Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Территория бесправия

Территория бесправия


УКРАИНА, СНГ: ШТРИХ-ПУНКТИР

Если по весне украинский президент-напёрсточник посулил «оживление высоких моральных качеств людей и общества», то с наступлением лета, логично предположить, указанные качества беспрепятственно устремятся к моральным вершинам. Т.е. приблизятся к «понятиям». Ибо озабоченный переписыванием истории и утверждением новых-старых моральных авторитетов, советско-уголовный режим занят собственным окультуриванием. За девиацией нравственных ориентиров, однако, просматривается не новая репрессивная политика. Это в сталинские времена в энкаведистских фургонах с надписью «Хлеб» по ночам исчезали ум, честь и совесть нации. Сегодняшние Швондеры-Шариковы зовутся непролетарским словом «рейдеры» и, хотя воровитые повадки новых гопников трансформируются, не меняются неправедные агрессивные алгоритмы. Отнять и разделить. За переделом заводов и пароходов, скупкой задешёво украинских чернозёмов и исторической культурной, часто — мемориальной недвижимости, настаёт черёд звонких брендовых имён. Эта неоконченная история про то, как дочь человека, вся жизнь которого представляет гордость страны и нации — наследницу по крови, профессии и традициям — в Украине пытаются лишить этого сакрального права. Помнить.

Президент Украины Виктор Янукович

НЕХОРОШЕЕ КИНО

Незадолго до весеннего «пророчества» Януковича, в рабочем кабинете учёной и врача-кардиолога Екатерины Амосовой, чьё доброе имя известно как пациентам, так и медикам-учёным в Европе и Штатах, появились безымянные и богемные, однако, вельми нахрапистые ребята в модных дырявых джинсах. Представившись киевской студией «Блюскрин продакшн», «киношники» уведомили Амосову, что намерены снимать кинофильмы о её покойном отце — Николае Амосове, знаменитом кардиохирурге, учёном, писателе и видном общественном деятеле. Точнее, целых два кинофильма. Художественный и документальный, со знаковым названием «Наследие». Удалились, так и не удосужившись предъявить фирменный послужной список, зато обещая предоставить сценарий, созданный, якобы, на основе двух книг Н. Амосова; в связи с чем Амосова напомнила о положениях авторского права. Позже сама позвонила студийцам, требуя до подписания с ней соответствующего договора, если таковое событие состоится, снять с их сайта многочисленные фото с изображением Н. Амосова, текст аннотации-анонса, коими студия извещала про будущие съемки художественного фильма о её покойном отце, как о свершившемся, бесспорном и непреложном производственном факте. Через несколько дней последовали настойчивые телефонные звонки «киношников». Выяснилось, что сценария художественного фильма доселе не существовало, а на сайте нынче вывешен анонс документального кинофильма «Наследие». Вместе с этим, и как бы между прочим, назвавшийся «продюсером» человек по имени Анатолий, директивно сообщил, что выбирать, с кем делать документальное кино об Амосове, равно, и отменить сотрудничество с их студией — Е. Амосова не вправе, поскольку является для них бесправным «третьим лицом», которое стороны уже готового договора не должны извещать ни до того, ни в процессе подготовки и съёмок этого документального фильма. Так Амосова случайно узнала, что уже недели две, как существует некий договор на предмет документального кино о её отце — между указанной студией, Институтом им. Н. Амосова, а точнее — руководителем института Г. Кнышовым и Академией медицинских наук Украины (АМНУ) — президентом АМНУ А. Сердюком. Что также, по словам Анатолия, должно составлять секрет для самой Амосовой, как и остальные подробности этого загадочного договора, от «буквы» которого, согласитесь, исходит вполне определённый «душок».

По словам главного учёного секретаря Академии, М., президиум АМНУ одобрил вопрос именно в этой плоскости. Ну, а что такого, вальяжно недоумевает собеседник, если ученик заказал фильм об учителе. Если бы с ним самим поступили таким же образом, отлучив от создания фильма об его отце-враче; кстати говоря, достославном учёном муже, по учебникам которого до сих пор учатся студенты, и в память о котором на одном из домов столичного пассажа установлена мемориальная доска; я спросил, а он умолчал, прекрасно понимая неудобный риторический смысл. Ибо отлучение от отцовской памяти хуже воровства. В особенности на фоне двух определяющих обстоятельств, вписавшихся в контекстные рамки. Следующий, 2013 год, объявлен ЮНЕСКО годом украинского врача – кардиохирурга Николая Амосова, в честь выдающихся заслуг перед человечеством и в ознаменование 100-летней годовщины… Не дожидаясь этой даты, заказчик, Институт, названный на сайте студии «партнёром», и, собственно, студия, ориентировались на премьеру этой осенью, когда в Украине ожидаются выборы в Верховную Раду. Можно представить, каким захочется увидеть это кино «ученику», помимо профессиональных, повязанному с донецкими земляками и партией регионов не одними ностальгическими воспоминаниями, а политическими, идеологическими, и бог весть какими ещё узами-интересами. В кадре появится какой-нибудь их партайгеноссе и заявит о своём спонсорстве и почитании европейских ценностей? Или «ученик» поведает о своих достижениях и личном научном вкладе, рисуясь на фоне Учителя?  Каких сюрпризов следует ожидать от этого травмированного генезиса, в сталинские времена публично отрекавшегося от родителей, дабы преуспеть в советско-партийной карьере…

Таковы эти клинические аналогии. Вряд ли жуликоватые «партнёры» намереваются рассказать о том, что Н. Амосов, будучи человеком мужественным и честным (понятия во времени и ситуациях неразделимы, т.к. чтобы оставаться честным, и сегодня потребуется мужество), из зарубежных командировок привозил в Союз самиздатскую литературу. Солженицына, т.н. «антисоветские» издания, за которые тогдашние суды отмеряли 10-летние строгорежимные срока. Английских, американских авторов дочь Н. Амосова — Екатерина, прочитывала в оригинале. Жизнь отца проходила на её глазах, и вот все эти и другие, поистине, бесценные для документалиста сведения, «партнёры» и сами «киношники» игнорируют! Брутальное обстоятельство заставило усомниться в благонамеренности «документального» почина. По некоторым данным, кино об Амосове собираются наскоро сварганить по идеологическим лекалам печально известного «Матча». Зная амосовские позиции, трудно предположить, что сам главный герой оказался бы на стороне сегодняшней власти. Почитайте книги Н. Амосова, его рассуждения о «шароварности», делающие честь сегодняшним украинским патриотам. Американские медицинские научные журналы он дочитывал в трамвае, по дороге на работу.

Не слишком давно, Е. Амосова на одной представительной научной конференции точной репликой, ссылаясь на результаты американских исследователей, осекла кнышовские призывы кардиотерапевтам присылать пациентов на платные коронарографические обследования, стентирование (в украинских реальностях — на 95% платные), что, уверял собравшихся вельможный докладчик, благоприятно влияет на увеличение продолжительности жизни. На ту реплику Кнышов отреагировал уродливым антиамериканизмом, выкрикнув с трибуны, что «американцы плохие». Однако, не смешно. Конечно же, Сталин и Милошевич, а ещё Уго Чавес и Кастро таким нравятся больше. Не будем о парадоксальности этого не врачебного сознания, симпатизирующего диктаторским режимам. Но вот чего нельзя не подметить. И сам «ученик-заказчик», имеющий статус академика АМН, и члены президиума этой организации, чьё преуспеяние  всё больше зависит от политических склонностей-веяний, обставили киношный проект по советскому баррикадному принципу «кто не с нами — тот против», однако, исключительно творчески, по-животному чуя душок советского безвременья. Не иначе, желая досадить члену-корреспонденту АМН Украины и врачу, профессору, а ещё дочери своего отца, Е. Амосовой; чтобы впредь не высовывалась? Донецким дружкам, коллегам «ученика» ненавистны независимые взглядов на демократическое развитие страны, т.н. «реформу украинского здравоохранения», которую правительство путает с геноцидом, уничтожая больных и лечебный профессионализм, постоянную хлёсткую критику коррупции в отраслевом министерстве, ставящего фармацее условия, минимум, 40-процентных «откатов» — высказанных Амосовой на телемарафоне — это, когда перед телевизионными камерами принародно и буквально онемела от момента истины сидевшая за столом с ней замминистра — донетчанка К. Были и другие причины возненавидеть эту другую, отвергающую шаблоны неуёмной тоталитарной власти, будто бы с иной, неэсенговской — амосовской планеты, перенявшую у отца трепетное, чуть не родственное, отношение к пациентам и готовую выложить свои кровные на лекарства «пересічному» больному…

Имеются, однако, незамеченные смысловые акценты за этим академическим «одобрямсом» закулисного отлучения от публичного права на родительскую память. Их, великих, по-разному взошедших, а то — вскаракбкавшихся, на этот эсенговско-эмэеновский «Олимп», одинаково не заботит обратная связь — feedback, их судьбоносных решений. Говорю без намёка на иронию-самоиронию, поскольку вряд ли «вершителям» ведомо чувство самокритичности. Пофигистам, облечённым титулами и званиями всё равно, что о них подумают какие-нибудь простые-пересічні, не региональные, коллеги-врачи. Куда как весомее мнение, например, бывшей акушерки, или завотделением донецкого «Лечсанупра», поднявшихся к власти в клановом, партийно-региональном лифте. Помнится, академик Д. Лихачёв, чьи своевременные мысли, к слову сказать, нравились Н. Амосову созвучностью, в этом видел отличие интеллигентного человека. Потому, что не интеллигентного не волнует, что о нём подумают. Это холопам — начхать. Лишённые достоинства, они такой же убогонькой мерой оценивают других. Глядя сверху вниз — и в таком же всеобще-пофигистском масштабе. Как это Амосова однажды интерпретировала Салтыкова-Щедрина: «А с генерал-губернатором вы такой же нервный?» Фраза классика у неё обернулась поговоркой. Уж очень много подходящих случаев. Однако «нервные люди» отыскивают себе подобных. И находят. Похоже, и Анатолий, не моргнув, коли понадобится, назовёт себя «учеником». К примеру, некоего Боба К. из Калифорнии, кинокомпания которого называется так же — Bluescreen, буква в букву, разве что калифорнийский бизнесмен зарегистрирован по форме LLC, а не «продакшн» — в т.ч. по данным на сайте, который в адресной строке набирается почти так же, как и сайт украинских «блюскриновцев», но только без «ua» в конце; хотелось бы видеть этого парня, вдруг бы узнавшего о своих молочных украинских братьях.

Новых детей лейтенанта Шмидта выдаёт очевидная фальсификация. На их сайте, в «партнёрском» разделе фильма, значится Национальный союз кинематографистов Украины (НСКУ). Очень удивился обстоятельству глава правления уважаемого НСК С. Трымбач, едва узнал о доселе неизвестном, однако, интригующем «партнёрстве». ЮНЕСКО также числится у Анатолия в «парнёрах», и следующим вполне может оказаться состоятельный владелец банка Агриколь — Ж. Депардье (а пуркуа бы не па?), или, например — английская королева. Предвкушаю в этой компании впечатляющие интонации и гордый blue-профиль Анатолия. Впрочем, как ни надувай щёки «продюсер», соразмерными покажутся разве что его непродуманные, академические партнёры. В частности, не слишком разборчивый «ученик». В смысле ненаучной порядочности. И мотива покушения на светлую память. Ибо вместо Реквием у них складываются совсем другие песни. Вроде «Мурки».

 

P.S. Что ни день, история проявляется и звучит по-разному, не меняясь по сути, обрастает какими-то новостями и как-бы-фактами, отдающими фальшивинкой, и враньём, иногда слишком похожим на правду. И где тот камертон, способный установить истинность звучания. Как у В. Высоцкого? Досадно мне, что слово «честь» забыто. В общем, симптоматичная клиническая картина, словно заимствованная из некой антиутопии. Хотели «Город солнца», а получилась «Москва-2042». Почти по Орвеллу. О другой студии, куда адресована амосовская просьба о производстве документального фильма, какие-то киношные люди стали рассказывать небылицы, по-видимому, желая сохранить заказ жуликоватым партнёрам. Главучсекр АМН высказался в том смысле, что Амосовой не мешало бы самой позвонить Г. Кнышову и попроситься участвовать в подготовке фильма, потому как последний-де — всё-таки директор Института, академик и Герой Украины. Е. Амосова вспомнила отдельную историю о том, как Институту, который называет «старшим братом», присвоили имя её отца. Чего предостаточно, так это воинствующего и меркантильного эгоизма, заменившего на этом украинском дворе честь и совесть. Ум, и ещё чаще – ответственность.

Над всем этим витает, взирая со своей, до сей поры никем не взятой высоты Николай Амосов. Человек — не святой и не грешный, и безмерно талантливый — чьей духовной искренней чистоте, однако, завидуют и поныне. Не пытаясь дотянуться к этим звёздам.

 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика