Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / Рукотворное «чудо» Навального

Рукотворное «чудо» Навального

Начну с главного. Во-первых, на мой взгляд, Алексей Навальный сознательно участвует в кремлевской многоходовке, смысл которой — поставить во главе российской оппозиции лидера, который вместо победы привел бы ее в болото уныния и раздрая. И, во-вторых, даже если эта хитрая разводка и увенчается временным успехом, — «заговорить» неизбежную либеральную революцию и распад вертикальной системы власти Кремлю все равно не удастся. Однако обо всем по порядку…

Рукотворное "чудо" НавальногоНачну с того, что не просто лежит, а так сказать, неприлично плавает на поверхности. Я имею в виду «загадочное» и беспрецедентное для путинской юстиции освобождение Алексея Навального на следующий день после того, как он был взят под стражу в зале суда.

Сам Навальный в интервью Ксении Собчак на телеканале «Дождь», говоря о причинах своего внезапного освобождения, заявил вполне категорично: «Путин принял такое решение!».

Но что подвигло президента РФ на этот экстравагантный шаг? Ведь сих пор в сходных случаях Путин не поддавался ни на какое, самое ожесточенное давление и всегда демонстративно, наперекор всему довинчивал свой инквизиторский каприз до последней плановой крутки. А тут вдруг — «не дожал». Неужто оробел?

Да! — решительно заявляет Навальный и поясняет: «Для меня нет другой версии, кроме той, что Путин изменил это свое решение под давлением тех людей, которые заявили о том, что они выйдут на Манежную площадь, и они в итоге вышли».

Тут даже Ксения Собчак не выдержала и усомнилась в правдоподобности такого объяснения, напомнив, что в декабре 2011 года на улицы вышло в несколько раз больше кипящего возмущенным разумом люда, однако тогда Путин отнюдь не дрогнул. И даже, стоит напомнить, хамски щелкнул митингующих по носу, назвав их белые ленты «контрацептивами», а самих белоленточников — «бандерологами».

Однако Навальный проигнорировал этот контраргумент и просто повторил уже сказанное ранее, добавив лишь напора в голосе: «Решение принял сам Путин… Когда ему сказали «знаете, сегодня вечером точно совершенно выйдет 12 тысяч человек, …что это молодые мужчины моложе 35 лет, с весьма агрессивным настроем… вышли. Может быть, они ушли, а может — сожгли здание ГосДумы?.. Поэтому Путин сказал: «А на хрена мне вообще эти проблемы?..»»

Итак, Навальный, во-первых, уверен, что Путин испугался, а во-вторых, что испугался он 12-ти тысяч человек — которые на самом деле вели себя довольно тихо и ничем не выдавали намерения что-либо крушить, а уж тем более поджечь Госдуму.

Чувствуя, что вопрос о мотивах Путина так и остался «висеть», Навальный попробовал предложить разъяснение: «Они [власти, — Д.К.] действовали в той системе, в какой они действуют всегда… Люди [в декабре 2011 г. Д.К.] вышли на Чистые пруды. Потом получилась первая Болотная. Как реакция на эту первую Болотную была реакция Путина, озвученная Медведевым: политическая реформа… Они дали спасть напряжению, после чего они стали всех прикручивать, сажать и т.д. и т.д. Эта такое традиционное путинское айкидо, которое он применял много раз. Вот давайте мы сейчас отступим шаг, а потом, когда он отвернется, мы ему дадим молотком по голове…». Это разъяснение можно было бы признать убедительным, если бы оно не было основано на ложных фактах. Дело в том, что в действительности ни одно из главных требований, которые выдвигали участники декабрьского стояния на Болотной, — 1) отмена нечестных выборов в Госдуму, 2) отставка Чурова, 3) освобождение политзаключенных, — не было Путиным выполнено. Словосочетание «политическая реформа» первым озвучил, увы, не Алексей Навальный и не кто-то из других лидеров московского протеста, а премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. И было это сделано именно для того, чтобы пообещать оппозиционерам воплощение в жизнь второстепенного и заведомо неопасного для режима контента («общественное ТВ», возвращение «выборных губернаторов» и т.д.), не выполнив центральных требований.

Именно поэтому, напомню, — вопреки тому, что сказал Навальный в беседе с Собчак, — напряжение после медведевского заявления отнюдь не спало. На следующий митинг, в феврале 2012 года — пришли те же 120 тысяч (а по некоторым данным — более 200 тысяч человек).

А спад начался после того, как Алексей Навальный, пообещавший на митинге в декабре 2011 года повести народ на Кремль, на этом февральском митинге даже не поднялся на трибуну. Именно тогда и стало ясно, что повестка дня «революции белых лент», по сути, исчерпана, и инициатива полностью переходит на сторону Кремля.

Но сейчас не так важно разобраться в причинно-следственных связях событий двухлетней давности. Важно понять: почему Навальный сознательно исказил факты?

Быть может, они ему так искаженно запомнились. Странно, конечно, если так. Но допустим. Однако в этом случае я предлагаю проделать умственный психологический эксперимент. Итак, представьте, что Вы честно и искренне боретесь против Путина. Он — Ваш враг. По его негласной воле Вас приговорили к 5 годам тюрьмы. И вдруг — неожиданно! — Вас выпускают из-под ареста и дают возможность активно заниматься политической деятельностью, готовиться к выборам мэры Москвы, выступать по ТВ, мобилизовывать сторонников и т.д. Допустим даже, что Вы столь легковерны, что и вправду приняли за чистую монету версию о внезапном «страхе и трепете», охватившем доселе непрошибаемого Путина.

Но даже в этом случае Вы не может не понимать, к чему это объективно ведет. А ведет это к тому, что после «успешного опыта давления на власть» и Вашей энергичной предвыборной раскрутки, в следующий раз, когда Вас вновь соберутся отправить в заключение, на улицы в Вашу защиту выйдут уже не 12 тысяч, а в несколько раз больше людей. Логично предположить, что и власти это прекрасно понимают, а стало быть — если признать, что они руководствуются, в первую очередь, страхом, — должны приложить максимум усилий к тому, чтобы лишить Вас возможности «будоражить народ». Однако этого почему-то не происходит — власти дают Вам возможность «пиариться по полной». Так вот если признать, что Вы и впрямь искренний и бескомпромиссный борец с Кремлем, неужели Вы не ощутите дьявольской странности происходящего?

Эта странность, которую, судя по сего словам, не чувствует сам Навальный, однако, столь очевидна, что ее не смогла обойти и ведущая программы. Она задала вопрос о том, не кажется ли Навальному, что он де-факто подыгрывает Сергею Собянину, помогая ему изобразить безупречно честную победу на грядущих мэрских выборах. В ответ Навальный неожиданно «перешел на личности». Потом, правда, все же взял себя в руки и выдвинул рваное и внутренне противоречивое, на мой взгляд, обоснование своего стремления все же участвовать в выборах московского мэра с заведомо предопределенным результатом…

Впрочем, все логические и эмоциональные несуразности в ответах Навального можно было бы объяснить тем, что человек, над которым нависает дамоклов меч тюремного срока, вправе быть не в лучшей полемической форме.

Однако, помимо московских выборов, к Алексею Навальному есть еще много вопросов, которые, к сожалению, ему не задала Ксения Собчак, но которые — просто выстроенные в ряд — позволяют увидеть происходящее в более-менее ясном свете.

Как, например, так вышло, что, взяв в 2007 году деньги из околокремлевского источника (а именно, у политтехнолога Станислава Белковского) на создание движения НАРОД, Алексей Навальный тут же провозгласил себя непримиримым врагом Кремля и вплоть до самого последнего времени не имел серьезных проблем ни с законом, ни с поиском ресурсов? Выходит, ради Навального Кремль вдруг решил забыть о своем патологической мстительности по отношению к разного рода «предателям» и «перебежчикам»? Но почему?

Как получилось, что те многочисленные бизнесмены (среди них — весьма крупные и статусные), кто давал деньги Алексею Навальному на его оппозиционную деятельность, не разделили судьбу Михаила Ходорковского, как известно, пытавшегося в начале 2000 гг. заниматься финансированием оппозиции «без спросу»?

Каким таким чудом и от кого конкретно удалось Навальному получить эксклюзивный компромат на «Транснефть», а затем объявить компроматную войну чуть ли не всем крупнейшим нефтяным компаниям РФ, да и еще и обозвать «походя» ближайшего сподвижника Путина, главу компании «Роснефть» Игоря Сечина «дебилом»? И вся грозная нефтяная империя оказалась, по сути, морально бессильна в изнурительной борьбе с бесстрашным акционером-миноритарием. Более того. Власти даже не попытались выяснить, откуда произошла утечка казенного компромата и не покарали показательно «вражеских лазутчиков»…

Вопросный ряд можно продолжать. Но я прервусь, адресовав интересующихся подробностями к моему ранее опубликованному ЖЖ-посту  http://kotsubinsky.livejournal.com/245495.html. Тем более, что и сказанного, думаю, довольно, чтобы задать вопрос: «Вы верите в чудеса?». Я — нет. Ибо считаю, что в основе каждого чуда лежат вполне рационально постигаемые причины.

И коль скоро «чудесная цепочка» тянется в весьма отдаленное прошлое, сводить сегодняшнюю интригу к тому, что Навальный якобы пошел на тайную сделку с властью, согласившись «подсобить» Собянину — и вправду нелепо. И я даже готов понять непроизвольную вспышку раздражения, которая в случилась у интервьюируемого, когда на это стала намекать Собчак…

Что конкретно запланировал Кремль и как будут развиваться ближайшие события, предсказать невозможно. Захочет ли власть провоцировать новую масштабную Болотную, чтобы потом устроить повторное показательное усмирение и последующую чистку активистов, — или же постарается обойтись с Навальным так, чтобы улица оставалась спокойной, — пока неясно.

Но ясно то, что Навальный чего-то явно недоговаривает. И недоговаривает уже очень давно.

А недоговаривает он, полагаю, то, что на самом деле вся его остросюжетная деятельность, как это, возможно, ни покажется парадоксальным, скорее полезна Кремлю, нежели вредна. Ибо позволяет увести протестные настроения, которые накопились в обществе задолго и помимо Навального, — в политически безопасное для власти русло.

Во-первых, — и это особенно хорошо заметно сейчас, в момент наивысшего взлета его популярности — Навальный не столько сплачивает, сколько разобщает протестные массы в силу своей неизменной хамоватой стилистики и особенно в силу своей русско-националистической «заряженности», заведомо отталкивающей от него либералов (в широком смысле), а также представителей «не титульных» национальностей.

Во-вторых, де-факто (именно де-факто, а не на словах) он подменяет идею политической реформы, призванной покончить с президентским самодержавием, — «идеей» своей харизматической личности, якобы способной одолеть Дракона и покончить со всей неправдой в стране.

Вряд ли стоит пояснять, что такая программа изначально обречена. И не только потому, что время успешного сплочения «темных народных масс» вокруг харизматического лидера навсегда кануло в Лету. Дело в том, что сам Навальный, судя по всему, отнюдь не настроен на то, чтобы одолеть Дракона. Напомню, что зимой 2011-1012 гг., когда революция была на подъеме, он не только не повел «народ на Кремль», но весьма решительно уклонился даже от того, чтобы заявить о своих президентских амбициях. И наоборот, чем ниже падал градус революционности, тем радикальнее становились политические авансы Навального, заявившего в итоге о своем намерении не только стать президентом, но даже посадить в тюрьму Владимира Путина. Жаль, что нет с нами сейчас Константина Станиславского с его сакраментальным: «Не верю!».

Но довольно о грустном! Пора увидеть в конце этого извилистого тоннеля свет.

Независимо от того, кем является Алексей Навальный — сногсшибательно фартовым авторитарным популистом, рвущимся к власти и на самом деле жаждущим сокрушить Путина, или же «засланным кремлевским казачком», призванным «слить протест» и максимально продлить путинский век, — ясно одно.

На самом деле страна жаждет не того и не другого. То есть, ни нового Дракона, ни Старого. Люди в России, как и во всем современном мире — таков уж ветер времени, властно дующий на просторах от Магриба до Манхэттена, от Сан-Паулу до Стамбула, от Москвы до Каира и Дамаска, от Шотландии до Каталонии и т.д., — хотят полноценной политической свободы и достойной жизни, то есть, своего маленького бюргерского счастья, а не новой большой тирании.

И потому перехитрить историю Кремлю не удастся. Если он и вправду попытается навязать революционно взбудораженной стране под видом «оппозиционной» национал-популистскую повестку дня (например, «массовую депортацию нелегальных мигрантов» и т. п. борьбу за «русские национальные интересы») и даже если общество на время этими лозунгами обольстится — в дальнейшем с теми, кто станет проводником этого антилиберального курса произойдет ровно то, что произошло и происходит сегодня с исламистами в Египте, Турции и Тунисе. Просто потому что любая антилиберальная идеология довольно быстро ведет к угасанию экономики, расцвету раздражающих население запретов и предписаний, а также к стремительному разрастанию на этой авторитарной почве очередной «партии жуликов и воров» во главе с очередным «нацлидером». А этого народ в XXI веке не хочет терпеть не только в Египте и Тунисе, но и в России. Хотя, конечно, лучше было бы достичь фазы либеральной демократии, минуя национал-популистский «zig-заг».

 

Даниил Коцюбинский

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика