Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Расплата

Расплата

Почему немцы поддерживали Гитлера. 

Почему немцы поддерживали Гитлера.

С юных лет меня тревожил вопрос: как могло случиться, что нация творцов мировой культуры создала себе кумира из чудовищного преступника? Этой проблеме посвящено множество публикаций (только в Германии за послевоенные годы издано 1580 книг), но ее однозначного решения нет. Ясно одно: ключ к истине – комплексный анализ событий в единстве социально-экономических, политических, идеологических и морально-психологических факторов.

Вначале был выбор

По Версальскому договору Германия потеряла 73,5 тыс. кв. км территории с населением 7,3 млн человек, почти всю армию и флот. На нее была возложена ответственность за развязывание Первой мировой войны, она должна была выплачивать репарации, приведшие к неуправляемой инфляции, крайнему обнищанию населения и социально-политической нестабильности. Массовые митинги, демонстрации протеста, забастовки, вооруженные стычки расшатывали и без того слабую демократию Веймарской республики. Ультраправые и крайне левые радикалы нагнетали настроения униженности, разочарования, озлобления и желания реванша, используя их в своекорыстных целях.

Наиболее успешной в этой провокационной политике оказалась Национал-социалистическая германская рабочая партия (NSDАP), само название которой насквозь пропитано популистской демагогией. Из маргинальной кучки авантюристов она всего за 10 лет превратилась в одну из крупнейших политических сил страны. Спекулируя на комплексе неполноценности немцев как оборотной стороне уязвленной мании величия, нацисты натравливали их на евреев, коммунистов, социалистов как на «главных виновников» поражения в войне и послевоенных бедствий. И все же в начале 1930-х был реальный шанс не допустить к власти Гитлера и его клику, о чем свидетельствуют результаты выборов тех лет.

В 1928 г. NSDАP получила в Рейхстаге всего 2,6% мест. Но в ходе экономического кризиса 1929-1933 гг. положение в стране настолько ухудшилось, что все больше немцев затосковало по сильному лидеру. Гитлер провозглашал востребованные ими лозунги: «национальное предательство», «мировой еврейский заговор», «только мы спасем Германию». И ему верило все больше людей. Летом 1932 г. на выборах в Рейхстаг нацисты, получив 37,3% голосов, стали ведущей парламентской фракцией. Но в ноябре 1932 г. на последних свободных выборах в Рейхстаг национал-социалисты потеряли 2 млн голосов избирателей и 34 депутатских места. Коммунисты улучшили свои показатели, вместе с социал-демократами получив 221 место в Рейхстаге, на 29 больше, чем нацисты. В союзе с другими конституционными партиями они могли бы противостоять угрозе гитлеровской диктатуры, но этого не случилось. 30 января 1933 г., вопреки воле большинства народа и парламента, президент Гинденбург под давлением реакционных кругов назначил Гитлера рейхсканцлером.

В борьбе за «чистоту рядов»

Борясь за умы и сердца немцев, Гитлер и его приспешники сочетали гестаповский террор с геббельсовской пропагандой. Зажигательные речи фюрера на многотысячных митингах, помпезные военные парады и факельные шествия, тотальная цензура с публичным сожжением запрещенных книг, потоки лжи в СМИ, манипуляция молодежью в процессе воспитания – всё это ошеломило и парализовало социальную активность обывателей, сплачиваемых под знаком свастики. При повальном внушении и устрашении филистерское сознание и поведение все более деформировалось, адаптируясь к новой среде. Многие интеллектуалы стали убежденными нацистами и расистами. Лишь незначительная часть общества, вынужденная скрывать свое инакомыслие, критически восприняла гитлеровский режим. И только самые отважные решались подпольно бороться с ним.

«Народное государство»

До недавнего времени в Германии не принято было публично признавать успехи Гитлера в экономической и социальной сферах. Одним из первых нарушил табу историк Гётц Али в скандальной книге «Народное государство Гитлера – грабеж, расовая война, национальный социализм» (2005 г.). Нацистский режим Али характеризует как «услужливую диктатуру», которая не только обуздала немцев террором и обманом, но и развратила их подкупами. За четыре года объем германской промышленности и доходов удвоился, безработица сократилась в шесть раз, была остановлена инфляция, введен жесткий контроль над ценами, зарплатой и налогами.

В области социальной политики Гитлер осуществил ряд популистских мер: введение платных отпусков для рабочих и служащих, увеличение числа выходных, строительство дешевого жилья, поддержка массового туризма, создание «народного» автомобиля, защита крестьян от последствий непогоды и колебаний цен на мировом рынке, а должников – от взыскания долга путем описи и продажи имущества, выселения из квартир. Он ввел пенсионное обеспечение бедных и прогрессивное налогообложение богатых, пособия семьям с детьми за счет холостяков и бездетных пар, высокие выплаты солдатам-фронтовикам и их семьям.

Важным источником роста благосостояния граждан Рейха стало узаконенное ограбление евреев, а впоследствии – и жителей завоеванных стран. Да и в первые годы войны немцы не испытывали серьезных трудностей в получении жизненных благ, дефицит которых восполнялся потоками продовольственных и вещевых посылок с фронтов за счет разбоя и мародерства. Германская промышленность и сельское хозяйство обеспечивались сырьем и прочими ресурсами из оккупированных стран, дармовым трудом узников лагерей, военнопленных и остарбайтеров. Но простых граждан не интересовало, откуда все это берется, они просто радовались своей сытости и благополучию. Гётц Али утверждает, что при нацизме было больше «социального равенства» и «вертикальной мобильности», чем в кайзеровском рейхе и Веймарской республике. Гитлер был «диктатором-душкой», который не только помог немцам «почувствовать себя важными птицами», но и предоставил им государственное попечение. «Система была создана для их выгоды. Каждый принадлежавший к “расе господ” – а это были не только нацистские функционеры, но 95% немцев – имел долю в награбленном». В подавляющем большинстве они считали нацизм не угнетающим, а «добросердечным», утверждает автор. Этим объясняются причины того, что средний немец горячо поддерживал гитлеровский режим, не испытывал стыда и вины за его преступления и не оказывал ему сопротивления. Подобный вывод сделал в 1990-х и американец Д. Гольдхаген, возложивший ответственность за Холокост не только на верхушку Третьего рейха, но и на низы как «добровольных пособников Гитлера».

Триумф и крушение Третьего рейха

Население Германии, опьяненное победами и истеричным прославлением германского оружия, испытывало эйфорию, мистический экстаз перед Гитлером, обещавшим немцам расширение «жизненного пространства» и в конечном счете – мировое господство. Дети играли в «героев-арийцев», невесты солдат мечтали о «рыцарских имениях на черноземных пространствах». А пехотинец Генрих Бёлль писал родителям в конце 1943 г.: «Я часто думаю о возможности колониального процветания здесь на Востоке после выигранной войны».

Крах Третьего рейха был воспринят большинством немцев как «общегерманская катастрофа». Германия дорого заплатила за поддержку Гитлера: 8,3 млн убитых и искалеченных, 230 млрд долл. материального ущерба. Политика денацификации и демократизации привела к постепенному осознанию гитлеризма как национального позора, а его разгрома – как неизбежной кары и освобождения от тирании. Но и сегодня лишь 63% немцев согласны с тем, что народ вынес уроки из своей истории. Некоторые историки и публицисты даже пытаются пересмотреть нацистское прошлое с позиций его романтизации и героизации.

История повторяется?

Среди 200 государств мира примерно в 50 действуют авторитарные режимы. Поскольку все познается в сравнении, напрашивается аналогия между нынешними диктатурами и деспотиями прошлого. В современной России нет социализма, нет зрелого капитализма, марксизм отступил на периферию, а неофашизм еще не стал господствующим. Но есть явные признаки авторитаризма, перерастающего в тоталитаризм: усиление вертикали власти во главе с харизматическим вождем; слабость гражданского общества и монополия государства в жизни страны; ограничение и подавление свобод и прав личности; фактическое отсутствие выборности и разделения властей, плюрализма партий и мнений, реальной оппозиции. Конечно, Россия не абсолютная монархия, а Путин – не тиран в полном смысле, но его слова и дела все более попахивают великодержавным шовинизмом. Он претендует на мессианскую роль «собирателя российских земель», лидера «русского мира». Его экспансионистская внешняя политика становится все более агрессивной, бросая вызов цивилизованному миру. Об этом свидетельствуют войны в Чечне, Грузии и Украине, вооруженная поддержка сепаратистов в Приднестровье, Южной Осетии, Абхазии, Донбассе. При этом риторика и методы Путина слишком напоминают демагогию и тактику Гитлера. А аннексия Крыма и план создания «Новороссии» целиком скопированы с захвата Судет, Богемии и Моравии. Гитлер оправдывался тем, что Чехословакия – «эфемерное, временное искусственное образование», а Путин заявил Бушу: «Украина – даже не государство, это часть территории…»

В путинской России, как и в гитлеровской Германии, сегодня царят безудержное ликование по поводу возрождения «имперской мощи», ненависть к внешним и внутренним «врагам» и безоговорочная поддержка «лидера нации». Путинизм, подобно нацизму, разжигает энтузиазм масс, прикормленных за счет экспорта углеводородов и зомбированных СМИ, использующими геббельсовский стиль пропаганды. Современному миру все более угрожает чума тоталитаризма, панисламизма, терроризма, ксенофобии и антисемитизма. Поэтому неизмеримо возрастает актуальность уроков Второй мировой войны. Но человечество, к сожалению, слишком многое позабыло и мало чему научилось.

Давид ШИМАНОВСКИЙ, «Еврейская панорама»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика