Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / ВЕЛИКИЙ КВАРТЕРОН

ВЕЛИКИЙ КВАРТЕРОН

…В Париже, возле метро Мальзеб, на площади генерала Катру (ранее площадь Мальзеб) стоит памятник великому Александру Дюма, работы знаменитого скульптора Гюстава Доре…

ВЕЛИКИЙ КВАРТЕРОН

Писатель, сидя в кресле, с пером в руке, с высоты постамента гордо взирает на Париж. У подножия памятника – три скульптуры, три человека читают его книги, а с другой стороны постамента, прямо напротив входа в метро «Мальзеб», на вечной страже своего «литературного отца» – сам шевалье Д’Артантьян в плаще, широкополой шляпе и со шпагой.

Ещё 50 лет назад на площади стоял и памятник генералу Тома-Александру Дюма, отцу Александра Дюма, а также памятник сыну писателя, тоже писателю, автору знаменитого романа «Дама с камелиями» Александру Дюма. Памятник «Трём Александрам Дюма»…

Но увы, планы властей Парижа изменились, памятник генералу Дюма исчез, лишь недалеко от памятника писателю лежат огромные, разорванные кандалы, как символ побежденного рабства, свободы Доминиканской республики и как памятник бывшему рабу – генералу армии Франции Тома-Александру Дави де ля Пайетри.  

А недалеко от площади, в скверике, на пересечении авеню Виллье и бульвара Мальзеб – мраморный памятник Александра Дюма-сына.

Отец Александра Дюма, Тома-Александр Дави де ля Пайетри (1762-1806), родился на о. Гаити (ныне Доминиканская Республика) и был сыном французского маркиза Дави де ля Пайетри и чернокожей гаитянская рабыни Марии-Сессеты Дюма, от которой маркиз имел 4 детей. После её смерти маркиз …продал их в рабство, правда с правом с правом выкупа старшего – им и был отец Александра Дюма. Маркиз усыновил его, но их отношения не складывались, Тома-Александр решил завербоваться в королевскую гвардию простым солдатом, и под именем Александр Дюма вступил в драгунский полк королевы Марии Антуанетты, где и служил вплоть до 1789 года, прославился невероятной силой и поистине «геркулесовыми» подвигами. После участия в Революции, и в войнах Наполеона, стал генералом, но претерпев множество неудач, в том числе и ссору с Наполеоном, который был фактически его другом, генерал Франции маркиз Тома-Александр Дави де ля Пайетри умер в нищете на 44 году жизни в городке Вилле-Котре, оставив свою жену, дочь трактирщика Мари-Луизу Лабуре и двух детей – дочь Александрину-Эме и сына Александра практически без средств к существованию.

Имя генерала Дюма записано на южной стене Триумфальной Арки в Париже. Интересный факт, Александр Дюма – отдаленный потомок Анны Ярославны Киевской, королевы Франции, жены Генриха I Капетинга, конечно всего лишь в 22 колене и 4 ветви! Но Дюма – потомок графов Артуа и графов Дамьеров, и ведет свое происхождение по линии маркграфа Гильома I Богатого Намюрского и  Екатерины Савойской!

А родился Александр Дюма в 1802 году и всё своё детство, отрочество и юность, провел в городке Вилле-Котре, где подружился с Адольфом де Лёвеном, своим ровесником, поэтом и завсегдатаем парижских театров. Именно тогда Дюма твердо решил стать драматургом.

Без денег и связей, не имея образования (а лишь великолепный почерк), надеясь лишь на удачу (и старых друзей отца), в 1822 году он перебирается в Париж, и получает должность в Пале-Рояле в канцелярии при герцоге Орлеанском, которую ему помог получить друг его покойного отца, генерал Максимильен-Себастьен Фуа. «Легче всего осуществимы те мечты, в которых не сомневаются» – любил говорить писатель.

В Париже Дюма стал заниматься самообразованием, очень много читал – классику, мемуары, хроники, посещал театры, чтобы изучить профессию драматурга, и на одном из спектаклей случайно познакомился с Шарлем Нодье, заядлым театралом, писателем и фактически основоположником французского романтизма. Совместно с Адольфом де Лёвеном Дюма сочиняет водевиль «Охота и любовь», который был принят к постановке театром «Амбигю».

Первая самостоятельная пьеса Александра Дюма – «Христина», основанная на событиях убийства Джованни Мональдески, обер-шталмейстер шведской королевы Христины. Пьеса понравилась королевскому комиссару при «Комеди Франсез» барону Тейлору, однако против постановки возражала всесильная мадемуазель Марс, поклонница классического репертуара. Дюма наотрез отказался внести по её просьбе исправления в пьесу, и мадемуазель Марс сделала всё, чтобы «Христина» не появилась на сцене «Комеди Франсез».

Дюма надо было содержать и мать, и незаконнорожденного сына Александра, который родился 27 июля 1824 года от простой парижской гризетки Катрины Лабе (Дюма усыновил Александра и дал ему воспитание), и он всего за два месяца написал драму «Генрих III и его двор». Актёры «Комеди Франсез» после читки пьесы, просили принять её вне очереди, и премьера пьесы с огромным успехом прошла 10 февраля 1829 года. С этой пьесы и начинается звездный путь драматурга Александра Дюма.

Дюма стал завсегдатаем знаменитого салона Нодье в Арсенале, где собирались представители новой школы – романтизма, и, как маркиз, он был «допущен» и в бомонд Парижа. И хотя пьесы Дюма не отличались художественным совершенством, автор умел удержать внимание публики с первого до последнего акта и сочинять эффектные реплики под занавес. Имя Дюма на афише означало большие сборы, а для других драматургов он стал соавтором, способным привести к успеху самые неудачные пьесы.

Вслед за «Генрихом III» и «Христиной» Дюма пишет ряд известных драм и комедий, пользовавшихся в своё время громкой славой –  «Антони», «Кин, гений и беспутство», «Тайны Нельской башни» и т.д.

В июле 1830 года во Франции произошла Июльская революция, утвердившая буржуазное королевство, на престол вступил герцог Орлеанский под именем Луи-Филиппа. Александр Дюма был среди тех, кто штурмовал королевский дворец Тюильри. «…Я видел тех, которые совершали революцию 1830 года, и они видели меня в своих рядах… Люди, совершившие революцию 1830 года, олицетворяли собой пылкую юность героического пролетариата, они не только разжигали пожар, но и тушили пламя своей кровью…», – писал Дюма в своих «Мемуарах».

В 1932 году, во время похорон генерала Ламарка, с которым Дюма был лично знаком, полиция стала разгонять толпу, и траурное шествие послужило началом революционного восстания, жестоко подавленное через несколько дней. Дюма угрожал арест, и он бежал в Швейцарию, где прожил несколько месяцев, подготавливая к изданию свой первый историко-публицистический очерк «Галлия и Франция» (1833).

Был Дюма в опале и после переворота 1851 года, был вынужден бежать в Брюссель от кредиторов, где и начал писать «Мемуары», которые не уступают его лучшим романам.

В 1840 году он женился на актрисе Иде Ферьер, но продолжал связи со многими другими женщинами (по разным данным, у него было около 350 любовниц!). «C любовницей можно расстаться, но жена, черт возьми, это другое дело, с нею вы связаны навсегда вблизи или на расстоянии, безразлично», – говорил он. «Женщина священна, а женщина, которую любишь – священна вдвойне!».

Дюма зарабатывал много денег, но постоянно тратил их на роскошный образ жизни, издавал журналы и даже создал свой театр, но потерпел крах.

Дюма много путешествовал, два года (1858-1859) ездил по России, был в Петербурге, Москве, Царицыне, объездил Закавказье, Карелию, посетил остров Валаам. Он любовался Петербургом и Москвой, пировал у «дикого башкирского князя» и с большим удовольствием ел шашлык, написал книгу воспоминаний «Из Парижа в Астрахань» (окупив путешествие).

В России Дюма оставил о себе большую память: гражданская жена Некрасова Авдотья Панаева была гостеприимной хозяйкой, но необузданное дружелюбие и аппетит французской знаменитости её просто пугали. Чтобы раз и навсегда прекратить визиты Дюма, она решила его …перекормить и предложила за обедом ботвинью, малосольные огурцы, поросенка с гречневой кашей и расстегаями. Дюма съел все до последней крошки и попросил добавки – этому человеку ничего не было страшно.

Он унаследовал «бычью» крепость отца-генерала и тратил себя не глядя: писал от зари и до заката, всклокоченный, небритый, босой, и, получив листы новых глав, курьеры немедленно везли их прямо в типографию.

А Дюма оставался абсолютно естественным, добрым и щедрым человеком, и веселился каждую ночь – Париж с удовольствием сплетничал о его балах, на которых собиралось по нескольку сотен человек. «Кто красиво жил, тот и умирает красиво!» – восклицал писатель. На его балах выпивались ящики шампанского, танцевали самые прекрасные женщины города, но в комнатах хозяина дома часто не хватало самой необходимой мебели. Он зарабатывал миллионы и вечно сидел без гроша – Александр Дюма был огромной «черной дырой», в которой исчезали огромные гонорары. «Вся человеческая мудрость заключается в двух словах: ждать и надеяться!» – часто говорил он.

Дюма был необыкновенно тщеславен, коллекционировал ордена, и был безмерно рад, когда ему вручили крест Почетного легиона, очень хотел получить орден и от императора России Николая I. Но император не любил его пьес и ограничился лишь  бриллиантовым перстнем, да и тот Дюма получил не сразу, писатель обиделся, и отказался писать книгу про императора России.

Разбогатев, Дюма решил построить замок – купил участок земли недалеко от Парижа, в Порт-Марли, и рабочие принялись за дело, пока не стало ясно, что стройка идет на …болоте. Но Дюма велел рабочим копать глубже, пока они не доберутся до твёрдых пород, до туфа, и в результате в замке Дюма (он назвал его «Монте-Кристо») глубочайшие и огромные многоэтажные сводчатые подвалы, таких великолепных подвалов не было тогда ни у кого. На строительство замка ушло два с половиной года и огромная по тем временам сумма в полмиллиона франков.

25 июля 1847 года замок был торжественно открыт, и на праздник в замок прибыло более 600 гостей. Наверное, любой другой на месте Дюма выглядел бы нелепо, но все понимали, что он писал с самого себя не только д’Артаньяна, но и Портоса, и от насмешек писателя спасали великанский размах, доброжелательность и проявлявшаяся во всем одаренность. «Я не горд, я счастлив, а счастье ослепляет гораздо больше, чем гордость!».

Но вскоре Дюма разорился, «замок Монте-Кристо» был продан кредиторами, много раз переходил из рук в руки, чудом был не снесён, и только в 1969 году стал музеем.

На улице Лаффит, дом 1, в районе Больших Бульваров, располагалась  типография его газеты «Мушкетер», а сам Дюма жил этажом выше. Но Дюма и Париж – это отдельная тема для разговора.

В Париже Дюма жил и на улице Риволи, почти напротив сада Тюильри и Лувра, сняв две квартиры, и именно здесь он написал и «Три мушкетера», и «Двадцать лет спустя», и «Граф Монте-Кристо».

Всемирную славу Дюма принесли не пьесы, а именно его исторические романы – трилогии про «Трех мушкетёров», «Королева Марго» и «Граф Монте-Кристо».

За всю историю французской литературы ни один писатель не был столь плодовит, как Александр Дюма с 1845 по 1855 годы. Он писал романы без передышки, и в них проходит вся история Франции. За «Тремя мушкетерами» следуют «Двадцать лет спустя» и «Виконт де Бражелон», трилогия «Королева Марго», «Графиня де Монсоро» и «Сорок пять», и, одновременно, другая серия романов – «Ожерелье королевы», «Шевалье де Мэзон-Руж», «Жозеф Бальзамо», «Анж Питу» и «Графиня де Шарин».

Еще в 30-х годах у Дюма возник замысел воспроизвести историю Франции XV—XIX веков в обширном цикле романов, начало которому было положено романом «Изабелла Баварская» (1835), а исторической основой послужили «Хроника Фруассара», «Хроника времён Карла VI» Ювенала Юрсина и «История герцогов Бургундских» Проспера де Баранта. Историю Франции Дюма описал и в двух исторических романах-жизнеописаниях: «Людовик XIV» и «Наполеон».

В конце 30-х годов XIX века французские газеты для увеличения числа подписчиков практиковали публикацию романов с продолжением. Дюма был одним из самых желанных писателей для издателей газет: его книги пользовались огромной популярностью, его имя привлекало массу читателей. Один из сотрудников Дюма, Жерар де Нерваль, познакомил его с Огюстом Маке. Дюма переделал пьесу Маке «Карнавальный вечер» («Батильда»), отвергнутую Антенором Жоли, и она была принята к постановке театром «Ренессанс». Молодой автор был в восторге от своего успеха и предложил Дюма проект романа из времен регентства «Добряк Бюва».

Дюма участвовал в его переработке, и в окончательном варианте роман получил название «Шевалье д’Арманталь». Он был принят к публикации газетой «Ля Пресс», скупившей все будущие произведения Дюма. Однако против того, чтобы «Шевалье…» был подписан обоими авторами, резко возразил владелец газеты Эмиль де Жирарден, он считал, что книгу обесценивало имя Маке, читатель мол, желал видеть только романы Дюма. И «Шевалье…» вышел за подписью одного Дюма, а Маке получил большие отступные – восемь тысяч франков, и …продолжил сотрудничество.

Вместе с Дюма Огюст Маке работал и над «Тремя мушкетёрами», «Графом Монте-Кристо», «Королевой Марго», «Женской войной», и многие историки считают, что вклад Маке в эти романы был весьма значителен.

Самый читаемый и известный роман «Три мушкетера» изначально публиковался по главам в журнале «Le Siècle» с марта по июль 1844. Это был традиционный для тех времён роман с продолжением: глава обрывалась на самом интересном месте, чтобы читатель с нетерпением ждал продолжения.

Поскольку Дюма платили в газете построчно, он изобрел Гримо – слугу Атоса, который изъяснялся исключительно односложно, так как строчка, на которой стояло одно слово «да» или «нет», оплачивалась точно так же, как и полная. Но к моменту написания «Двадцать лет спустя» издатели решили всё же платить Дюма за каждое слово, и Гримо «сразу стал» чуть более разговорчивым.

Образ гасконца шевалье д’Артаньяна создан Дюма на основе реально существовавшего человека – Шарля де Батц-Кастельмора, графа д’Артаньяна (Charles de Batz de Castelmore, comte d’Artagnan, 1613-1673), гасконца, мушкетёра короля, так же погибшего при осаде Маастрихта, как и его книжный герой.

Но настоящий гасконец жил не в эпоху кардинала Ришельё, а при Мазарини (в 1626 ему было не 18 лет, а только 13), маршалом он не был, но титул графа носил, тогда как персонаж Дюма гораздо менее знатен, хотя и стал маршалом (посмертно).

А настоящий д’Артаньян стал мушкетёром в 1644, был доверенным человеком Мазарини во время Фронды, участвовал в аресте Фуке, и погиб в битве при Маастрихте в 1673 году.

А жил настоящий граф д’Артаньян в доме на набережной Сены, что напротив Лувра, ныне угол улицы Бак и набережной Вольтера. На нынешнем доме табличка – «Здесь был дом, в котором жил капитан-лейтенант мушкетеров Людовика XIV Шарль де Батц-Кастельмора д’Артаньяна, погибший под Масстрихтом в 1673 году…».

Да и остальные герои имели прототипов, хотя в реальной жизни никогда не смоли бы встретиться. Как говорил сам Дюма: «Историк – властелин минувших эпох, а история подобна гвоздю, на который можно повесить все, что угодно!».

В 1845 году вышел памфлет Эжена де Мерикура «Фабрика романов «Торговый дом Александр Дюма и Ко», где автор обвинял Дюма в том, что он эксплуатирует других писателей. Дюма подал на де Мерикура в суд, выиграл процесс, после чего попросил Огюста Маке написать письмо, где тот отказался бы от своих прав на переиздание книг, созданных вместе с Дюма, что Маке и сделал, но позднее, когда отношения с Дюма были испорчены, Маке стал утверждать, что написал отказ «под нажимом», и в 1858 году подал в суд на Дюма, требуя признать своё соавторство при создании 18 романов, но проиграл один за другим три процесса. Кстати, позднее и де Мерикура обвинили в использовании труда «литературных негров».

Так что до сих пор неизвестно, кто был настоящим соавтором Дюма, были ли  у него, как это утверждается, «литературные негры». Да, скорее всего и были… Но талант писателя тоже был, и огромный, гениальный талант, и от этого утверждения никуда не денешься… И ещё невероятная трудоспособность…

Дюма завидовали, его ругали и критиковали, а Оноре де Бальзак, один из наиболее знаменитых французских писателей, прямо-таки чёрной завистью завидовал популярности Дюма, и считал ниже своего достоинства даже разговаривать с «этим негром Дюма». Как-то раз он сквозь зубы процедил Дюма:

– Когда я испишусь, то начну писать драмы!

– Можете начинать немедленно, – последовал ответ писателя.

Как-то у Дюма попросили 3 франка на похороны критика, скончавшегося в страшной нищете. «Возьмите 6 франков», – ответил он, «и похороните двух критиков!».

Следует отметить, что произведения Дюма, как и произведения любого писателя, тоже иногда отвергались. В таких случаях Дюма переделывал первый абзац, делал мелкие изменения, давал тексту новое название, и те же самые люди с восторгом принимали рукопись.

Дюма был другом и спонсором Гарибальди – в завоеванном Неаполитанском королевстве Дюма стал чем-то вроде министра культуры, и три года участвовал в борьбе за объединённую Италию.

Известие о первых поражениях французов во время франко-прусской войны Дюма воспринял как личное горе. Вскоре его настиг первый удар (инсульт), и, полупарализованный он успел добраться до дома сына, где и скончался через несколько месяцев, 5 декабря 1870 года в местечке Пюи близ Дьеппа, и сначала был похоронен на кладбище в Невиль-де-Полле, а когда война закончилась, Александр перевез останки отца на родину, в Вилле-Котре и похоронил рядом с могилой генерала Тома-Александра Дюма и Мари-Луизы Лабуре.

Но в 2002 году его прах был перенесен в Пантеон. Хотя… Сам Дюма, возможно, избрал бы для места своего последнего успокоения другое место – два заветных слова: Монте-Кристо, «Гора Христа», преследовали его всю жизнь. И это не только название одного из самых известных произведений Дюма. Так называется маленький островок близ Гаити (название ему дал сам Колумб), на котором предки Дюма владели городком и маленькой пристанью. «Это имя глубоко засело в моей памяти», – признавался писатель. И оно всегда оставалось для него символом возвращения…

Жизнь Дюма всё же имела счастливый финал: последние дни он провел в доме сына, среди любящих и заботившихся о нём людей. Он угасал, нисколько не унывая,  и с удовольствием вгонял в краску гувернантку своих внуков, то и дело предлагая ей бежать с ним в Италию.

Надо сказать, что отношения Дюма-отца с Дюма-сыном были весьма натянутые. Дюма-сын завидовал славе отца, не мог простить ему свое незаконное, простое происхождение, расточительность и транжирство. Но однажды, разговаривая с сыном, Дюма указал на два луидора, лежавшие на ночном столике:

– Видишь? С такими же деньгами я когда-то пришел в Париж. Я их всё-таки сохранил, а ты смеешь упрекать меня в расточительности!

За несколько дней до смерти сын спросил отца, что за книгу он читает. Дюма ответил:  «Три мушкетера».

– И как, тебе нравится?

– Хорошо!

Александр Дюма-сын не имел славы отца, хотя и был членом Французской Академии, а его роман «Дама с камелиями» принес ему колоссальный успех, не считая сборников стихов, драм и публицистики. Он умер 27 ноября 1895 года, через полгода после бракосочетания со своей второй женой Анриеттой Эскалье.

Похоронен А. Дюма-сын на кладбище Монмартр, в Париже, волею судеб недалеко от могилы, где нашла успокоение Мари-Альфонсина дю Плесси, прототип Маргариты Готье, героини его романа «Дама с камелиями», куртизанка, прославленная писателем на весь мир, женщина-символ романтической любви XIX столетия, на всю жизнь оставшаяся  в сердце писателя.

 

А.А. Каздым
Академик Международной Академии наук

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика