Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Шрёдер в юбке и Меркель с бородой

Шрёдер в юбке и Меркель с бородой

Является ли Мартин Шульц альтернативой нынешнему канцлеру.

Мартин Шульц
Мартин Шульц

Получив нового будущего председателя и кандидата в канцлеры, социал-демократы вот уже второй месяц захлебываются от эйфории в преддверии возможной победы на грядущих парламентских выборах. И такая перспектива вовсе не выглядит фантастикой: в лагере ХДС/ХСС пока не наблюдается особого энтузиазма. Отчасти потому, что их «безальтернативный» кандидат может предложить лишь набивший оскомину лозунг «Вы же меня знаете» и сложенные ромбиком ручки, но не ассоциируется у избирателя с четкой политической программой. Отчасти потому, что, даже если подобная программа и имеется и когда-нибудь будет озвучена Меркель, вряд ли это прозвучит достоверно. Не потому ли сама канцлер так вяло реагирует на заявления Мартина Шульца? Как это ни парадоксально, но пока что публично позиции Меркель отстаивают в основном ее внутрипартийные оппоненты – Хорст Зеехофер, Вольфганг Шойбле и Йенс Шпан.

Мистер Ку

Мартин Шульц, в отличие от своей соперницы, не может позволить себе пассивности, поскольку вынужден демонстрировать свою профпригодность для германской политики, от которой долгие годы был далек. Однако все же Брюссель и Страсбург не так далеки от Берлина, чтобы не представлять собой для социал-демократического кандидата такой же опасности, как и родной Вюрзелен, оставленный бургомистром Шульцем с кучей долгов.

Это касается практически всех тем, которые будут доминировать в избирательной кампании. Насколько достоверно призывы к неизбежному реформированию ЕС будут звучать из уст человека, во многом виновного в его нынешнем кризисе? Вправе ли человек, спасший своего приятеля Жан-Клода Юнкера от расследования в связи с содействием созданию «налоговых гаваней» в Люксембурге, обещать бороться за налоговую справедливость? Сможет ли Шульц убедить избирателей в способности СДПГ обеспечить внутреннюю безопасность страны, если, с одной стороны, его партия поддерживает иммиграционную политику Меркель и сам он утверждает, что «беженцы для Германии ценнее золота», а с другой – ему нужно «держать на привязи» как левое крыло собственной партии (которое выступает против депортаций иммигрантов, требует «глобального права на иммиграцию» и противится принятию закона об иммиграции квалифицированных специалистов, называя это «капиталистической эксплуатацией»), так и будущих потенциальных коалиционных партнеров – «зеленых» и Левую партию.

Пока что Шульц решил, что наименее опасной для него является тема социальной справедливости (хотя известно, чем закончились аналогичные попытки его предшественников Штайнмайера и Штайнбрюка). Сложно сказать, вправе ли рассуждать об этом человек, долгие годы получавший из карманов налогоплательщиков зарплату выше, чем канцлер ФРГ, но целью своих первых предвыборных атак социал-демократический кандидат выбрал свою собственную партию. Вернее, реализованную во времена канцлерства Герхарда Шрёдера программу Agenda 2010. То, что «артиллерия бьет по своим», кажется странным лишь на первый взгляд. Для СДПГ эта реформа стала глубокой травмой, от которой партия не оправилась до сих пор и следствием которой стал ее раскол, породивший Левую партию. Призывая ныне к «исправлению ошибок», Шульц надеется не только вернуть часть отвернувшихся от социал-демократов избирателей, но и создать базис для будущей левой коалиции.

Что же конкретно предлагает претендент? Начал он со вполне жизненной истории о якобы обратившемся к нему 50-летнем рабочем, который после 36-летней трудовой биографии нынче опасается увольнения. Ведь получать пособие по безработице он сможет всего 15 месяцев, а затем, чтобы претендовать на помощь государства, будет вынужден «проесть» свои сбережения. Да и по достижении пенсионного возраста его доходы в таком случае вряд ли превысят базовое обеспечение.

Решение проблемы у Шульца уже готово.

Во-первых, максимальный срок выплаты пособия ALG I следует увеличить с 24 до 48 месяцев. Но лишь в том случае, если, не найдя новую работу в первые три месяца, безработный согласится пройти переквалификацию. Во время обучения (которое в зависимости от его возраста может составлять от 6 до 24 месяцев) он должен получать т. н. Arbeitslosengeld Q (от слова Qualifizierung), а затем – вновь продолжить получать ALG I до истечения нынешнего максимального срока.

Во-вторых, если ныне на ALG I вправе претендовать лишь тот, кто отработал не менее 12 месяцев за последние два года, то Шульц предлагает платить пособие тому, кто за последние три года на протяжении не менее 10 месяцев платил взносы в фонд соцстрахования.

В-третьих, он считает нужным увеличить со 150 до 300 € размер неприкосновенных финансовых накоплений претендента на ALG II за каждый год жизни.

В-четвертых, Шульц уверен в необходимости строго ограничить возможность заключения срочных трудовых договоров, чтобы повысить уверенность трудящихся в завтрашнем дне.

Как уверяет кандидат, весь этот «аттракцион невиданной щедрости» обойдется социальным кассам всего лишь в 1 млрд € в год.

В то время как «зеленые» и профсоюзы приветствовали инициативу, а Левая партия объявила ее половинчатой, предприниматели и экономисты назвали предложения грубой ошибкой, обвинив Шульца не только в непонимании вопроса, но и в манипулировании фактами (он и вправду использовал неверные цифры). Даже канцлер Меркель выступила в защиту наследия своего предшественника Герхарда Шрёдера, признав, что именно благодаря программе Agenda 2010 германской экономике удалось оправиться от летаргии и стать ведущей в Европе.

Если абстрагироваться от естественного популизма и присущей левым политикам привычки делать щедрые подарки за счет налогоплательщиков, критику предложения Шульца следует признать обоснованной. Сомнительно, что лишние шесть месяцев получения ALG I или дополнительные 15 тыс. € неприкосновенных сбережений существенно изменят жизнь героя шульцевского рассказа. Для этого предложения кандидата абсолютно не годятся (провести подробный анализ причин этого не позволяет ограниченная газетная площадь), а пригодные, хотя и имеются, сделаны не были. Вряд ли также переквалификация (характер которой к тому же определяется чиновниками биржи труда, а не потребностями рынка) 60-летнего безработного приведет к тому, что он в 62 года найдет себе новую работу. Более вероятно, что фирмы используют эту возможность для того, чтобы пораньше избавиться от пожилых работников, спровадив их с помощью выходного пособия сперва на четырехлетнее пособие по безработице, а затем – на досрочную пенсию. Ну а более строгое регламентирование рынка труда неизбежно приведет к сокращению числа рабочих мест. Не исключено, что отдельно взятым личностям идея Шульца пойдет на пользу, но стране в целом она принесет вред. Особенно с учетом маячащего на горизонте ухудшения экономической конъюнктуры. К тому же о наиболее острых проблемах, таких, например, как слишком низкая базовая ставка пособия или катастрофическое материальное положение многих родителей-одиночек, «благотворитель» Шульц не вспоминает. Равно как и о реальных и кардинальных проблемах, с которыми германский рынок труда столкнется в ближайшие годы. Например, дигитализации и роботизации.

Найдите отличия

В общем, старт предвыборной кампании пока что не позволяет надеяться на то, что она будет продуктивной. Вероятно, она станет громкой и ожесточенной. Но вряд ли избирателям будет предложена продуманная и реалистичная программа развития страны. В целом итогом выборов будет (если абстрагироваться от идеологической догматики тех или иных коалиционных вариантов) консервация нынешней лишенной каких-либо созидательных доминант политики. Ведь после того, как Меркель повадилась браконьерствовать в электоральных огородах социал-демократов и «зеленых», принципиальные отличия в позициях двух главных германских партий значительно стерлись. Да и, учитывая былое тесное сотрудничество Меркель и Шульца в вопросах европейской политики, можно утверждать, что существенное отличие между кандидатами в канцлеры заключается лишь в наличии у одного из них бороды. Какой вопрос ни возьми – между социал-демократами и консерваторами царит принципиальный консенсус. Даже исламизировать страну председателю ХДС Ангеле Меркель активно помогает зампредседателя СДПГ Айдан Ёзогуз (см. стр. 15). Нет сомнения в том, что обе партии будут обещать своим избирателям щедрые и неоправданные подарки, а также, опасаясь за голоса своей важнейшей электоральной группы – пенсионеров, не решатся на давно перезревшую пенсионную реформу. Так что не станет сюрпризом, если итогом выборов окажется продолжение «большой» коалиции. А какое имя при этом будет у канцлера – Меркель или Шульц, – не столь важно. Но даже если вызванная номинацией Шульца эйфория пройдет и социал-демократы откатятся на свои былые позиции, а Меркель удастся «подсадить» в свою лодку «зеленых» – одних или в компании с либералами, от этого вряд ли что изменится. Некоторые отличия – скорее, катастрофического свойства – может повлечь за собой «красно-красно-зеленая» коалиция между СДПГ, «зелеными» и Левой партией. Но, во-первых, все же сохраняется надежда на здравомыслие избирателей, не желающих вляпаться в социализм. А во-вторых, если бы эти партии и вправду хотели изменить политику страны, то уже давно могли бы это сделать: вместе они имеют в Бундестаге необходимое большинство (320 голосов против 309), чтобы вынести Меркель конструктивный вотум недоверия, как в свое время учитель нынешнего канцлера Гельмут Коль поступил со своим предшественником Гельмутом Шмидтом. Правда, после этого новый канцлер чуть не угробил экономику и социальную систему страны, которые Герхарду Шрёдеру пришлось ценой собственного кресла оттаскивать от края пропасти. Но теперь Мартин Шульц обещает вернуть их в исходную позицию.

Матвей ГРИНБЕРГ, «Еврейская панорама»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика