Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / США и израильские поселения за «Зеленой чертой» — смена акцентов?

США и израильские поселения за «Зеленой чертой» — смена акцентов?

jerusalem_map_green_lineТема еврейского строительства за т.н. «Зеленой чертой», на территории занятой в ходе Шестидневной войны 1967 года ЦАХАЛом (Иудея, Самария и Иорданская долина, в международной практике — Западный берег р. Иордан), традиционно является одним из наиболее острых факторов внутриполитического конфликта в Израиле. Эта же тема, так или иначе, присутствует и в международном дискурсе, впрочем, до недавнего времени занимая там вторичное по сравнению с иными сюжетами арабо-израильского конфликта место.

Новые акценты

Ситуация стала меняться в последние 7–8 лет. То есть с приходом к власти демократической администрации президента США Барака Обамы, который выдвинул тему еврейского строительства в Иудее, Самарии, на Голанских высотах (а также — в резком противоречии с прежней линией Вашингтона — в Восточном и Северном Иерусалиме) на центральное место в палестино-израильском векторе новой американской ближневосточной повестки дня.

Отметим, что американцы сравнительно быстро осознали слабую реалистичность амбициозного плана Барака Обамы, опубликованного в начале его первой президентской каденции — «ускоренное продвижение к созданию Палестинского государства путем кардинальных уступок со стороны Израиля». И потому резко снизили профиль прежде носившего ультимативный характер требования замораживания и ликвидации еврейских поселений за «Зеленой чертой» как «критического инструмента» такого продвижения. Тем не менее тему поселений, в ее новой, «расширенной» интерпретации в условиях дефицита продуктивных идей в связи с кризисом классической парадигмы норвежского процесса с удовольствием «подняли на щит» партнеры США по «четверке коспонсоров ближневосточного мирного процесса» — ООН, Россия и особенно — Евросоюз. Заметно, что в ряде европейских столиц — особенно в Париже — проявляют — в силу причин, которые нужно обсуждать отдельно — очевидную готовность к заполнению пустот, оставляемых США в нише палестино-израильского политического (бывшего «мирного») процесса.

Понятно, что за требование «полного замораживания еврейского строительства в Иерусалиме, на Голанах и в поселениях Западного берега» в свое время с готовностью ухватился и глава ПНА Махмуд Аббас (Абу-Мазен). Который на протяжении всех этих лет продвигает его, наряду с полудюжиной иррационально завышенных требований, в качестве предварительного условия для своего возвращения к столу прямых переговоров с правительством Израиля. И это несмотря на очевидную непродуктивность подобной линии не только для размораживания дипломатического процесса, но и, возможно, для выживания режима наследников Я. Арафата в Рамалле. Коль скоро даже у многих израильских сторонников урегулирования по модели «два государства для двух народов» позиция команды Абу-Мазена оставляет стойкое убеждение малой осмысленности диалога с нынешней Палестинской национальной администрацией.

Что же касается самих США, то они даже на пике разногласий с Израилем не спешили присоединять свой голос к хору арабских и ультралевых голосов, муссирующих мантру о «еврейском поселенчестве как корне всех проблем Ближнего Востока». Насколько можно судить, ограничение или прекращение израильского строительства за «Зеленой чертой» там, как правило, виделось не самоцелью, но лишь инструментом реализации определённых аспектов новой ближневосточной стратегии Вашингтона, с кризисом которой изменился и подход к ее компонентам. Со своей стороны, в Иерусалиме видели постепенную потерю Вашингтоном интереса к палестинской теме. И потому привыкли без особой нервозности относиться к дежурным «осуждениям Госдепартамента США» или «выражениям озабоченности Белого дома» по поводу расширения шоссе, выдачи разрешений на строительство нескольких десятков единиц жилья или ремонта детского садика в том или ином еврейском поселке Иудеи и Самарии. Тем более что эти демарши почти не влияли на базовые компоненты динамично развивающегося стратегического партнерства двух стран.

Тем большим диссонансом прозвучало опубликованное 6 октября с.г. заявление администрации США, представители которой на этот раз осудили Израиль за «намерение построить новые поселения в Иудеи и Самарии» в беспрецедентно резких тонах. Поводом стал небольшой (около 50 семей) форпост, фактически — квартал крупного еврейского коллективного поселка Офра в Самарии, основанного в 20 км к северу от Иерусалима, невдалеке от найденных археологами развалин упомянутого в Библии (Ветхом Завете) одноименного древнего израильского города. Проблема Амоны возникла в результате решения Верховного суда Израиля, судьи которого, несмотря на возражения ряда авторитетных юристов, признали, что часть домов этого квартала была возведена на «частной арабской земле» и потребовали от правительства ликвидировать форпост до конца 2016 года. Одним из предложенных правительством Израиля вариантов решения проблемы является перенос Амоны на свободные государственные участки, на которые однозначно не могут быть предъявлены даже самые сомнительные с юридической точки зрения претензии претендентов на частное владение этой землей. Таковые нашлись рядом с соседним еврейским поселком Шило, расположенным неподалёку от развалин библейского города Шило (Силома) — административного и культового центра союза израильских племен в эпоху Судей.

Смена курса?

Именно в этом пункте и обозначились разногласия в трактовке ситуации. В то время как с точки зрения израильского руководства речь здесь идет о молчаливо признаваемом американцами праве Израиля развивать инфраструктуру существующих населенных Иудеи и Самарии в соответствии с «естественными потребностями» их населения, США и Евросоюз рассматривают план переноса Амоны как попытку построить новое еврейское поселение на Западном берегу реки Иордан.

Комментируя эти обстоятельства, пресс-секретарь Белого Дома Джош Эрнест помимо обычной максимы о том, что «расширение израильских поселений является препятствием к миру между конфликтующими сторонами», озвучил ряд положений, далеко, насколько можно судить, выходящих за рамки выработанной годами американцами и израильтянами схемы отношений к вопросам, по поводу которых традиционно существуют «договорённости не договариваться». В устах Дж. Эрнеста комментарий о «нарушении израильским правительством, несмотря на более ранние публичные заверения, обязательств не строить новые поселения в Иудее и Самарии» прозвучал как обвинение израильского руководства в игнорировании базового принципа стратегического партнерства двух стран. А именно — взаимного доверия и единого понимания общих ценностей — что, если американский чиновник прав, можно трактовать как столкновение, далеко выходящее за рамки традиционных разногласий, пусть даже по принципиальным вопросам.

Подобная нестандартно жесткая реакция Вашингтона на достаточно тривиальную в рамках прежних пониманий ситуацию не могла не вызвать немалого удивления в Иерусалиме. Особенно в свете явного противоречия упомянутого демарша с договорённостями, достигнутыми между премьер-министром Израиля Биньямином Нетаниягу и президентом США Бараком Обамой во время их встречи в Белом доме в ноябре прошлого года. Как нам уже приходилось отмечать, основным итогом этой встречи, казалось бы, ознаменовавшей завершение семилетнего персонального и идеологического конфликта двух лидеров, стало фактическое согласие США с тем, что идея скорейшего создания Палестинского государства на основе «парадигмы Осло» нуждается в пересмотре. Что было сделано в обмен на де-факто примирение Израиля (по крайней мере сегодня) с «плохим и опасным для Ближневосточного региона и мира в целом», по мнению Б. Нетаниягу, «ядерным» соглашением великих держав с Тегераном.

Попытки представителей израильского информационно-аналитического сообщества и политиков объяснить столь резкую смену настроений в Вашингтоне, в сущности, сводятся к двум предположениям.

Сторонники первой версии готовы допустить, что заявление Белого дома может быть идеологической подготовкой готовящейся, как опасаются некоторые израильские политики, интенсификации активности администрации Барака Обамы на палестинском треке в последние месяцы ее пребывания у власти. То есть в период между ноябрьскими президентскими выборами и официальным вступлением в должность 20 января 2017 года нового президента США.

Эти опасения, в частности, связаны со слухами о том, что Барак Обама может в этот период осуществить один из трех одинаково проблематичных для Израиля шагов — либо внести в СБ ООН резолюцию о еврейских поселениях и/или о принципах мирного урегулирования палестино-израильского конфликта; либо присоединиться к — или, что то же самое, не налагать американское вето на однозначно пропалестинский вариант резолюции, который может быть внесен в СБ ООН в случае реализации т.н. «парижской мирной инициативы». Или как минимум поддержать шаги, которые могут последовать за обсуждением темы еврейских поселений за «Зеленой чертой», инициированным по просьбе палестинского руководства Египтом, Малайзией, Сенегалом, Анголой и Венесуэлой в качестве временных членов Совета Безопасности ООН.

Аргументом в пользу версии о том, что эти слухи не беспочвенны, может служить и появление — одновременно с вызвавшим весь этот резонанс заявлением Белого дома — редакционной статьи в авторитетном рупоре леволиберальных кругов США, газете New York Times. В статье содержится прямой призыв к Бараку Обаме использовать Совет Безопасности ООН, чтобы навязать Израилю — премьер-министр которого, по мнению авторов этой газетной статьи, «не чувствует никакого давления ни со стороны «слабого лидера» расколотой Палестинской Автономии, ни со стороны развивающих тайное сотрудничество с Израилем в сфере безопасности и бизнеса арабских стран, подобных Саудовской Аравии — четкие принципы мирного урегулирования ближневосточного конфликта». Включая оптимальные [надо полагать, с точки зрения палестинских арабов и американских и европейских «коспонсоров мирного процесса», но не факт, что с точки зрения Израиля] соглашения по ключевым вопросам конфликта — границы двух государств, статус Иерусалима, проблема «палестинских беженцев» и гарантии безопасности Израиля.

Вторая версия, которая, в сущности, не противоречит первой — объясняет новое выдвижение американской стороной уже, казалось бы, сданных в архив представлений в отношении «поселенческих» аспектов палестино-израильского конфликта тем, что Барак Обама уже думает не о текущих внешнеполитических активах США, а о своем месте в истории и, возможно, продолжении международной политической карьеры. И потому хотел бы — хотя бы на уровне символов и оставленных в «наследство» своим сменщикам политических опций — минимизировать ощущение тупика на палестино-израильском треке, во многом ставшего итогом общей неудачи большинства составляющих нынешней ближневосточной доктрины администрации США.

Впрочем, на какие бы шаги ни пошла или от каких бы шагов ни воздержалась нынешняя американская администрация в последние недели ее каденции, — разбираться с их последствиями израильскому руководству уже явно придется с командой не Барака Обамы, а его наследника, кто бы им ни стал в результате выборов.

Зэев Ханин
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика