все же удалось прийти к компромиссу. Основная борьба велась за возможность накладывать вето на неугодные решения кабинета, и вот какой в итоге получился результат: каждый из двух лагерей получит по 8 портфелей, еще 8 министров назначаются премьером, президентом Мишелем Сулейманом и друзским лидером Валидом Джумблатом, который всегда ловко лавирует между оппонентами. «Хизбалла» получила всего 2 портфеля, но влияние организации на решения правительства продолжит оставаться очень весомым.

Что касается персоналий… Министром обороны стал приближенный премьера греко-католик Самир Мукбель, МИД возглавил Джубран Басиль, член союзнической «Хизбалле» христианской партии отставного генерала Мишеля Ауна, министр внутренних дел — Нихад аль-Машнук из суннитской «Аль-Мустакбаль» Саада аль-Харири, а министр финансов — Али Хасан Халиль из АМАЛя.

На фоне гражданской войны в Сирии, активного участия в ней «Хизбаллы», межрелигиозных столкновений и разгула террора в самом Ливане стратегической задачей нового кабинета является удержание своей страны от сползания в бездну. Ни эта задача, ни даже просто способность более-менее эффективно функционировать не являются тривиальной задачей — уж больно велики противоречия между религиозными общинами и различными политическими силами. 19 февраля ливанские реалии напомнили о себе в очередной раз: в оплоте «Хизбаллы» — бейрутском районе Даахия, возле иранского культурного центра с коротким интервалом прогремели два взрыва. Как минимум, 5 человек погибли и 80 получили ранения. Ответственность в очередной раз взяла на себя суннитская радикальная группировка «Батальоны Абдаллы Азама».

Если же говорить о задачах самых непосредственных, то первой из них является скорейшее обеспечение проведения президентских выборов. Каденция Сулеймана заканчивается в мае (по закону президентом Ливана может быть только христианин-маронит). Гораздо более серьезным вызовом для правительства является проведение выборов в парламент. Состояться они должны были еще минувшим летом, но из-за политического кризиса этого не произошло. На сегодня озвучивание каких-то сроков или прогнозов неуместно.

«Новости недели» — «Континент»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика