Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Общество | Вне закона

Вне закона

Нынешнюю новогоднюю ночь москвичка Александра Лисицына (впервые в жизни!) провела не за домашним столом, в кругу близких и родных ей людей, а за тюремной решеткой следственного изолятора №10 города Можайска Московской области, где она находится вот уже два месяца. Что же такого злодейского или социально опасного для общества должна была совершить молодая добропорядочная женщина, чтобы ей, матери троих малолетних детей, да еще к тому же страдающей тяжелой формой сколиоза, суд избрал столь не адекватно жестокую меру пресечения, как заключение под стражу?

Photo copyright: pixabay.com. CC0

Суть дела. По совету одного из друзей семьи Александра в 2014 году дала две нотариальные доверенности на право приобретения от ее имени земельных участков в Подмосковье. Доверенности были выписаны по паспортным данным (их предоставил все тот же друг семьи) и людей этих Лисицына ни ранее, ни теперь в глаза не видела. Друг семьи умер через три года после описываемых событий, у него теперь деталей не уточнишь.

Минуло четыре года. 13 ноября, то бишь месяц с небольшим назад, в квартире, где Александра Лисицына проживала вместе с тремя малолетними детьми и мужем, следственными органами ГСУ МВД России по Московской области был произведен обыск. После чего по ходатайству следствия Александру Лисицыну заключили под стражу. Решение принял Тверской районный суд г.Москвы.

А с какой, спрашивается, стати это дело перекочевало из Московской области в Москву? Напрашивается объяснение: Москва – город огромный, одного лишь «Басманного права» уже не хватает, теперь подключили «Тверское право».

Следствие обвиняет Лисицыну в том, что она «мошенническим путем похитила девять земельных участков», причинив ущерб государству в лице Рослесхоза на сумму более 37 миллионов рублей. То есть, часть 4 статьи 159 УК РФ – мошенничество в особо крупном размере в составе группы.

Следствие ссылается на якобы имеющееся в связи с этим заявление Рослесхоза, но почему-то нигде и никому, в том числе в суде, это загадочное заявление не фигурирует. Полагаю, его попросту нет, а если и появится впоследствии, то в том одна лишь моя вина – дал подсказку фабрикантам в погонах. Потому что Рослесхоз в правоохранительные органы никогда по этому поводу не обращался.

Согласно генплану поселения Селятино Нарофоминского района Московской области данные земельные участки к лесному фонду никакого отношения не имеют и входят в земли населенных пунктов, а стало быть, государственными не являются. Некие лица, используя доверенности Александры Лисицыной, эти земли приобрели, но она-то об этом не знала и не ведала.

Однако следствие продолжает голословно утверждать, что земли принадлежат Рослесхозу, потому и применяется статья УК о хищениях у государства.

Адвокаты Александры Лисицыной подали апелляционную жалобу в Московский городской суд. В суде они представили не только веские аргументы невиновности своей подзащитной, но и характеристики и ходатайства об изменении меры пресечения известных всей России людей.

Депутатов Госдумы РФ Геннадия Андреевича Зюганова, Франца Адамовича Клинцевича, Артура Николаевича Чилингарова облекли своим доверием миллионы граждан России, а вот Мосгорсуд в лице судьи Манеркиной мнение столь уважаемых людей проигнорировал.

Бесспорно правы адвокаты А. Лисицыной, аргументируя в Мосгорсуде свое ходатайство об изменении меры пресечения. Жестоко и бесчеловечно заключать под стражу мать троих детей, да еще к тому же, как было сказано выше, страдающую тяжелой формой сколиоза. Но все это можно отнести к категории скорее моральной, нежели правовой. А с правовой точки зрения Лисицына – невиновна. Никакие земельные участки она не покупала и их не использовала.

Следователь Череваткина продолжает утверждать, что Лисицына совершила преступление в группе. Но все опрошенные из этой «группы» во время допроса показали, что с Лисицыной не знакомы, никогда не встречались и не разговаривали.

Александра Лисицына оформила две доверенности, что никоим образом не противоречит закону. Все обвинения в ее адрес надуманы, а следовательно имеют какую-то потаенную цель. Правообладательных документов на землю Рослесхоз, а стало быть, следствие не имеют. Следствие не доказало вину Лисицыной. Ее содержание под стражей беззаконие. Оно вне закона!

Эдак любого человека можно схватить и на основании одних лишь подозрений упечь за решетку. Вот и видится, как предположение, что за всей этой историей кроются весьма практические мотивы. Потому что не может и не должен сидеть в СИЗО ни в чем не повинный человек, тем более – многодетная женщина. Но ведь сидит!

Сами собой напрашиваются некие сравнения. Расхаживала же по самым модным бутикам Москвы некая дама из Рособоронсервиса, коей инкриминировали хищения у государства на многие миллионы рублей. И детей у нее, вроде, не было, а вот поди ж ты – избрали ей мерой пресечения домашний арест, условия которого она нарушала, без всяких для себя последствий, практически ежедневно.

Многочисленные интернет-сайты забиты информацией о преступлениях, которые безнаказанно совершают чиновники и их детишки. Похоже, для них другой, неведомый простому люду, закон писан.

13 января 2019 года истекает срок заключения А. Лисицыной под стражу. Стало быть, либо Александру Лисицыну нужно выпускать, либо следствие вновь обратится в Тверской районный суд г. Москвы с ходатайством о продлении срока содержания обвиняемой под стражей. Вполне вероятно, что так оно и произойдет, но это вопрос следствия. Однако, как известно, высшим олицетворением законности в любом демократическом государстве является суд. Тот самый суд, который внимая аргументам следствия не может отмести в сторону те бесспорные факты, что вина Александры Лисицыной никем не доказана и что мать троих детей, человек в высшей степени добропорядочный, не может и ни по каким законам не должна находиться за решеткой.

Олег Якубов

Яндекс.Метрика