Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Борис Гулько | Столетие двух революций

Борис Гулько | Столетие двух революций

Иные удивительные совпадения в еврейской истории приоткрывают скрытую связь явлений. Алгамбрский эдикт королевской четы Фернандо и Изабеллы предписывал всем евреям Испании, не принявшим до 2 августа 1492 года христианство, покинуть их страну. На следующий после этой даты день три каравеллы Колумба отправились открывать Америку. Колумб отложил на день отплытие, чтобы не выходить в море 9 ава – в самый трагический день еврейского календаря, в годовщину разрушения обоих иерусалимских Храмов. Повторяющийся трагизм для евреев 9 ава связался с надеждой на новое убежище (первым ступил на новый континент еврей из укомплектованной маранами каравеллы Колумба).

В начале ноября 1917 года почти одновременно произошли два судьбоносных для цивилизации события. 2 ноября министр иностранных дел Великобритании Артур Джеймс Бальфур передал лорду Ротшильду официальное письмо – «Декларацию Бальфура», гласящее: «Правительство Его Величества с одобрением рассматривает вопрос о создании в Палестине национального очага для еврейского народа, и приложит все усилия для содействия достижению этой цели». Принятие Декларации Бальфура революционно изменило ход еврейской истории: 24 апреля 1920 года Декларация была утверждена конференцией в Сан-Ремо как основа послевоенного урегулирования в Палестине, а 24 июля 1922 года включена «Лигой наций» в текст мандата Великобритании на Палестину. Начался политический процесс воссоздания Израиля.

А пять дней спустя после появления Декларации Бальфура – 7 ноября, в Петрограде случился государственный переворот, судьбоносный для Российского государства – дома большинства евреев того времени. Два события оказались связаны не только близкими датами, но также идеями и участниками. Символом этой связи может служить Пинхас Рутенберг, эсер, входивший в триумвират Высшего совета, правящего Россией в последние 4 дни перед переворотом, и сионист, дважды – в 1929 году и в 1939 году – возглавлявший в Палестине еврейский Национальный Совет.

До 1927 года было возможно покидать СССР, и группа евреев в тот промежуток репатриировалась в Палестину. Там, как и в СССР, созидалось социалистическое общество, хотя скорее по эсеровским представлениям, чем по марксистским. Не колхозы с их смесью личного и коллективного хозяйств, как в СССР, а куда более радикальные кибуцы – с полным обобществлением имущества. Вся промышленность принадлежала трудящимся, входившим в единый профсоюз – в Гистадрут.

Впрочем, российский большевистский эксперимент был тоже популярен среди социалистов Израиля. В 1920 году в Палестине возник «Рабочий батальон», целью которого являлось создание «общей коммуны еврейских рабочих в Земле Израиля». Часть «батальона», возглавляемая одним из его создателей Мендлем Элькиндом, восхищённая происходившим в СССР, переехала туда. В 1926 году в Крыму они организовали коммуну, названную на эсперанто – иврит в СССР был запрещён, «Войо нова» («Новый путь»). Однако в начале 30-х коммуну преобразовали в колхоз, палестинских переселенцев отправили в ГУЛАГ, а Элькинда в 1937 году расстреляли.

Идеологическим соперником социалистов Палестины было движение ревизионистов, основанное Зеевом (Владимиром) Жаботинским, и возглавленное после его смерти Менахемом Бегиным. Ревизионисты были националистами. Они не видели в арабах будущих партнёров по созданию в Израиле социализма, да и вообще были холодны к социализму. «Иметь два идеала — всё равно, что поклоняться двум богам» – оправдывался Жаботинский по поводу своего нежелания придать социалистический характер создаваемому Израилю. Ревизионисты считали необходимым поддерживать не только кибуцы и Гистадрут, но также частные хозяйства и предприятия.

Ненависть социалистов к ревизионистам была яростной. Лидер социалистического крыла сионистов Давид Бен-Гурион называл Жаботинского не иначе как Владимир Гитлер. «Фашисты – было у социалистов обыденным названием ревизионистов. Командовавший армией социалистов ПАЛЬМАХ Игаль Алон обещал: «Если Бегин станет премьером, я не сдамся ему живым».

Интересна параллельность борьбы российских большевиков и социалистов Израиля с идейными врагами. Одним из ключевых событий для советской истории было убийство Кирова 1 декабря 1934 года. Под это покушение Сталину удалось расстрелять многие тысячи партийцев, казавшихся ему угрожающими его власти. Из Ленинграда были высланы бывшие дворяне и прочий сомнительный, с точки зрения советского диктатора, люд.

Аналогичное загадочному убийству Кирова преступление случилось и в Израиле. На набережной Тель-Авива 16 июня 1933 года был застрелен один из лидеров социалистического сионизма Хаим Арлозоров. Заподозрили и арестовали двоих ревизионистов. И, несмотря на то, что оба имели алиби, одного из них, Авраама Ставского, приговорили к смерти (второго отпустили). Английские власти, ещё правившие в Палестине, приговор отменили.

Хаим Арлозоров и Магда Квандт
Хаим Арлозоров и Магда Квандт

Лидеры социалистов обвинили в покушении ревизионистов. Это дало повод для их широкой травли.

В действительности похоже на то, что за убийством Хаима Арлозорова стояли агенты нацистов. Романтическая история Хаима и Магды Квандт, ставшей позже женой Геббельса и первой леди рейха, необычайно драматична. Геббельсу был крайне неудобен такой факт биографии жены. О вине нацистов в убийстве Хаима догадывалась и его сестра Лиза, в детстве дружившая с Магдой.

Другая кампания против идеологических соперников социалистов потрясла Израиль в связи с покушением на Ицхака Рабина 4 ноября 1995 года. Это загадочное убийство также породило немало конспирологических версий. Социалисты обвиняли в случившемся своих идейных оппонентов. Эту политическую кампанию закончила победа Беньямина Нетаньяху на выборах премьера Израиля 29 мая 1996 года.

Обе кампании израильских социалистов были полны несправедливых обвинений, но прошли, в отличие от сталинской, бескровно.

Большевики в СССР завоевали безоговорочную власть после подавления едва не развернувшего историю Кронштадтского мятежа матросов в марте 1921 года. В воссоздании Израиля аналогичную роль сыграл расстрел социалистами корабля Альталена 22 июня 1948 года. Это также был ключевой момент, едва не ставший губительным для всего сионистского предприятия.

Реального мятежа не было. Израильские социалисты изобрели его. Была попытка ревизионистов доставить необходимое сражающимся евреям Израиля оружие. Крупный военно-транспортный корабль времён II мировой войны был приобретён в Америке на деньги шанхайских евреев-миллионеров. Оружие поставила Франция. На Альталене, в придачу к 5000 английских карабинов, 150 пулемётам, 5 транспортёрам и многому другому, в Израиль прибыли 862 добровольца, в основном выжившие в концлагерях. 17 из них погибли при обстреле социалистами корабля. Многие были ранены. Погиб герой еврейского народа Авраам Ставский, жертва ложного обвинения в убийстве Арлозорова, многое сделавший для спасения европейских евреев. Среди последних покинул горящую Альтатлену Менахем Бегин.

Ицхак Рабин, командовавший уничтожением Альталены, писал в воспоминаниях: «Корабль горит. Звуки взрывов слышатся из трюма. Люди прыгают с палубы в море. Эцельники (ревизионисты) на берегу впали в истерику, вопят: „Бегин на борту! Бегин на борту! Спасайте Бегина!“ Пальмахники поверили. Адский огонь невероятной интенсивности из всех стволов обрушился на корабль. Старая ненависть, которую несли в себе люди ПАЛЬМАХа и Хаганы по отношению к организациям (ЭЦЕЛю и ЛЕХИ) и их руководителям, нашли выход в силе огня». Возможно, на яркость описания, явно преувеличенного, повлияли собственные чувства Рабина. Историк Зеев Гейзель утверждает, что приказ пальмахникам стрелять по спасавшимся вплавь с горящего корабля отдал сам Рабин. В перестрелках между Пальмахом и Эцель погибли 19 человек – трагичный исход, но не сравнимый с итогами Кронштадтского мятежа – 2103 расстрелянных и 6459 заключённых в тюрьмы.

В день расстрела Альталены Бегин обратился к народу Израиля по радио. Назвав Бен-Гуриона «этот дурак, этот идиот», а сам факт расстрела – «преступление, глупость и слепота», Бегин сделал заявление, спасшее весь сионистский проект: армия ревизионистов не откроет огонь по социалистам «ни при каких обстоятельствах»; «не будет гражданской войны, когда враг стоит у ворот!» Это различие между партиями можно понять: для ревизионистов главным был национальный проект, для социалистов – их идеология.

История с Альталеной, думаю, помогает ответить на вопрос: какие национальные отличия, какие качества лидеров позволили Израилю, несмотря на сходные с большевистскими идеи его социалистов, превратиться ныне в столь успешное современное государство, но привели Россию к её сегодняшнему плачевному состоянию.

Разительно отличие русского патриотизма от еврейского. Русские патриоты охотно жертвовали своими жизнями ради убийства соплеменников, стоявших на пути к народному счастью. Политический терроризм был рождён в России и имел там чудовищный размах. Историк Анна Гейфман оценивает примерно в 17 000 жизней количество его жертв ещё до Октябрьского переворота. Одновременно беспримерной жестокостью отличались еврейские погромы, совершавшиеся другими русскими патриотами, видевшими источник зла российской жизни в евреях.

После Октябрьского переворота это явление внутренней вражды возросло многократно. Гражданская война унесла около 11 с половиной миллиона жизней. Равно беспощадными были все стороны этой беспримерной бойни. Соплеменники поделились на своих и на врагов, которых нужно уничтожить. После войны Сталин теоретически обосновал дальнейшее перманентное уничтожение народа «обострением классовой борьбы по мере приближения к социализму».

Иная картина у евреев. Для атаки на Альталену лидеры социалистов не могли найти исполнителя. Командир эскадрильи Вильям Лихтман (доброволец из США), когда ему приказали сбросить бомбу на Альталену, отказался в таких выражениях: «Сволочи! Вы думаете, что я приехал сюда убивать евреев?!» Насилу нашлось двое артиллеристов, неохотно согласившихся исполнить приказ. Сам Рабин записал: «Это был самый чёрный день в моей жизни». В таком обществе гражданскую войну затеять трудно.

Решающую роль в малом количестве жертв кризиса с Альталеной сыграла мудрость еврейских лидеров. Уступив в том конфликте, Бегин отдал власть социалистам и был избран премьером Израиля лишь 29 лет спустя, когда идейное банкротство социалистов становилось очевидным. В свою очередь Бен-Гурион также согласился на существование в Израиле оппозиции. Добившись после Альталены расформирования армии ревизионистов ЭЦЕЛЬ, Бен-Гурион вскоре отказался и от вооружённых отрядов социалистов ПАЛЬМАХ. Бойцы обеих партий слились в одной общей «Армии обороны Израиля» ЦАХАЛ.

Вожди же русской революции Ленин и Сталин оказались кровавыми монстрами. В письменных приказах Ленина находим: «Расстрелять заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты»; в письме Дзержинскому от 19 декабря 1919 г. о содержащихся в плену около миллиона казаков: «Расстрелять всех до одного»; «повесить (непременно повесить), чтобы народ видел», не менее 100 зажиточных крестьян; «…необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией. Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше. Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады».

Социалистический эксперимент провалился в обеих странах – и в СССР, и в Израиле. А отличие в итогах судьбоносного столетия для евреев и для русских объясняется различием их национальных традиций и характеров.

Евреи за 33 века со времени Синайского откровения сжились с этикой Торы, с заповедью «Не убивай». Их социалисты не создали в Израиле ни процветающей экономики, ни гармоничных, в духе пролетарского интернационализма, отношений с арабами. Но они не уничтожили несогласных с ними. Поэтому заменившие их у власти наследники Жаботинского смогли привести страну к её нынешнему процветанию.

Русские же в большинстве своём хранят черты язычников, бывших в основании их народа. Об этом характере у Пушкина, в описании им народного восстания под водительством Емельяна Пугачёва: «Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный!» Христианство мало изменило национальный характер русских, и после Октября они легко от христианства отказались.

В результате селекции населения, широко проведённой большевиками, Россия сегодня превратилась в страну или потомков палачей ВЧК, НКВД, КГБ, бойцов заград-отрядов и СМЕРШа, вертухаев, или потомков их жертв, выживших в ГУЛАГе, в сталинских чистках, хранящих генетическую память о постоянном ужасе сталинского террора. Российская революция израсходовала русский народ. Сегодня, когда пришло время исправлять содеянное большевиками, делать это некому.

Поэтому две революции, стартовавшие одновременно сто лет назад, дали столь разительно различные результаты.

Борис Гулько, Нью-Джерси
Источник

НОВАЯ КНИГА БОРИСА ГУЛЬКО

Мир еврея. Часть 2
111 избранных эссе, написанных в 2012-2015 годах.
547 страниц. 26 долларов, включая пересылку по США и Канаде.
Мир еврея. Часть 1
57 избранных эссе, написанных в 2000-2012 годах.
269 страниц. 15 долларов, включая пересылку по США и Канаде Путешествие с пересадками. Три книги воспоминаний 397 страниц, включая фотографии. Очерки о чемпионах мира от Ботвинника до Каспарова и других великих шахматистах
20 долларов, включая пересылку по США и Канаде.
Заказать книги можно у автора: gmgulko@gmail.com

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика