Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Культура / Тайны Алексея Коробицина

Тайны Алексея Коробицина

hfdxhsew54eryМало кому известно, что автором очень увлекательного детского блокбастера «Тайна музея восковых фигур» нашей с братом юности 60-х годов, на самом деле является «в доску наш» человек. И не просто обычный человек, а настоящий разведчик, герой с большой буквы, прошедший сквозь войну. Кто же он на самом деле – этот «скромный писатель»?

И каким образом, почему в книжке так подробно описываются все подробнейшие детали американской жизни, которые простой советский писатель, знать, вроде бы, и не должен был?

Алексей Павлович Коробицин (Алексей Моисеевич Кантор) родился 29 декабря 1910 в Ла-Риохе, Аргентина. Кодовые имена разведчика: Турбан, Лео, Нарсисо.

Коробицин просто притягивал к себе других людей, то есть был прирожденным разведчиком. О себе он рассказывал: «Мои родители-большевики, участвовавшие в революционной борьбе в России в 1905 году, были арестованы и отправлены в ссылку. В 1907 году бежали за границу и, в конце концов, оказались в Аргентине. В 1910 году мне суждено было родиться в малоизвестном аргентинском городке Ла Риоха, затерянном высоко в горах, почти в 600 милях к северо-западу от Буэнос-Айреса. Там прошло моё детство. В 1924 году мать, после развода с отцом, возвратилась домой, в Советский Союз, взяв с собой меня и моих старших братьев: Льва и Александра. В восемнадцать лет я ушёл служить военным моряком на Балтику. После демобилизации снял бескозырку, но с морем расставаться не хотел. Шесть лет плавал на торговых судах. В 1934 году экстерном окончил ленинградский техникум торгового флота по специальности «судовой механик-дизелист». В 1936 году попал в распоряжение Красной Армии с перспективой отправки в Испанию. Помогло безупречное знание испанского языка». Так Алексей Павлович и стал разведчиком. Перед испанцами он выступал под псевдонимом «Нарцисо». Вместе с испанскими друзьями-моряками он обеспечивал безопасную проводку наших судов к республиканским портам с разными грузами. Коробицин командовал базой торпедных катеров. После Испании Алексей Павлович оказался на учёбе в специальной школе разведуправления. В середине 1939 года с мексиканским паспортом на вымышленное имя он был нелегально направлен в Мехико в качестве руководителя будущей резидентуры «Турбан». Задача – осесть, создать надёжное прикрытие, привлечь группу источников из местных граждан и наладить регулярное получение документов, которые бы обеспечивали вывод нелегалов в Европу, главным образом для работы против гитлеровской Германии. Конечной целью, как говорилось в задании, было создание предпосылок для разведки на территории северного соседа Мексики – США. В последующие полтора года Коробицин прочно закрепился в Мехико и приобрел авторитет серьёзного бизнесмена в деловых кругах мексиканской столицы. Он открыл своё торговое предприятие, купил участок земли и небольшой рудник в провинции. Одновременно – привлёк к сотрудничеству три источника, один из которых полностью решал поставленные Центром задачи по добыванию ценных документов.

Алексей Коробицин
Алексей Коробицин

Параллельно Алексей Павлович расширял и укреплял свои связи в кругах МИД Мексики, и уже в августе 1940 года добился назначения на должность почётного консула этой страны в одном из крупных городов США. Теперь он получил подлинный дипломатический мексиканский паспорт и пользовался иммунитетом. В конце 1941 года А.П. Коробицин был отозван в Москву для совершенно другой работы. В конце мая 1942 года с подмосковного аэродрома взлетел самолёт, на борту которого находилась разведывательно-диверсионная группа. Её командиром был – Алексей Павлович Коробицин. В состав группы входили: Ф.Кравченко («Панчо»), радист Г.Антоненко («Поль»), а также австрийцы-антифашисты И.Штейнер («Тарас») и М.Ляйтнер («Максим»). Группа была хорошо вооружена и снабжена рацией. После высадки Лео должен был встретиться с командиром одной из партизанских групп отряда Алексея Фёдорова по паролю.

Однако партизаны на земле приняли группу за немцев. Двенадцать дней и ночей разведчики просидели под строгим арестом. Допрос следовал за допросом.

– Сознавайтесь: как, откуда и зачем немцы забросили вас в наш отряд? – настаивал командир партизанской группы.

Лео снова и снова повторял, что они направлены сюда Центром, Москвой, что у них специальное боевое задание.

Командир начал терять терпение и пригрозил немедленно всех расстрелять, на что Лео ответил:

– Расстрелять нас дело нехитрое. Это вы всегда успеете. Снова предлагаю запросить по нашей рации Москву. Подтвердят то, что я сказал, – хорошо, а нет – расстреливайте.

– Не знаю, кто нам ответит – Москва или Берлин…

Владимир Гольдштейн
Автор Владимир Гольдштейн

Арестованных увели. Партизаны долго совещались, пока наконец их командир объявил решение:

– Хорошо, не будем больше кудель крутить. Передайте по своей рации Центру такое сообщение: «Партизаны Гомельской области восстановили советскую власть в 103 населённых пунктах. 30 мая партизанами уничтожен фашистский карательный отряд». Пусть включат это в очередную сводку Совинформбюро и прочитают по радио. Если не будет этого – всё, кланяйтесь господу богу!

Что ж – законы войны суровы. 11 июня 1942 года, оглашая сводку Совинформбюро, диктор прочитал и то самое короткое сообщение о деятельности гомельских партизан.

– Прости, друг, – услышав голос Москвы, – сказал Кораблёву партизанский командир. – Война… Сам понимаешь. В эту ночь все спали сном праведников. А следующим утром группа ушла по своему маршруту.

До марта 1943, пока диверсионная группа Лео действовала под Гомелем, ею были уничтожены 11 воинских эшелонов и 1485 гитлеровских солдат, ранено 300, взят в плен генерал СС (сведения даны по архивам ГРУ). Группа выполнила все возложенные на нее функции. В архивных делах сохранился документ, в котором говорится, что 5 марта в Москву возвратилась группа Лео в связи с крайним истощением и пищевым отравлением. Выражается просьба выделить некоторые продукты для усиленного питания. За отличное выполнение этого боевого задания в тылу противника А.П. Коробицин награждён орденом Красной Звезды и медалью «Партизан Отечественной войны» I степени.

Затем группа перебрасывается в Румынию, а Коробицин переправляется во Францию.

Это дело было связано с немецкими военными кораблями, полученными Францией после капитуляции Третьего рейха и участвовавшими во вторжении в Южную Францию. Большинство из них, как известно, перекрасили и снабдили новыми французскими названиями – дабы не возникло оснований делить трофеи с союзниками. Коробицин в качестве марсельского капитана, объехал соответствующие порты и передал в Ставку реальные имена кораблей.

Конечно же, Коробицин был целиком «продуктом» советской эпохи, и все, что он делал нужно рассматривать именно с точки зрения того непростого времени. Но делал это он абсолютно искренне – как мог, защищал свою родину и свой народ. Свой, несмотря на то, что в его жилах текла еврейская кровь.

Видимо, с осторожностью стоит отнестись и к следующему эпизоду его военной биографии.

С выходом Красной Армии к границе в Румынии и Болгарии решили создать хорошо законспирированную агентурную сеть. С этой целью была создана специальная оперативная группа. В неё вошли восемь офицеров-разведчиков, включая Коробицина. В конце августа 1944 года группа пересекла границу и вышла на территорию Румынии. В короткие сроки агентура была создана.    

Во время войны Коробицин выполнил еще немало заданий, связанных с разведывательной деятельностью.

Окончание войны застало его в 36 лет. Коробицину предложили перейти в Госбезопасность. В ответ он просто сказал: «Разрешите доложить о вашем предложении моему непосредственному начальству». Несомненно, следить предстояло как раз за начальством, поэтому к Коробицину уже больше не обращались. Но и карьера его мгновенно закатилась. Одновременно развернулась борьба с космополитизмом. Причем по ходу этой «борьбы» Алексей Павлович вернул себе отчество Моисеевич и даже подлинную фамилию Кантор.

В результате в сорок лет его уволили в запас. А затем… он стал приключенческим писателем. Он написал книжку «Хуан Маркадо — мститель из Техаса», а также детскую книгу «Тайна музея восковых фигур». Через какое-то время стали писать и про него. Впоследствии его именем назвали корабль. Но он к тому времени уже умер…

Так страна потеряла и практически забыла очередного героя, еврея, искренне отдавшего всю свою жизнь тому, что гордо именовалось Отчизной с самой большой буквы.

Владимир Гольдштейн

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика