Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Размышления о русском языке

Размышления о русском языке

С Олегом Романовым, писателем и критиком из Рязанской области, я переписываюсь давно. С тех пор как мы с Иваном Тараном, редактором литературного эклектичного журнала «Вольный лист», начали печатать его публицистические материалы и рассказы. Олег Романов – один из тех авторов, которым небезразлична судьба родного, а именно русского языка. Национальная идея, не устаёт упоминать в своих эссе товарищ Романов, живёт не только в душе, но и в языке народа. Если язык будет исковеркан деспотами и теми, кто зарабатывает себе славу фаната из камеди-клаба, то, к сожалению, мало в нас останется русского и грамотно говорящего человека.

– Виктор, я увидел твои материалы на портале «Континент», – написал мне недавно Олег. – Занятно. Здорово, что редактор выкладывает интересные вещи. Про известных людей и литературная страница есть. Видел некоторых авторов из этого издания – они стоят на хорошем счету в пишущем обществе. На многих порталах, думаю, материалы составляются на заказ. Но интернет-газета «Континент» в этом смысле удивляет. Не мог бы, Виктор, показать редактору этого замечательного издания моё размышление о русском языке?

Отчего же, думаю я, конечно покажу.

 Размышления о русском языке

 

Олег Романов
Автор Олег Романов

…Однажды меня задело письмо учительницы о русском языке, опубликованное в областной газете. И заставило скрупулезно, который уже раз, пролистать толстенную книгу из домашней библиотеки Л.П. Крысин «Иллюстрированный толковый словарь иностранных слов», самый знаменитый в России! Открываю наобум. Зонтик – нидерландское слово. Конфета – латинское. Ресторан – французское. Саван – арабское. И т.д. Загляните!

Великий наш классик А.С. Пушкин, бравший все лучшее у писателей и мыслителей мира для своих гениальных произведений и просто выражавший по-своему и дуривший и до сих пор дурящий все и всех. Даже ученые вряд ли читали книги из списка прочтенных им, гением, книг и «библиографию» его личной библиотеки. Загляните, кому интересно: да, многие книги, особенно на иностранных языках, никогда в России не издавались. Из авторов нам только недавно стали известны, например, произведения французского поэта Парни.

Многие стихи гения содержат ненормативную лексику, и до перестройки мы о них и не подозревали.

Дочери моей, учащейся в 7 классе, несколько лет назад задали читать на лето лучший рассказ в мире И.С. Тургенева «Муму». Так в нем на каждом шагу сноски! И это тот, кто воспевал «великий и могучий» в своих стихах!!! Ребенок то и дело спрашивал, что это за слово! Да, эти классики выросли на европейских языках и «интерпретировали» их слова в русский, совсем, как москвич Валерий Гроховский музыку Баха в джаз! И понятно, и нет! И хорошо вроде, но и с концерта убегают.

Я считаю, что язык исконно русский – давно утрачен. Ему надо отвести место на кладбище и поставить над ним крест! Нет, лучше памятник – заслуги-то у него есть бесспорные! И нет смысла плакаться по языку в жилетку. Правда я, в числе немногих постоянно пытаюсь свой язык реабилитировать, но бюрократические проволочки постоянно вставляют мне палки в колеса. Правильно, я не учился в институтах, университетов не заканчивал и мой язык всевозможной иностранщиной не засорен. А у многих, кто считает себя образованными и дипломированными редакторами – по два, а то и больше высших образования. И я для них – букашка без бумажки, а не человек.

Я все равно стараюсь везде писать на разговорном языке. Редакторы – и не говоря о компьютере, который одним кликом мыши посылаю на три буквы – стараются выправить мой материал. «А есть ли твое слово в словаре Даля?». Вот обычный вопрос редакторов, сующих нос в мои тексты. Да, многих моих слов нет в данном словаре. Так как с молоком матери я впитал говор эрзя, мордвы и т.д. Она у меня уроженка села Шостье, Касимовского района, где все бабушки постоянно «цокали»: цаво, Толицка и т.д.

Идем дальше. Пишу на языке Владимира Даля – опять вымарывают, как устаревшее, непонятное, мол, слово! Иногда мне это до того надоест, что я нервозно снимаю с полки хороший четырехтомник этимологического словаря немца М.Р. Фасмера и лихорадочно ищу русское слово. Сплошь в нем идут заимствования из иностранных языков. А русские словечки, многие, старославянские (пришедшие из Византии, в основном греческие) или из говоров, и совершенно непонятны без толкований Макса Фасмера, и давно не применялись, или матерные! Первым мат собрал в свою книгу «За пределами русских словарей» А. Флегон из США. Книга эта, неоднократно переиздававшаяся на Западе, и как минимум четырежды «бутлегерски» (простите, что щегольнул иностранным словечком) была переиздана в России. Сам А. Флегон, антисоветчик, сбежавший в 1956 году из Румынии. Кто он по национальности непонятно, но русским языком он владеет, как бог! К сожалению, название этой книги «За пределами русских словарей», давно понятно ученым-филологам, не соответствует ее содержанию, поскольку включенная в нее лексика, в подавляющем большинстве случаев, как раз содержится в семнадцатитомном «Словаре современного русского литературного языка», в «Словаре иностранных слов» (!!!), в медицинских словарях и даже в знаменитом словаре С. И. Ожегова (четырехтомник также есть в моей библиотеке, и я без него, как без рук). Как это ни удивительно, но автор сам говорит об этом в предисловии, отмечая, что «если какое-либо слово находится только в семнадцатитомном академическом, то оно было включено в настоящий словарь только в случае его широкого применения в русском языке…».

Почитайте А.Н. Афанасьев «Русские заветные сказки», «Житие» Протопопа Аввакума – отсылаю. Это очень интересно, и там же многие слова режут слух. Рука автоматически потянется к редакторским ножницам. Настоящий русский язык грубоват.

Друзья мои, поверьте, их, русских слов в современных словарях литературного языка – немного. Исконно русские слова, из Средневековья (уж не этруски ли мы?) – на берестяных грамотах и опять через слово: мат! Отсылаю например, в книгу поэта Сергея Наровчатова (в моем собрании его трехтомник) «Необычное литературоведение» (1970). Некоторые тексты берестяных грамот приведены. Но большинство было засекречено! Я ужаснулся! Даже средневековые крестьяне русские до появления Кирилла и Мефодия и крещения Руси – все были грамотными и писали друг другу записки.

А нам со школы талдычат – великий и могучий русский язык – его надо беречь, как зеницу ока. Но его, считай, нет… Опять ставлю на полку словари, но не успокаиваюсь. Беру государственный толковый словарь С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой, равный по объему с Крысинским – «кирпич» под 1000 страниц. Все и без слов понятно! А где же русские слова? А может, они спрятались в «Словаре современного русского литературного языка» – 17 томов, все ж таки! Не знаю. В моей коллекции несколько сотен различных словников. Этого нет. Ведь он издавался «Наукой» в 1948-1965 гг. Хотели переиздать в конце славных 90-х. Не знаю, реализовался ли этот проект. Любому государству не выгодно, чтобы простой народ знал все. Тогда и иностранные шпионы настолько изучат наш язык, что их трудно будет вычислить! (в годы работы в коммунистической еще районке, помню, редактор Г.Анисимов предупреждал нас, корреспондентов, на планерке: уже завтра наша газета на столе в ЦРУ! (Авт.)). Но догадываюсь и там, в 17 книгах, их, русских словечек, не густо. Давно действую нормы. Бюрократы боятся – если народ не будет говорить на их языке – им в институтах придется не 5 лет зубрить (учатся-то по шпаргалкам, да зубрежкой или так, что в одно ухо залетает, а в другое вылетает, а глотки дерут: «У меня диплом». А то и покупают дипломы), а поболе, чтобы остальные словари наизусть знать. Даже словари разговорных и устаревших слов, которых уйма! А посмотрите-ка, какие здесь красивые слова. Достаю с полки мою жемчужинку «Редкие слова в произведениях авторов ХIХ века» 2000 г. Животрепетать. Да, это великий украинец Н.В.Гоголь, творивший в Италии, его ввел в оборот: «Нет слова, которое было бы так замашисто, бойко, так вырвалось бы из самого сердца, так бы кипело и животрепетало, как метко сказанное русское слово». Н. Гоголь «Мертвые души». А здесь, для интервью в СМИ, «мертвые души» – бюрократы – обходятся 200 словами, в основном иностранными штампами, и ладно! Вот еще одна жемчужина из моей коллекции: «Иллюстрированный словарь забытых и трудных слов из произведений русской литературы ХVIII-ХIХ веков» Оренбургское книжное издательство, 1998 год. Здесь тоже россыпь жемчуга. Синекура – хорошо оплачиваемая должность, не требующая большого труда, не сопряженная ни с какими обязательными занятиями. Вот к чему все сейчас стремятся в России! Сдать ЕГЭ – любым путем и пристроить чадо в институт – зачем таким заботится о языке? Недавно вот в «ожеговском кирпиче» пытались исправить несколько слов: (карате, брошура и парашут и т.д., но не приживаются!). Книжная мафия быстро переиздала этот словарь для бюрократов, и нажилась в который раз на тираже. Кто-то свыше все это лоббирует. Значит, кому-то это надо и выгодно, нас дурить. Бизнесом прикрываются. Я все припоминаю тезис американской разведки в период после холодной войны: «С русскими не надо воевать. Им надо дать свободу, и они перебьют друг друга». Эта свобода успела здорово подъесть русский язык. Никто у нас никак не поймет, что без языка государства не бывает. «Толковый словарь русского языка конца ХХ в.» (языковые изменения) 1998 г.– взгляните, господа учителя. Одни коммунистические термины ушли, другие царские вернулись и стали актуальными! Язык живой, то в землю уходит в спячку, как змея, то возвращается!

Я скупаю любые словари, привожу их пачками, после одного случая. Это после того, как в числе моих учителей неожиданно появился Александр Николаевич Ужанков, родом из Львова (его лекцию о «Слове о полку Игореве», часто крутят на телеканале «Культура» Авт.) – доктор филологических наук. Кандидат культурологи, теоретик и историк русской литературы и культуры. Проректор по научной работе Литературного института имени А.М. Горького, профессор государственного лингвистического университета (МГЛУ) и Сретенской Духовной семинарии (СДС). В юности он, познакомившись с моими первыми произведениями, принес и подарил мне из личной библиотеки (все книги он приобретает парами, чтобы на одной чёркать) «Работа над словом» (библиотечка журналиста), издательство «Политической литературы» Москва 1971 год – о том, как великий В.И. Ленин редактировал свои рукописи. (Вот вам и «семинарист»! Авт.). И еще, проживая в моей родной деревне Шемякино, где собирался построить дачу, он дал мне первое задание – принес с собой сорванный ветром осени «дубовый лист виолончельный». Как бы его назвал поэт Андрей Вознесенский, которого теперь все хают, и велел его описать. И сказал: «Вот опишешь – тогда ты мастер!». Там, на листочке, было столько цветов и оттенков, которых я даже не знал, как назвать? Что мы знаем: цвет побежалости, серо-буро-малиновый (шутка – это вообще никакой! Авт.) навскидку, например и все… Я нашел в Касимове в Центральной библиотеке им. Л.Малюгина небольшой томик для школьников: «Словарь эпитетов русского языка» – причем домой мне его не дали. Но в нем иллюстраций не было. Мартышкин труд! Прошли годы, я многому научился и сделал эту «опись»! Александр Ужанков недавно мне прислал свою книгу «Проблемы историографии и текстологии древнерусских памятников ХI-ХIII веков» с такой надписью: «Дорогому Олегу Владимировичу Романову с пожеланиями творческих успехов. Подпись, 19.03.2010г.». Наши биографии в одних и тех же энциклопедиях теперь! А вот в продаже «Словарь эпитетов» видел лишь раз. Большого размера, двухтомник продавал у известного, самого крупного книжного магазина столицы на Новом Арбате «жучок», – какое забытое слово (подпольный торговец дефицитными книгами)! И цена не кусалась, а рвала прямо клочья из самой души – 6000 рублей! В конце 80-х столько стоили «Жигули», которые прозвали «копейкой»!

Вот вам и русский язык! Вот вам и заботящееся о нем государство. Недавно выходил он, словарь эпитетов, на CD диске. Но один из касимовских батюшек (так меня проинформировали в магазине), по всей видимости, из-за словаря всех святых на этом же CD – увел словарик у меня из-под самого носа! 40 лет я не могу купить этой книги и сижу в читальном зале, если мне нужно эпитеты проверить «на вшивость». Где-то с 1984 г. я выписывал еженедельник «Книжное обозрение» из-за «Списка сигнальных экземпляров», где выискивал словари и заказывал их в магазинах «Книга-почтой» – даже работал одно время собкором в этом издании. Но словаря синонимов так и не высмотрел! Недавно в глянцевом журнале «Охота и рыбалка ХХ век» (Мир дикой природы и охотничьих приключений) №5 (97) май 2011 г. На стр.66-69 – опубликован мой первый в жизни рассказ, написанный в конце 80-х: «Дед Антип и снежный человек» – тиражом140 тысяч экземпляров. Журнал редактирует Павел Гусев. Это огромный тираж (журнал такой, выходящий регулярно можно купить в любом киоске «Роспечать» по всей России). Хотя рассказик мой написан почти полностью разговорным русским языком, его все же опубликовали! Да, опять кое-что в нем подправили, значительно сократили, но факт – то, что он вышел! Просто люди наконец-то опомнились. Им в столице надоели те, кто пишет огосударственным языком – захотелось чего-то новенького, свеженького, а на самом-то деле, если подумать – все новое – это хорошо забытое старое! Я горжусь, что неплохо владею русским языком! Я знаком со многими говорами, с хорошими и плохими древними русскими сказками и т.д. Знаю мат не по Флегону и «блатную музыку» смогу произнести, если потребуется (есть нужный словарь в коллекции!). Меня поймут во многих рязанских деревнях, и я пойму разговор бабусь. Ведь в каждой нашей, да и другой деревне – свои слова для разговора! Возьмите «Словарь языкового расширения А.И. Солженицына» и убедитесь, что самых красивых слов в госсловарях нет. Я не хочу их в чем-то обвинять и заставлять преподавать на уроках ненормативную лексику, увольте, но вот в книге Х.Вальтер, В. М. Мокиенко, Т.Г. Никитиной «Толковый словарь русского школьного и студенческого жаргона» около 5000 слов и выражений, 2005г. Москва. Библиотека здесь: Хламовка, школьная столовая: Поганка, а учителей зовут дети как? Химикалия – это учительница по химии. Если детей не учить словам – они придумают их сами, и с каким еще смыслом! Извините, но в школе учителя меня языку не научили. Меня, родившегося в деревне, изначально прочили: в скотники, дояры, в трактористы и учили по политике государства: никак. Я смог вырваться из объятий колхоза «Россия», лишь уйдя в Советскую армию, где меня, еще до Александра Ужанкова, чьи переводы первых древнерусских стихов украл у ученого для своих антологий великий графоман 60-х Евгений Евтушенко, научили писать статьи в стенгазетах и в боевых листках замполиты (устаревшее слово). Не прост он, русский язык – не сибирский валенок. Столько скрытых оттенков в одном, простом вроде бы, слове:

«Мне жалко ужа, что лежит на дорожке, какой-то дурак отсушил ему ножки!».

Но уж – не ящерица, которой отдавили хвост. Если мертв язык – мертво государство. Мы его уже потеряли с этой свободой. И никак не вернем до сих пор. Возврат Крыма – первая ласточка.

Недавно в Сети я, как критик, «сидел» в жюри конкурса малого рассказа – миниатюры, прочел более 100 рассказов начинающих авторов. У всех язык государственный или язык бюрократов, большинство слов – иностранные. В СССР я, как ни странно, был свободным человеком, – все больше и больше убеждаюсь. А сегодня я – в кабале у денег. А из множества словарей русских из моей коллекции – ценится сейчас лишь одно слово: «сунуть», которое в русском языке имеет порядочное число значений и во многом не понятно иностранцу. По нему только шпионов ловить.

Поверьте, я только констатировал факты и никого не хотел обидеть. А учителям, прежде чем петь Лазаря на неуёмных детей, получивших слишком много прав по новым законам, стоит поглядеть на себя со стороны. Надо учить детей по велению сердца, а не по велению государства, неважно, какая в стране власть и сколько она за работу платит денег. Я специально поднял из личного архива свою тетрадь учащегося 3 класса 1970-х годов. Вот какие тогда писали упражнения: «У нас есть громадная, красивая Родина» (Л. Леонов). «Самое красивое, самое теплое и дорогое имя – Родина». (Н. Смирнов). «Родина – это место, где мы росли». (В. Песков)». А теперь, что пишут дети в тетрадках? Загляните. Моя дочка каждый день находит в своих учебниках орфографические и другие ошибки и опечатки. Куда катимся?

Олег Романов, поэт, писатель, критик

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика