Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Судьбу не выбирают

Судьбу не выбирают

Это только кажется, что мы сами выбираем себе судьбу. На самом деле она становится  результатом нашей случайной встречи с кем-нибудь или чем-либо.

Судьбу Дмитрия Плоткина решила неожиданная книга. В семилетнем возрасте, едва научившись читать, он  отыскал ее на соседском чердаке небольшого домика в рязанском городке Кораблино. Называлась она «Приключения майора Пронина». Тогда он и решил стать следователем, не предполагая, что выпавших на его долю приключений хватит, чтобы написать не одно такое же  романтичное повествование.

Дмитрий Плоткин
Дмитрий Плоткин

«Жизнь за решеткой»

Но все это будет потом. А пока – учеба в школе, работа слесарем на местном текстильном комбинате, военная служба командиром орудийного расчета и учеба в Харьковском юридическом институте.

Там будущий следователь пришел к выводу, что непременно должен «сесть в тюрьму», чтобы почувствовать, что такое – быть в шкуре зэка. До противоправных действий, конечно, дело не дошло, он просто устроился воспитателем в колонию усиленного режима для несовершеннолетних преступников в поселке Куряж под Харьковом. Ту самую, где когда-то работал знаменитый Антон Семенович Макаренко, написавший не менее знаменитую «Педагогическую поэму». Со всей Украины свозили сюда самых трудных подростков. Чтобы понять «внутренний мир» подопечных, студент-воспитатель переселился из вузовского общежития в зону. Железная кровать, деревянная тумбочка и всегда открытая дверь в его кабинет: в любое время, даже ночами, приходилось гасить «локальные» конфликты, давать нахлобучку «крысятникам» и выслушивать исповеди пацанов. На обед – такая же, как и у всех, тюремная харчовка: перловка да жидкий супчик. С тех давних пор он научился общаться с преступниками, не унижая их человеческого достоинства и понимая их с полуслова.

Следователями не рождаются

Все это пригодится, когда в 1982 году, получив диплом юриста, он вернется в родную Рязанскую область и станет стажером следователя Скопинской прокуратуры. Трофейная, еще с войны, немецкая печатная машинка «Рейнметалл» с припаянными тридцатью двумя русскими буквами (буква «е» была отломана и ее приходилось постоянно дописывать авторучкой), следственный портфель образца 50-х годов, старый фотоаппарат, фотовспышка с магнито, которое обычно крутил кто-нибудь из милиционеров – вот, пожалуй, и вся тогдашняя криминалистическая техника. Жить первое время, которое растянулось на год, пришлось в служебном кабинете: рабочий номер телефона одновременно стал и домашним.

В округе три колонии и два ЛТП. Освобождающийся из них спецконтингент оседает неподалеку от места прежней дислокации и формирует «погоду» района. На места происшествий приходиться  выезжать чуть ли не каждый день. Одно из первых – выгребная яма общественного туалета возле железнодорожного вокзала. В ней обнаружен труп неизвестного мужчины. Следственная романтика исчезла с первой  минуты  осмотра. На локте убитого – шрам. Судмедэксперт диагностирует его как операционный шов. Стажер на ночь садится за журналы плановых хирургических операций  и уже к утру вычисляет всех, кому подобное хирургическое вмешательство производилось. Таких пациентов – шесть. Один них – рабочий скопинского механического завода Николай  Шелыганов. Именно он оказался ограбленным и убитым. Потом Плоткин обойдет всю округу, проведет поквартирный обход ближайших домов, установит обстоятельства преступления, обнаружит необходимую следствию нитку от свитера и, в прямом смысле, по ниточке выйдет на преступника. Им окажется учащийся местного сельскохозяйственного техникума.

А дальше стажера уже ждет целая серия запутанных преступлений. На третьем году работы молодой следователь скопинской прокуратуры признается лучшим по профессии, награждается именными часами и туристической поездкой по древнерусским городам Пскову и Новгороду, по возвращении из которых его переводят на должность старшего следователя областной прокуратуры и назначают руководителем оперативно-следственной группы по раскрытию и расследованию неочевидных умышленных убийств.

Группа – это он и еще два  прокурорских следователя: Андрей Широков и Сергей Бацура.  Вместе с ними работают несколько опытных сыщиков: подполковник милиции Александр Богачев – будущий основатель рязанского УБОПа и Алексей Савин – ныне генерал-майор полиции, один из руководителей российского уголовного розыска, а тогда просто майор милиции. Группа специализировалась на раскрытии так называемых «глухарей». То, что не получалось у других, передавали им. И «нераскрываемые убийства» вскоре становились раскрываемыми. В качестве талисмана они всегда брали с собой в командировку бланк постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Возвратиться домой можно было только в том случае, если этот бланк удавалось заполнить.

Найти маньяка

В Рязанской области действует неуловимый маньяк-убийца. Он проникает в квартиры, открывает любые замки и нападает на женщин. Пытая и насилуя, заставляет  отдавать спрятанные деньги и ценности. Потом убивает потерпевших. Квартиры и дома убитых поджигает. Только за один год его жертвами стали шесть женщин и пятилетний ребенок. У мальчика перерезано горло. Так нелюдь воздействовал на его мать, чтоб та отдала деньги. Денег у женщины не оказалось. Преступник ей не поверил. Плоткин обращает внимание, что руки у всех потерпевших связаны одними и теми же необычными узлами, женщины изнасилованы в противоестественной форме. Подобных серийных преступлений раньше в регионе не было. Экспертным путем следователь устанавливает, что микрочастицы одежды с  жертвы в Скопинском районе оказываются на одежде убитой молодой женщины в городе Новомичуринске, с мест преступления пропадают не только дорогие украшения, но и вещи для грудных детей. Все это позволяет следователю составить возможный психологический портрет неизвестного убийцы: мужчина средних лет, приезжий, ранее судимый за кражи и сексуальные преступления, длительное время находился в заключении, возможно женат и недавно стал отцом. По районным отделам милиции рассылаются ориентировки с описанием предполагаемого преступника и приметы похищенных им вещей. Вскоре в поле зрения следствия попадает вор-рецидивист из Ленинграда Вячеслав Маркин. Он живет в Скопине, где зарегистрировал брак с молодой женщиной. У них только что родилась дочь. Жена получила квартиру, в которой они вроде бы счастливо живут. Мужчина плачет, сетует на недоразумение и верит, что «справедливость восторжествует». Однако на пальце у задержанного перстень с русалкой – такой был похищен с места убийства в Пронском районе. В ходе обыска у возлюбленной Маркина на полочке с детскими вещами  обнаружен чешский комбинезончик – тот самый, что пропал из квартиры  пенсионерки Зинаиды Тарасовой, повешенной на водопроводной трубе в ванной комнате. Собранные доказательства позволили сделать неоспоримый вывод о причастности задержанного к совершенным убийствам. И сколько их еще бы произошло, если бы он не был обезврежен. Нет, это не мысли следователя, это слова самого маньяка-убийцы Вячеслава Маркина за несколько дней до смерти.

Монстр из Старожилово

Людская жестокость нередко заставляла содрогаться и самого следователя Плоткина.  Однажды он написал в своем служебном блокноте:

Не сразу нынче в это мы поверим:
Случилось так, что в наш нескладный век
Стал самым диким и жестоким зверем
Любимец Бога – «добрый» человек.

Эти строчки возникли после его командировки в Старожилово. Там один из местных жителей – Сергей Сопин, возомнил себя «супперчеловеком» и решил создать рязанскую «собаку Баскервилей». С ее помощью намеревался расправляться с неугодными ему людьми и властвовать если не над всем миром, то хотя бы над миром небольшого населенного пункта. Щенка решил кормить человеческим мясом, а для этого следовало убивать людей. Вместе с приятелем этот «монстр» убил 17-летнюю девушку. Собака взвыла от такой  пищи, заскулила и убежала. Тогда убийцы устроили «иезуитское» пиршество. И даже пригласили на него гостей. В местной прессе журналисты окрестили это дело «делом людоедов». В ходе расследования Плоткиным и его коллегами из уголовного розыска была раскрыта целая серия убийств парней и девушек из маленького рязанского поселка.

Орудие убийства

Дмитрий Плоткин убежден, что следователь должен быть и психологом, и аналитиком, и ученым. Кем только не приходилось  бывать в жизни ему самому, чего только не приходилось придумывать, чтобы выполнить порученную работу. Как-то в Михайловском районе расследовал убийство. Оказалось, что преступник выбросил там в речку орудие убийства – гирьку от часов. Искали-искали ее опытные криминалисты, плавали с магнитами и разными приспособлениями, да так и не нашли. Шерстили дно сотрудники милиции, да только ноги осколками стекол изрезали. Тогда Плоткин, по договоренности с начальником местной милиции, решил воспользоваться услугами скучающих «пятнадцатисуточников». Стимул был обозначен сразу: кто найдет, тому досрочное освобождение. Трудно предположить, какие высшие силы помогают алкоголикам и мелким дебоширам, но гирьку пятнадцатисуточники нашли в течение часа. Да еще, вопреки всем законам логики, на ней среди прилипших частиц земли обнаружились и «въевшиеся» в них следы крови погибшего.

Вообще без наблюдательности и внимания к мелочам в следователи лучше не  идти. Как-то пало подозрение на двух нетрезвых «разбойников»-налетчиков в том, что они убили мужика-работягу. И жена погибшего их уличает, и все против них. Приехал Плоткин в морг на вскрытие – на трупе сорок ножевых повреждений. «Нет, для мужчины столько раз махать рукой нецелесообразно, – подумал он. – Такое количество ранений наносят либо психи, либо женщины, здесь эмоции работали, а не мужская логика». Так и оказалось. На самом деле жена мужа убила, а на задержанных «разбойников» попыталась это дело «повесить».

Парадоксы следствия

Порой доказать невиновность человека бывает гораздо труднее, чем доказать чью-то вину. Были в его практике братья Веревкины. Жили они вместе с  престарелой матерью в обычной двухкомнатной квартире. Как-то выпили вечером братья, а к утру старший  оказался мертвым. Судебно-медицинский эксперт дает заключение: на шее трупа кровоизлияния от сдавления  пальцами руки. Вывод: асфиксия и смерть в результате насильственных действий.  Немощная мать задушить сына не могла. Подозрение пало на оставшегося в живых брата погибшего. Он тоже божится, что убийства не совершал.  Других людей в квартире не было. «Может дверь была открыта, а потом кто-то ее на автоматический замок захлопнул?» – намеренно «подсказывает» следователь подозреваемому. Любой преступник бы за эту версию уцепился. А младший Веревкин стоит на своем: и чужих не было, и я не убивал. Назначается  комиссионная судебно-медицинская экспертиза. Она подтверждает: сдавление шеи рукой. Вывод экспертов все тот же: удушение,  гипоксия, инфаркт, смерть. Вроде бы все сходится. Прокурор района уже готов заключить задержанного под стражу. Но следователь, вопреки собранным доказательствам, верит почему-то не им, а задержанному. И настаивает на назначении еще одной экспертизы – уже в Москве. И именитым московским экспертам удается разобраться в этом сложном хитросплетении: все в точности, да наоборот – сначала у потерпевшего возник инфаркт, на его фоне – гипоксия, из-за которой на шее стали лопаться мелкие сосуды, да такой рисунок при этом создали, будто следы от пяти пальцев. Это – третье экспертное заключение позволило вынести постановление о прекращении уголовного дела и восстановить честное имя младшего Веревкина.

«Восток – дело тонкое»

А потом в судьбе следователя Плоткина был Узбекистан, работа в следственной группе Прокуратуры Союза ССР, расследовавшей взяточничество высших должностных лиц этой среднеазиатской республики. 27 ноября 1988 года он прилетел в аэропорт города Нукуса – столицы Каракалпакии, автономной части Узбекистана. Город находился недалеко от высыхающего Аральского моря. Поутру ветер приносил с обнаженного дна Арала белую ядовитую соль, которая как снег покрывала землю и деревья. Эта соль отравляла овощи и фрукты, делала невозможной для употребления питьевую воду. Зубы начинали крошиться и выпадать уже через несколько месяцев. В пище в качестве деликатесов преобладали тушенка и сгущенка, завезенные почему-то из Чернобыльской зоны.  Поблизости лепрозорий. Периодически появлялись свидетели со следами вроде бы вылеченной проказы.

Следственная группа  проработала там несколько лет. Взяточничество в те годы в Средней Азии являлось нормой жизни. Золото порой изымалось трехлитровыми банками, а денежные купюры саквояжами. Несмотря на все сложности и перипетии, дело первого секретаря Каракалпакского обкома компартии Узбекистана Каллибека Камалова, которое расследовалось следственной группой в Нукусе, прошло через суд и виновному было воздано по заслугам.

Лихие девяностые

Затем наступили лихие 90-е. Рязань стала одним из самых криминальных городов России. Выстрелы и взрывы звучали на улицах почти ежедневно. Основная  борьба развернулась между двумя бандитскими группировками: «слоновской» и «айрапетовской». Каждая из них насчитывала примерно по 800 бойцов. Банды фактически контролировали Рязанскую область и стали в регионе властью альтернативной государственной. От уплаты налогов предприниматели могли уклониться, дань же бандитам они платили  исправно. Несогласных избивали, уничтожали принадлежащее им имущество. Если и после этого люди не становились «покладистыми», то их попросту убивали. Группы рязанских киллеров выезжали для выполнения таких «спецзаданий» в Тольятти, Москву, Санкт-Петербург. В Рязанской области были убиты директор местного мясокомбината, сын директора чаеразвесочной фабрики, сын директора нефтезавода, директор строительного комбината, руководитель районного хлебоприемного пункта, совершены покушения на председателя облпотребсоюза, директора нефтезавода… Однажды пять автоматчиков в масках ворвались в один из рязанских баров и запросто расстреляли находившихся там посетителей. Итог: 8 убитых и 9 раненых.

Когда количество нераскрытых заказных убийств приблизилось к сотне, руководством областной прокуратуры и УВД было принято решение создать оперативно-следственную группу по борьбе с бандитизмом. Ее возглавил Дмитрий Плоткин, ставший к тому времени следователем по особо важным делам. По указанию Генеральной прокуратуры и МВД России в его группу вошли следователи и оперативники ряда других городов, тех, где оставили свои следы рязанские бандиты. Тогда Плоткиным была разработана и применена на практике совершенно новая концепция борьбы с преступными группировками: стали расследоваться не отдельные эпизоды, а вся преступная деятельность банды. Следователи шли не от преступления к преступнику, а от преступников к преступлениям. В поле зрения следствия попало множество участников группировок. Но в первую очередь к уголовной ответственности привлекались наиболее одиозные члены банды, совершившие убийства и другие тяжкие преступления. К «заблудшим» следствие относилось снисходительно. Позже это будет названо сделкой с правосудием. Именно эта тактика позволила раскрыть большую часть заказных убийств и обеспечить неприкосновенность свидетелей и потерпевших. Запугать и заставить их отказаться от своих показаний бандитам стало просто невозможно, так как каждый фигурант дела обвинялся сразу по десяткам преступлений, и изменить свою судьбу прежними мерами воздействия на кого-то одного-двух свидетелей уже не получалось. Тем более что и свидетелей по каждому делу было около двух тысяч.

По иронии судьбы и «слоновское» и «айрапетовское» дела составили ровно по 99 томов – 99 томов кошмаров. При этом были раскрыты  десятки заказных убийств и  множество других тяжких  преступлений. «Слоновское» дело послужило поводом для разработки МВД России операции «Циклон» по удалению бандитских группировок с «Автоваза» в г.Тольятти, признанной впоследствии лучшей милицейской операцией этого периода. К сожалению, во время работы в Тольятти был убит член  оперативно-следственной группы Дмитрий Огородников. 26 пуль выпустили бандиты по его автомашине у здания городского управления внутренних дел. До этого в него уже стреляли, ставили по пути его следования радиоуправляемую мину, пробовали одолеть оперативника в рукопашном бою. Погибли и другие участники борьбы с бандитизмом в Рязани и Тольятти: офицеры милиции Сергей Орлов, Юрий Онищук, Алексей Рябов, Константин Селиванов, Александр Ионов. Плоткину и его семье тоже не раз угрожали. Малолетнего сына пришлось на пару лет отправить жить к родственникам, жену периодически сопровождали на работу автоматчики. Самому следователю-важняку «играть в прятки» с бандитами было некогда.  Приходилось быть умнее, хитрее и осведомленнее своих противников.

В «айрапетовское» дело были соединены дела о деятельности пяти банд, возникших после раскола основного преступного сообщества. Из «слоновского» выделили дело о бандитизме в Тольятти, которое в дальнейшем стало отдельным масштабным расследованием. Плоткин был  включен в состав и этой следственной группы, расследовавшей преступления тольяттинских бандитов. В результате совместной операции рязанских и тольяттинских правоохранителей, киллеры стали неожиданно исчезать из волжского города и оказываться в рязанском следственном изоляторе.  Тогда были установлены и арестованы убийцы майора Огородникова. Двое из них оказались внештатными сотрудниками милиции.  По результатам судов осуждено 22 бандита из «слоновской» группировки, 16 – из айрапетовской, 10 – из тольяттинской. Убийцы майора Огородникова были приговорены к пожизненному заключению. Другие члены этих банд  объявлены в федеральный розыск и еще долгие годы шла работа по их нейтрализации. Но с бандитизмом на Рязанщине было покончено. Документальный фильм об этой работе «Охота на слонов» из цикла «Криминальная Россия» неоднократно транслировался по федеральным телеканалам и даже стал номинантом международного кинофестиваля о работе правоохранительных органов.

Нетрадиционные методы

Расследуя бандитские дела, Плоткин пришел к выводу, что настоящий следователь непременно должен быть еще и артистом, хотя артистическое мастерство в юридическом институте не преподают. Однажды профессиональный наемный убийца Сергей Гриднев на допросе намекнул об одном «заказе», который еще не успел исполнить. По намеку Плоткин понял, что «заказан» один из его лучших друзей, бывший заместитель командира  рязанского СОБРа Олег Лагуткин, неоднократно воевавший в Чечне и даже в составе Интерпола в Латинской Америке. Но сказав несколько фраз, киллер замолчал. И тогда Плоткин пригласил на встречу с убийцей несостоявшуюся жертву. Собралась такая «душевная» компания: жертва, убийца и следователь. Выпили втроем чаю с медом и стали говорить «за жизнь». Оказалось, что киллер тоже воевал в Чечне – в группе казаков, и даже в том же самом районе города Грозного, где и рязанский СОБР. Убийца и его «трудная мишень» стали вместе вспоминать надписи на знакомых им чеченских домах и заборах. Кончилось эта встреча «братанием» киллера с жертвой и подробными показаниями обвиняемого о заказчике готовившегося преступления. Вот такой получился спектакль. А еще во время расследования «слоновского» дела, чтобы разговорить перепуганных потерпевших, Плоткину с коллегами из УБОПа пришлось даже «изобрести» новое преступное формирование – «банду» Чики. Коротко стриженые хлопцы в спортивных штанах и с золотыми цепями ходили по торговым точкам «слонов» и  требовали дань. «А мы уже платим», – отбивались коммерсанты и предприниматели,  и называли клички бандитов и их телефоны. Их свидетельства тут же документировались. Именно ради них и затевался весь этот маскарад с переодеванием. В другом случае Плоткин убедил жену убитого предпринимателя попробовать оживить свою память под воздействием гипноза. Сработало. То, что женщина не могла вспомнить в нормальной обстановке (приметы убийцы ее мужа), она вспомнила во время гипнотического сеанса. Из пачки фотографий мужчин, неожиданно вскрикнув, бросила на пол одну. На ней был изображен местный бандит Лепа-Сергеев. Остальное для следователей уже было делом техники. В другой раз девочка, случайно видевшая паспорт убийцы, в состоянии гипноза вспомнила все увиденные в нем записи: и  номер документа и фамилию владельца. Десять лет, благодаря этой зацепке продолжался розыск  преступника. Но в конце концов он был  арестован.

Кроме использования гипноза, Плоткин применял и другие нетрадиционные методы расследования преступлений. Так в одном из рязанских научно-исследовательских институтов существовала аппаратура для проверки чистоты материалов для электроники. Как-то в СССР возникли проблемы с запуском ракет. Оказалось, что не работает большинство микросхем. И только рязанская аппаратура выявила причину их неработоспособности. Оказалось, что во всех неработающих схемах  превышено наличие примесей натрия. И все из-за того, что женщины изготавливающие микросхемы, перестали одевать косынки. Из-за этого невидимые частицы эпидермиса их кожи попадали в микросхемы. По рекомендации рязанских ученых сборщицы электроники  одели платки. И ракеты снова полетели в небо. Данные аппараты могли изучать фоновые микропримеси вплоть до одного атомного слоя. «А почему бы их не перепрофилировать в интересах следствия? – подумал Дмитрий Матвеевич. – Своеобразная дактилоскопия, только не для пальцев, а для вещественных доказательств, целая революция в судебной экспертизе и криминалистике». И начал разработку этой проблемы. По его инициативе  было проведено более четырех десятков подобных экспертных исследований. Позже использование вторично-ионной масс-спектроскопии в судебной экспертизе ляжет в основу его кандидатской диссертации, а в соавторстве со своим научным руководителем профессором МГЮА Евгением Петровичем Ищенко он напишет научно-практическое пособие «Новейшие методы исследования вещественных доказательств в криминалистике». Более «тонкого»  метода исследования криминалистических объектов мировой наукой пока не создано.

Однажды в Рязани было обезврежено самодельное взрывное устройство, обнаруженное в почтовом ящике многоэтажного дома. Почти через год Плоткин «вышел» на изготовителей «бомбы». В мастерской кустарных оружейников в здании средней школы в Дашково-Песочне обнаружили моток оловянного припоя. Техника  подтвердила: припой в точках пайки платы взрывного устройства и припой, изъятый у оружейников, – близнецы-братья!

Поэзия судьбы

Наряду с обвинительными заключениями, докладными в Генеральную прокуратуру и научной книгой вышло сразу несколько поэтических сборников рязанского следователя: «Багряный дождь», «Линия абсурда», «Знак перехода». В 2007 году он стал лауреатом Всероссийского литературно-публицистического конкурса «Спасибо тебе, солдат!», а в 2011 году лауреатом международного литературного конкурса Европейской академии естественных наук в Германии.

На зеркала небрежно пыль садится,
Раскрытой двери видится оскал:
Людей входящих отразятся лица.
Для душ входящих нет, увы, зеркал.

Это тоже строчки одного из его стихотворений. Следом за ними появился сборник песенной поэзии «Земля любви» и музыкальный альбом «Вы посмотрите женщине в глаза». В нем собраны песни, написанные рязанскими композиторами на стихи работника областной прокуратуры. Молодой певец Никита Осин с военными и православными песнями на стихи Дмитрия Плоткина неоднократно становился победителем самых престижных конкурсов Центрального Федерального Округа России. А романс «Вы посмотрите женщине в глаза» взял в свой репертуар народный артист России Геннадий Каменный.

Может быть, именно тяга к творчеству послужила тому, что после четверти века работы следователем Дмитрий Плоткин, став членом Союза писателей и Союза журналистов России, был назначен старшим помощником прокурора Рязанской области по взаимодействию со средствами массовой информации.

О годах, отданных расследованию сложнейших и запутанных преступлений, Дмитрий Плоткин написал для федеральных телеканалов целую серию сценариев документальных фильмов о работе прокуратуры. Это «Монстр из Старожилова», «Последний узел», «Битва при Жигулях», «Офицерская рулетка», «Подковерная битва». За создание сценария фильма «Охота на «Лексус» он стал лауреатом конкурса МВД РФ «Щит и перо». В основе сценария рассказ об уникальной спецоперации, разработанной рязанскими правоохранительными органами. Группа преступников, переодевшись в сотрудников ГАИ планируют убить предпринимательницу и завладеть ее автомашиной. Но по пути следования оперативники меняют предполагаемую жертву на переодетого в ее одежды офицера СОБРа, специалиста по рукопашному бою. Бандиты останавливают «Лексус». Навстречу им выходит «бизнес-леди» в импортной норковой шубе. Остальное происходящее мало поддается осмыслению. Шок преступников настолько велик, что один из них от неожиданности умирает на месте происшествия от сердечного приступа. Финал фильма: скамья подсудимых и суровый приговор суда.

Другой журналистский материал Плоткина о бывшем работнике прокуратуры, единственном проживающем в России участнике восстания заключенных в немецком лагере смерти «Собибор» рязанце Алексее Вайцене перепечатали русскоязычные издания США, Германии и даже Австралии. В 2009 году Дмитрий Плоткин, наряду еще с несколькими выдающимися рязанцами, был признан общественностью города Рязани «Человеком года».

За расследование актуальных уголовных дел старший советник юстиции, почетный работник прокуратуры России Дмитрий Плоткин неоднократно поощрялся Генеральным прокурором Российской Федерации. Указом Президента России он награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Его научная и литературная деятельность оценена учеными Европейской академии естественных наук. Ему вручен ее  орден: почетный крест «За заслуги». Патриарх Алексий II, полномочный представитель Президента РФ в ЦФО Георгий Полтавченко и советник Президента РФ генерал-полковник Геннадий Трошев награждали Дмитрия Плоткина гражданским орденом «Серебряная звезда – общественное признание».

Судьба написана не нами,
Играем с ней без козырей.
Какими тайными словами
Открыть замки ее дверей?

Это тоже строчки из его стихов. Наверно, действительно, судьба человека «пишется» где-то за пределами человеческого сознания. И не мы выбираем ее. Она выбирает нас.

Нина Лисина, Рязань

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика