Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Блоги | Витольд Львович Шмульян

Витольд Львович Шмульян

В связи с 70-й годовщиной освобождения Освенцима, я считаю cвоим долгом донести до читателя и эту информацию, взятую из журнала Успехи Математических Наук, 1965 г. [т. ХХ, выпуск 2 (122)] Академии наук СССР. Статья посвящена 50-летию со дня рождения Витольда Львовича Шмульяна, доктора математических наук и офицера артиллериста Советской Армии, который был убит в боях за Варшаву незадолго до своего 30-летия. Взятие Варшавы 17 января 1945 г. приблизило освобождение Освенцима. Прилагаемая заметка была написана бывшим преподавателем Шмульяна, профессором математики Др. Крейном. Имя Шмульяна продолжает быть известным и в современных математических кругах. В интернете информацию о нём можно найти, например, в поиске Шмульян-Крейн теорема.

Лейтенант Шмульян не только успешно и героически выполнял свой боевой долг, но и, что уникально, находил время продолжать свои математические изыскания в перерывах между боями. И буквально из окопов войны посылал в Академию Наук свои статьи с новыми данными, которые публиковались с помощью его друзей. Ему также оказывал помощь академик Колмогоров. Академия пыталась вызвать его с фронта и несколько раз присылала за ним машину, но начальство не отпускало его. Мать Витольда, Изабелла Шмульян, моя бабушка по материнской линии, говорила, что это было, очевидно, из-за антисемитских настроений некоторых из его командиров. Надо учитывать также, что отец Витольда, адвокат Лев Шмульян, отбывал свой срок в Гулаге, осуждённый по категории “враг народа” как и многие невинные жертвы сталинского произвола.

Больше информации о Витольде можно найти в моей книге A Daughter of the ‘Enemy of the People.’ Книга доступна, в частности, через www.Amazon.com
Валерий Дунаевский

Витольд Львович Шмульян

(К пятидесятилетию со дня рождения и двадцатилетию со дня смерти)

В тяжелые годы Великой Отечественной войны многие советские ученые-математики ушли в действующую армию. Вот что писал мне с фронта один из них, Витольд Львович Шмульян, летом 1942 г.:

«Пишу это письмо на верхушке церкви. Здесь я веду наблюдение за расположением немецких войск. Утром до обеда я был на другом наблюдательном пункте и тоже определял координаты целей…»

Кончалось оно не совсем обычно:

«Скоро пришлю Вам письмо с сообщением моих последних результатов».

Разумеется, имелись в виду результаты математических исследований, которые В. Л. Шмульян непрерывно вел на фронте в периоды относительного затишья.

16 июня 1943 г. А. Н. Колмогоров, выступая в радиопередаче об ученых, находящихся на фронте, отметил непрекращающуюся научную деятель­ность Витольда Львовича. Кстати, последняя из опубликованных работ В. Л. Шмульяна была подготовлена к печати также А.Н. Колмогоровым, когда ее автора уже не было в живых.

Витольд Шмульян, математик и командир артиллерийского взвода
Витольд Шмульян, математик и командир артиллерийского взвода

Докторант Математического института им. В. А. Стеклова Витольд Львович Шмульян вместе с группой сотрудников института в начале войны ушел в одну из московских дивизий народного ополчения и проделал с ней большой боевой путь от Москвы до стен Варшавы. 29 августа 1944 г. ему исполнилось бы 30 лет, но за несколько дней до того он пал смертью храбрых и похоронен в Праге, предместье Варшавы. В боях за город Севск в 1943 г. В. Л. Шмульян был награжден медалью «За отвагу», а в 1944 г. за участие в Ковельской операции – орденом Отечественной войны II степени. В на­градных листах отмечается, что «лейтенант Шмульян, несмотря на обстрел и бомбардировку вражеской авиации, всегда вовремя производил привязку боевых порядков дивизиона и организацию засечек целей…». «В боях за г. Ковель с 7 июля лейтенант Шмульян обеспечил точную привязку боевого порядка дивизиона и засечку целей. По его данным… уничтожено два орудия ПТО, семь станковых и ручных пулеметов, разрушено один НП и два дзота, подавлен огонь двух минометных батарей противника».

Из фронтовых писем В. Л. Шмульяна, а также из воспоминаний его однополчанина подполковника Г. П. Тарасова возникает живой облик советского патриота, воина-математика. Неуемная жажда знаний, которой он всегда отличался, в армии приобрела еще более глубокий и широкий характер. До армии страстная увлеченность математикой создавала впечатление о нем, как о человеке, отрешенном от «суеты мирской».

Артиллерист В. Л. Шмульян, став командиром взвода артдивизиона, очень скоро заво­евал авторитет у своего командования и подчиненных. Он изучил специальную геодезическую литературу (письма с фронта пестрят просьбами о присылке все новых и новых книг в этой области) и поставил всю топo-разведку на серьезную научную основу. Как офицер-воспитатель он обучил этому делу и своих подчиненных. В условиях фронтовой обстановки он читает своим товарищам офицерам лекции по теории вероятностей. В. Л. Шмульян вносит и командование принимает ряд его ценных предло­жений по вопросам маскировки, устройства ложных огневых позиций и т. п.

В обширной переписке, которую В. Л. Шмульян ведет со своими друзья­ми, родственниками, сотрудниками, он неустанно повторяет и напоминает, какую радость доставляют ему прочитанные на фронте книги и какой голод на них он испытывает. Мы узнаем, что он перечитал все сочинения Турге­нева, рассказы Чехова и Горького, стихи Лермонтова и Некрасова, проглотил книгу по истории средних веков и по истории первой империалистической войны на Ближнем Востоке. Случайно в его руки попадает самоучитель французского языка (он свободно читал научную литературу на немецком и английском), и он его штудирует от доски до доски. При этом он сохра­няет страстную любовь к математике. В письмах ко мне В. Л. Шмульян расспрашивает о новых результатах своих коллег, просит присылать новые книги и монографии по математике. Весной 1942 г. я отправил ему незадолго перед тем вышедшую нашу с Ф. Р. Гантмахером книгу «Осцилляционные матрицы и малые колебания механических систем». Вряд ли в мирное время В. Л. Шмульян стал бы прорабатывать книгу, столь далекую от его науч­ных интересов. Через некоторое время мы узнали, что он изучил ее от начала и до конца. Мало того, он прислал длинный список необходимых исправлений и уточнений, которые впоследствии были использованы при подготовке второго издания книги в 1950 г.

Студенческие годы В. Л. Шмульяна совпали с периодом восстановления

Одесского государственного университета на базе бывшего Института на­родного образования и Физико-химико-математического института. Когда я познакомился с В. Л. Шмульяном в 1934 г., он уже был наиболее сильным студентом на своем курсе со сложившимися интересами в области теории меры и интеграла, далеко выходящими за рамки официальной программы. При поступлении в аспирантуру в 1936 г. он представил работу по абстракт­ному интегралу Фреше, в которой было дано подробное доказательство одного из основных результатов этой теории, сообщенного самим Фреше без доказательства.

В 1936/37 учебном году я начал читать факультативный курс по теории линейных операторов в банаховых пространствах, в котором впервые изложил элементы теории конусов. Одновременно я переключил свой семинар по теории интегральных уравнений на изучение геометрии банаховых про­странств. Одним из наиболее активных участников этого семинара был В. Л. Шмульян. Он сразу увлекся вопросами геометрии банаховой сферы, а затем и общими вопросами геометрии выпуклых и регулярно выпуклых множеств в банаховых и сопряженных к ним пространствах. В этой обла­сти им был получен ряд тонких результатов, которые затем продолжались и обобщались советскими и иностранными математиками вплоть до самых последних лет.

Витольд Шмульян, математик и командир артиллерийского взвода
Витольд Шмульян, математик и командир артиллерийского взвода

Из участников нашего семинара В. Л. Шмульян был единственным, кото­рый почувствовал новые возможности общей теории линейных топологических пространств и посвятил этому ряд важных исследований. За короткий срок с 1937 по 1941 г. им было опубликовано около 20 работ. Как уже отмечалось, на фронте Витольд Львович не прекращал своих исследований, оформляя их результаты в виде статей и писем, которые он отправлял в Ин­ститут им. В. А. Стеклова. Часть из них была опубликована в годы войны в «Докладах АН СССР» и «Математическом сборнике». Другая часть осталась в рукописях (12 статей и ряд писем), и все же Витольду Львовичу, по-видимому, не удалось отразить в этих материалах все свои замыслы и начи­нания. Об этом можно судить хотя бы по такому высказыванию в одном из писем: «Обратили ли Вы внимание на то, что мои последние результаты хотя и носят прежний абстрактный характер, но направлены к изучению конкретных вещей (теорема Бохнера, теоремы Tauberа)?…». К сожалению, не удалось установить, что В. Л. Шмульян имел здесь в виду.

С фронтовой фотографии на нас глядит лицо человека с задорными весе­лыми огоньками в глазах. Вместе с тем он вполне понимал всю тяжесть происходящей исторической битвы и допускал, что он не будет «…иметь возможности заниматься математикой… Хотелось бы, чтобы этими вопросами занялся кто-нибудь иной. Было бы очень жалко, если бы мои начинания остановились».

Начинания Витольда Львовича не остановились. Они получили развитие в трудах нового поколения математиков, а память о талантливом математике и прекрасном человеке живет в сердцах его друзей.

М.Г.Крейн

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта
Яндекс.Метрика