Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Судьба Рауля Валленберга в архивных омутах РФ. Часть 8. Дело оберфюрера СА Вилли Ределя. 2009-2012 гг.

Судьба Рауля Валленберга в архивных омутах РФ. Часть 8. Дело оберфюрера СА Вилли Ределя. 2009-2012 гг.

Также читайте:
Часть 1. Начало «дела Валленберга». 1945-1946 гг.
Часть 2. Архивные документы о пребывании Рауля Валленберга в тюрьме в Москве в 1945 – 1947 гг.
Часть 3. Нота Вышинского и сопутствующая ей переписка. 1947 г.
Часть 4. Шведские обращения первой половины 50-х гг. и подготовка советской стороной «меморандума Громыко». 1951– 1956 гг.
Часть 5. «Меморандум Громыко» 6 февраля 1957 г.
Часть 6. Дело «Сварц-Мясников»
Часть 7. Попытка открыть архивы после августовского путча 1991 г.

Рауль Валленберг
Рауль Валленберг

19 января 2009 г. в газете «Время новостей» было опубликовано интервью начальника Управления регистрации и архивных фондов ФСБ РФ В.С.Христофорова, озаглавленное «Состав преступления: Точка в «деле Валленберга» не поставлена до сих пор». В этой статье он подробно рассказал о деле Рауля Валленберга, совершенно справедливо закончив, что «точка в истории Рауля Валленберга еще не поставлена». Быстрым ответом на данную статью стало открытое письмо ему (28 января 2009 года), подписанное Ги фон Дардель, сводным братом Рауля Валленберга, в котором он еще более справедливо отметил, что ведомство В.С. Христофорова могло бы значительно приблизить тот день, когда точка в деле Рауля Валленберга будет, наконец, поставлена.

В письме отмечалось, что полемика между Сварц и Мясниковым 1961-1965 гг. неоднократно обсуждалась на самом высоком уровне, в ЦК и Политбюро. Полная документация по этому вопросу так и не была представлена российскими властями. А ведь она могла бы определить: действительно ли ошибалась Сварц и положить конец существующему противоречию в этом деле. По поводу рапорта Смольцова в том же письме отмечалось, что не выясненными остались вопросы относительно здоровья и занимаемой должности  Смольцова в 1947 г., т.к. существует версия, что летом 1947 г. он отсутствовал на службе по состоянию здоровья. С помощью советских административных документов это возможно и необходимо выяснить.

В числе проблем, нуждающихся в решении, Ги фон Дардель назвал необходимость опубликования материалов «дела Вилли Ределя», сокамерника Рауля Валленберга, с которым он сидел дольше всего. С 18 марта по 29 мая 1945 г. Валленберг и Редель содержались вместе в камере №123 Внутренней тюрьме МГБ СССР в Москве, с 29 мая 1945 г. по 26 февраля 1947 г. – в тюремной камере № 203 Лефортовской тюрьмы, а с 1 марта 1947 г. – вновь во Внутренней тюрьме (порядок их перемещения в камерах этой тюрьмы по архивным материалам точно определить невозможно, т.к. существовала практика с целью сокрытия пребывания в тюрьме некоторых лиц присваивать им вымышленные имена или номера).

Однако, считается, что некоторое время – весной и летом 1947 г. – они содержались в камере №7 и Рауль Валленберг был т.н. номерным заключенным – «заключенным №7».

В прошлом, во время работы совместной рабочей группы над делом Валленберга (1991-2000 гг.), российские члены этой группы представили копии документов, касающихся Вилли Ределя – регистрационную карточку заключенного, свидетельство о смерти и акт о вскрытии. Шведской же части рабочей группы «не было разрешено ни ознакомиться с оригиналом его дела, ни изучить то дело, в котором эти документы были предположительно обнаружены». Было также отмечено, что «…Любая информация о Вилли Ределе, Вильмоше Лангфельдере и Шандоре Катоне поможет исследователям заполнить пустоты в разгадке этого важнейшего для дела Валленберга периода».

Ответа на это открытое письмо не последовало, по крайней мере – публичного [1].

Прошло более года и в интернете появилось сенсационное письмо независимых исследователей В. Бирштейна и С. Бергер членам семьи Рауля Валленберга – вдове его сводного брата Ги фон Дардель (он умер 31 августа 2009 года после многолетней, почти 70-летней борьбы за открытие истины о судьбе Рауля) Матильде и его дочерям, племянницам Рауля Валленберга Мари и Луизе. В этом письме излагался итог переписки его авторов с архивом ФСБ РФ через посольство Швеции в Москве. Сенсационная информация касалась ранее неизвестного «заключенного №7», допрошенного 23 июля 1947 года в течение более 16 часов С. Карташовым, начальником 4 отдела 3 Главного управления (военная контрразведка) МГБ СССР. Этот отдел  и занимался расследованием дела Валленберга. «Одновременно, в течение тех же 16 часов, Карташов также допрашивал Вильмоша Лангфельдера, шофера Валленберга, и его предполагаемого сокамерника, Шандора Катону. В своем письме архивисты ФСБ отмечают, что в записях о вызовах на допросы этих трех лиц написано «прошел» проверочный пост. Относительно заключенного №7 архивисты пишут: «Указанная в этом журнале отметка «№7 прошел» с большой долей вероятности может относиться только к Р. Валленбергу». Мы ожидаем, что нам будет представлена копия страницы книги регистрации с записями обо всех лицах, вызванных на допрос 23 июля 1947 г.; до сих пор нам выдавались только копии с 1-2 строчками записей. Но теперь стало понятным, почему все предыдущие годы эта страница не была представлена полностью… Необходимо помнить, что в ту ночь с 22 на 23 юля 1947 г. были допрошены почти все бывшие сокамерники Валленберга, включая Густава Рихтера, Вальтера Шлитера-Шоера и Вилли Ределя (см. прилагаемый перечень допросов). После этих допросов каждый из допрошенных был надолго помещен в одиночную камеру, иногда на месяцы. Если Рауль Валленберг, как теперь предполагают российские архивисты, фигурировал в числе допрошенных как «заключенный №7», это означает, что после 53 лет российская сторона, в конце концов, представила доказательства того, что дата смерти Валленберга 17 июля 1947 г., о которой говорилось в Меморандуме Громыко в 1957 г., не верна» [1].

В статье автора [1] было подробно рассказано о двух сокамерниках Рауля Валленберга: штурмбанфюрере СС Густаве Рихтере и обер-фюрере СА Вилли Ределе. Дело в том, что единственный из сокамерников Валленберга, который вернулся из заключения в СССР в 1955 г., был именно Густав Рихтер. Вилли Редель, бывший соседом Рауля по камере почти два года, был убит в октябре 1947 г. в несомненной связи с делом Рауля Валленберга

Следующей сенсацией для исследователей дела Валленберга на Западе стала публикация в России в 2011 г. книги «Тайны дипломатии Третьего рейха. 1944-1955» (интересно бы знать, было ли это ожидаемо для ведомства В.С. Христофорова). Данное издание явилось продолжением публикации документов из следственных дел немецких военных и государственных деятелей, оказавшихся после окончания Второй мировой войны в советском плену. В этой книге, в разделе «Руководители иностранных военных миссий, военные и полицейские атташе» были опубликованы два собственноручных показаний (от 26.12.1944 г. и 14.01.1945 г.) советника германского посольства в Румынии во время войны оберфюрера СА Вилли Ределя. Сам факт публикации этих документов стал сенсацией, т. к. шведам в 1991-2000 гг. «не было разрешено ни ознакомиться с оригиналом его дела, ни изучить то дело, в котором эти документы были предположительно обнаружены». В этой же книге был опубликован ряд собственноручных показаний (от 10.10.1944 г., 12.10.1944 г., 20.02.1945 г. и 18.08.1951 г.)  и один протокол допроса (от 5.10.1947 г.) атташе полиции безопасности и СД германского посольства в Румынии во время войны штурмбанфюрера СС Густава Рихтера, главным занятием которого в 1941-1943 гг. было выполнение обязанностей германского советника по делам евреев в Румынии (непонятно, почему не запрашивается его следственное дело из российских архивов, представляющее, по мнению автора, большой интерес).

На публикацию этой книги откликнулись, в частности, своей статьей С. Бергер и В. Бирштейн, входившие в ту самую шведско-российскую рабочую группу, и газета «Вашингтон Пост», которая в своей редакционной статье прокомментировала статью С. Бергер и В. Бирштейна. Много лет исследователи искали информацию о сокамерниках Рауля Валленберга. Российские официальные лица постоянно настаивали на том, что никаких материалов о допросах   Вилли Ределя не сохранилось. И поэтому исследователи были сильно удивлены, когда обнаружили их в вышедшей книге. Хотя опубликованные показания Вилли Ределя относились к периоду, предшествующему тем почти двум годам (с марта 1945 г. по март 1947 г.), когда Вилли Редель находился в одной камере с Раулем Валленбергом, и в них нет ничего о Валленберге, само их существование было важным. Эти материалы стали ясным указанием на то, что в российских архивах все еще содержатся критически важные документы по делу Валленберга, которые не опубликованы до сих пор. Несомненный интерес представляли и материалы о Густаве Рихтере, с которым Рауль Валленберг провел свои первые три недели в тюрьме на Лубянке. По мнению С.Бергер, Рихтера позднее допрашивали по делу Валленберга и помещение Рауля Валленберга в камеру с эсэсовцем из команды Эйхмана было намеренным [1].

Значение публикации всего следственного дела Вилли Ределя исключительно важно, т.к. входило в группу дел ликвидированных заключенных. Уже после завершения работы российско-шведской рабочей группы был обнаружен акт передачи дел, которые образовались после расследования дела Берии. Мешки документов, включая личные бумаги Берии уничтожались, но бумаги, которые использовались прокуратурой и которые рассматривались в Президиуме ЦК КПСС, сдавались на хранение в КГБ. И среди них в акте передачи значился такой пункт: «Дела на ликвидированных. Редель, «Слуга», «Ужгородское»». Это, конечно, доказывает, что Вилли Редель был убит («Ужгородское», видимо, относится к ликвидации в Ужгороде епископа Ромжи, относительно «Слуги» до сих пор идут споры: говорится о Валленберге или о его шофере Лангфельдере. По мнению автора, это дело ликвидированного Лангфельдера). Согласно бывшему зам. начальника архива КГБ СССР полковнику В.К, Виноградову, эта же группа дел содержала дело бывшего венгерского премьер-министра графа Иштвана Бетлена, который умер в госпитале Бутырской тюрьмы в 1946 г. Документы дела Ределя должны были быть опубликованы, т.к. этот сокамерник Валленберга был убит 15 октября 1947 г., несколькими месяцами позже исчезновения Валленберга 23 июля 1947 г. и между двумя этими делами существует определенная связь, которая помогла бы понять по аналогии, что произошло с самим Раулем Валленбергом. Номер последней страницы дела Ределя написан на конверте, содержащим, кроме прочего, карточку заключенного и его дипломатический паспорт. Это наводит на мысль, что, возможно, подобные документы Рауля Валленберга, переданные в 1989 г. его семье, также содержались в подобной коллекции документов, а не свалились на голову одному из работников во время ремонта в подвальном помещении архива КГБ, как было заявлено. И самое главное. В двухтомном отчете 1993 г. специальной комиссии, возглавляемой Николаем Аржанниковым, бывшего тогда заместителем председателя комитета по правам человека верхней палаты РФ, говорилось, что дело Ределя включало важный документ из дела Валленберга – копию ноты Вышинского от 18 августа 1947 г., в которой говорилось, что «Валленберга в Советском Союзе нет, и он нам неизвестен. Остается только предположить, что Валленберг был убит или схвачен венгерскими нацистами». В наши же дни ФСБ заявляет, что дело PF-9653 (которое включает и дело Ределя), не содержит такой копии. Отчет же Аржанникова утверждает противоположное. На этой копии рукой Абакумова начертана следующее указание: «Товарищ Карташов должен быть ознакомлен с этим». За отделом Сергея Карташова и числились заключенные Валленберг и Редель. Помещение данной копии (только 14 таких копий было напечатано для высшего советского руководства) в дело Ределя в августе 1947 г. указывает на тесную связь между делом Ределя и делом Валленберга). Вновь убедиться в этом невозможно, документы Аржанникова недоступны для просмотра независимыми исследователями в наши дни. ФСБ информировало, что в мае-июне 2012 г. будет опубликован сборник документов под названием «Оберфюрер СА Вилли Редель: Документы из архива ФСБ России» под редакцией В.С. Христофорова (не уточнялось при этом, будут ли опубликованы все архивные документы из дела Ределя) [1].

Ответом на все это было интервью В.С. Христофорова газете «Лехаим» в сентябре 2012 г.  На критику по поводу публикации книги им было сообщено, что его ведомство, желая закрыть вопрос, связанный с Вилли Ределем, издало еще одну книгу, в которой собраны (по утверждению главы архивного ведомства) все, связанные с Вилли Ределем документы, которые имеются в Центральном архиве ФСБ России (все протоколы допросов и показания Ределя, а также служебная переписка органов госбезопасности, имеющая к нему отношение). Уголовное дело на Ределя не заводилось: он умер до предъявления ему обвинительного заключения. Документы, связанные с Ределем, находятся среди оперативной переписки по делам военнопленных; эта переписка содержит разнообразные материалы, рассказывающие о дипломатической, политической и разведывательной деятельности Ределя со времен Веймарской республики и до конца Второй мировой войны, а также его показания о нацистских функционерах, с которыми он был знаком. Однако упоминаний о Валленберге в них нет. Материалы по Ределю из «Оперативной переписки по делам военнопленных» составили основное содержание сборника. Документы по теме исследования выявлены также в «Переписке по Особой инспекции СКК в Румынии» и в деле под названием «Разведка Риббентропа». Документы печатаются в книге без изъятий и купюр [1].

В.С. Христофоров посчитал абсурдными чаяния исследователей найти в протоколах допросов Вилли Ределя что-то о Валленберге: «…с какой стати следователь, который прекрасно осведомлен, с кем именно сидит Рёдель, вдруг начал этим интересоваться? «А вот расскажи-ка мне, дружище Вилли Рёдель, с кем это ты в одной камере сидишь?» Он ему: «Сижу я, гражданин следователь, с Раулем Валленбергом» – и начинает подробно рассказывать, кто это такой и как они сидят…» Автору не кажется все это убедительным, а оппоненты В.С. Христофорова – такими смешными. Несомненно, и Рихтера и Ределя допрашивали об их сокамернике, а Вилли Редель был, к тому же, убит в явной связи с делом Валленберга [1].

Оберфюрер СА Редель был задержан в Бухаресте 7 сентября 1944 г. сотрудниками опергруппы советской военной контрразведки «СМЕРШ» и на следующий день доставлен в Москву; содержался в Лефортово и во Внутренней тюрьме МГБ СССР, осужден не был. Почти весь материал новой книги рассказывает как о деятельности «разведки Риббентропа» в Румынии (именно как представитель этой структуры он и вызывал интерес у советской контрразведки), так и о других аспектах разведдеятельности в этой стране (включая показания Ределя о Густаве Рихтере. В ряде мест в книге приводится резолюция на документах: «…В дело Редель. Карташов…» (вспомним здесь заявления В.С. Христофорова и его подчиненных о том, что дело Ределя не существует) [1].

В конце данной книги приводится врачебная справка начальника санчасти Внутренней тюрьмы от 21 сентября 1947 г., из которой следует, что у Ределя возникли некоторые проблемы с сердцем, поэтому врач предписал ему усиленное питание, лекарства, а также прогулки на свежем воздухе. 14 октября 1947 г. Карташов приказал отправить Рёдля в лагерь в Красногорске вблизи Москвы (служебная записка начальника 4 отдела 3 ГУ МГБ СССР об этапировании Вилли Ределя). В этот лагерь часто отправлялись неосужденные военнопленные на время перерыва в расследовании. Через день начальник Внутренней тюрьмы Миронов сообщает Карташову, что Редель умер во время этапирования в лагерь военнопленных №27 15 октября и прилагает акт вскрытия (Служебная записка № 2575 начальника Внутренней тюрьмы МГБ СССР о смерти Вилли Ределя направления акта вскрытия в больнице Бутырской тюрьмы МВД СССР трупа указанного Редель от 16 октября 1947 г.).  Этот акт вскрытия (Акт судебно-медицинского исследования трупа Редель Вилли, 1897 года рождения от 16 октября 1947 г. является последним опубликованным документом в этой книге. В заключении акта написано: «Смерть Редель Вилли, 1897 года рождения наступила внезапно, от болезненных причин, а именно, от паралича сердца на почве резкого склероза венечных артерий с присоединением ангиоспазма» [1].

В отчете шведско-российской рабочей группы по делу Рауля Валленберга сказано, что «…Хотя смерть Рёдля кажется естественной и описана надлежащим образом в документах, она все же вызывает подозрения, так как он умер вскоре после июля 1947 г., особенно если сопоставить эту дату с указанной датой смерти Лангфельдера пять месяцев спустя. Вероятность того, что три ключевые фигуры драмы умерли естественным путем в течение такого короткого периода времени, ничтожно мала (естественно, не доказано, что Валленберг и Лангфельдер умерли в указанное время). Следует также подчеркнуть, что перевозка из Лубянки в Красногорск не была особенно сложной; речь идет о поездке на автомашине в течение 20-30 минут. Кроме того, следует помнить, что, насколько удалось установить, всех других сокамерников Рауля Валленберга держали в изоляции от других категорий заключенных в течение ряда лет после июля 1947 г. Вероятно, в намерения Карташова (или министра госбезопасности) вряд ли могло входить прибытие Рёдля в Красногорск, где у него появлялась возможность контактов с другими военнопленными и он мог бы рассказать им о многих месяцах своего пребывания в одной камере с Раулем Валленбергом» [1].

ЛИТЕРАТУРА

Евгений Перельройзен
Продолжение следует

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика