Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Путин и Запад: шаг навстречу или прием дзюдо?

Путин и Запад: шаг навстречу или прием дзюдо?

Пока освобождение Ходорковского выглядит, скорее, как попытка манипулирования мировым общественным мнением

Путин и Запад: шаг навстречу или прием дзюдо?
Фото РИА Новости

После того, как президент Владимир Путин неожиданно освободил Михаила Ходорковского, заодно с участниками Pussy Riot и активистами Greenpeace, некоторые наблюдатели стали  задаваться вопросом, не начало ли это более либерального этапа кремлевской политики.

Ясно, что Путин хотел бы, чтобы так думали.

Он не может быть рад тому, что президент США Барак Обама, канцлер ФРГ Ангела Меркель и премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон отказываются присутствовать на открытии зимней Олимпиады в Сочи. Кроме того, по мере того как российская экономика все глубже вязнет в стагнации, все более очевидной становится необходимость возродить доверие международных инвесторов.

Но если последние помилования и амнистии проводились ради завоевания мирового общественного мнения, то тут есть одна проблема. Как любят говорить рекламщики, «месседж» должен работать на двух уровнях. Кроме самого сообщения дополнительный смысл несет в себе способ его передачи.

И в данном случае способ передачи во многом обесценивает содержание.

Подробности того, как Путин посылает сигнал миру о новом поведении, демонстрируют именно те особенности кремлевского modus operandi, которые и оттолкнули многих людей на западе.

Во-первых, секретность. Спецоперация по освобождению Ходорковского стала почти пародией на кремлевский стиль. Адвокаты Ходорковского и даже его мать ничего не знали о помиловании. Скорее всего, не знали об этом и трудолюбивые следователи, которые всего за несколько дней до освобождения активно занимались строительством третьего дела против бывшего олигарха.

Во-вторых, явная избирательность правосудия. Вопросы помилования – конституционная прерогатива президента. Но никто не верит, что освобождение Ходорковского имело какое-то отношение к милосердию или было проведено по предусмотренной в законе процедуре. Мотивы были такими же политическими, как и при аресте. Избирательность видна и в том, что, например, Платон Лебедев все еще за колючей проволокой.

В-третьих, презрение к СМИ. В течение четырех часов своей ежегодной пресс-конференции Путин старательно избегал каких-либо намеков на реальные новости, которые он прятал в рукаве, вместо этого занимаясь поучениями на любые темы — от ВТО до Оливера Кромвеля. Лишь после пресс-конференции он кинул кость голодающим в отсутствие информации журналистам.

В-четвертых, непоследовательность. После десяти лет «вор должен сидеть в тюрьме!» и «руки по локоть в крови», Путин вдруг обнаружил, что Ходорковский — единственный сын у матери, которая серьезно больна, а в этом случае «вор» не должен сидеть.

Наконец, для всей истории характерна неуклюжесть, свойственная и некоторым другим шагам Кремля в последние месяцы. Из тюрьмы Ходорковский должен был сразу лететь в Берлин, чтобы навестить свою больную мать в клинике. Но на тот момент Марина Ходорковская уже вернулась в Москву. Красивая история для обложки развалилась. Очевидно, что Путин предпочел бы, чтобы Ходорковский провел первые дни на свободе на некотором расстоянии от Кремля.

Судя по интервью Ходорковского журналу The New Times, решение о его освобождении было принято так быстро, что необходимые бумаги не были подготовлены. Начальнику пенитенциарной системы Карелии пришлось самому лететь в колонию, чтобы забрать заключенного без документов.

Если тюремная одиссея Ходорковского иногда напоминала о «мертвом доме» Достоевского, то его освобождение — это был уже чистый Гоголь.

Можно вспомнить несколько похожих событий, когда решение явно принималось в последнюю минуту. Накануне послания Путина кремлевские источники рассказали журналистам, что президент объявит об отмене выборов мэров. Он не делал ничего подобного. Прошлым летом в течение всего нескольких недель лидера оппозиции Алексея Навального сначала приговорили за растрату к пяти годам лишения свободы, потом освободили и позволили баллотироваться на должность мэра Москвы, а вскоре заменили срок на условный.

Такие зигзаги могут означать борьбу между кремлевскими группировками или, возможно, какие-то более сложные процессы. Но непосредственное впечатление от них — крайняя бестолковость.

Конечно, можно выпить несколько бокалов шампанского за освобождение одной из самых видных жертв избирательного правосудия. Но это не решает проблем российской политической и правовой системы. Это иллюстрирует их.

Международному имиджу сочинской Олимпиады уже нанесен ущерб. Лидеры США, Германии и Великобритании вряд ли изменят свое мнение относительно участия в Играх. Амнистия для Pussy Riots не остановит западных ЛГБТ-активистов от различных выпадов в адрес российского руководства.

Путина наверняка беспокоят экономические перспективы страны на ближайшие несколько лет. Меньше, чем год назад, премьер-министр Дмитрий Медведев прогнозировал годовые темпы роста в 5%. Последний прогноз Минэкономразвития на 2013 год — 1,4%.
С тех пор, как пять лет назад начался глобальный кризис, долгосрочная экономическая стратегия Кремля была очень простой: молиться, чтобы мировая экономика восстановилась достаточно быстро и потянула бы за собой российский ВВП. Это работало в прошлом. Мировой экономический бум 2000-2007 годов поднял спрос на российские нефть и газ. Подъем был достаточно силен, чтобы превратить Путина в историческую фигуру и обеспечить запас прочности, который помог пережить падение в 2008-2009 годах.

Если мировой спрос восстановится достаточно быстро, то возобновившийся рост доходов населения поможет Кремлю купить социальную стабильность еще на некоторое время. Однако в условиях затяжной слабости еврозоны эффект может проявиться в России только через несколько лет.

Возможно, понимание таких рисков заставит Путина решиться на довольно радикальные действия. С лета прошлого года циркулировали слухи, что он намеревается убедить Алексея Кудрина занять место Медведева на посту премьера и ради этого готов даже на некоторые политические уступки. Если так, освобождение Ходорковского может рассматриваться как первый шаг.

Но не менее вероятно, что у Путина никакого плана нет и он продолжает колебаться.

В этом случае последние шаги есть лишь продолжение обычного путинского политического дзюдо. Атаковать Запад, тут же попытаться за ним поухаживать, запретить здесь, разрешить там, осудить A, освободить B, одновременно запуская в государственные СМИ отвлекающие темы для разговоров.

Неоднозначные сигналы, такие как освобождение Ходорковского, могут немного ослабить напряжение. Но привлечение значительных потоков иностранного капитала и изменение позиции зарубежных лидеров могут обеспечить только реальные и последовательные реформы экономической, административной и судебной системы. Лучший сигнал для инвесторов — если российское руководство перестанет посылать «сигналы» в попытках манипулировать партнерами.

Дэниел Трейсман
forbes.ru

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика