Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Так есть ли сейчас пророки?

Так есть ли сейчас пророки?

(Взгляды Президента Израиля Ш. Переса в 2012 и их оценка в 2016)

Шимон Перес
Шимон Перес

О мёртвых – либо хорошо, либо ничего, кроме правды
Хилон из Спарты (VI в. до н. э.)

Дар пророчества после разрушения Храма отдан дуракам и детям.
Иудейская традиция

Амбиции делают многих людей лживыми, имеющими одно запертым в груди, а совсем другое – на языке.
Гайюс Соллюстиус Криспус, римский историк и политик (86 – 35 ВСЕ)

Эту заметку я фактически написал ещё 22.06.12 – через 5 лет после начала президентства и за 2 года до его завершения 24.07.14. Но были причины, почему я тогда её не кончил и не разослал. Главной из них было опасение, что, несмотря на возраст, он на первом сроке не остановится, и наинтригует себе в 2014 переизбрание на второй срок. Поэтому решил, что распространять написанное просто рано.

Судьба его впечатляюща, и на первый взгляд вполне ложится в формулу «И сойдешь ты в могилу… герой, /Втихомолку проклятый отчизною, /Возвеличенный громкой хвалой!». Однако, подводя сейчас итог его довольно долгой, с 1923 по 2016, жизни убеждаешься, что от него Отчизне осталось не только достойное проклятия, но и благодарности. Конечно, было бы хорошо, не заключи он проклятых соглашений Осло, равно как не изгони А. Шарон евреев из Газы. Но тогда эти люди были ли бы уже совсем иными.

Годами, каждый разговор с коллегами-леваками содержал моё утверждение «Перес должен быть в тюрьме, а не на посту…». Далее указывался занимаемый им на тот момент один их ответственных постов в правительстве. Это вызывало неописуемый гнев моих коллег.

После Осло мне трудно было сказать о Пересе что-либо хорошее. Всё оно относилось к прошлому – и организация доставки оружия, и создание ядерного реактора, и решение разрешить операцию в Энтеббе, да и кое-что другое. Потом все его дела стали просто вызывающими или гнев, или глубокое сожаление. Хорошее прошлое закрывали позднейшие манипуляции, подчас непристойная борьба за власть, по сути – личную, вреднейшие соглашение Осло. Он не останавливался буквально ни перед чем. Как тут не вспомнить огромные, устраиваемые его партией демонстрации, фактически сорвавшие победу Израиля в Первой Ливанской войне и фактически спасшие тогда жизнь бандиту Арафату, его противодействие бомбёжке иракского ядерного реактора.

Крайне далёкой от реальности, по сути – разоружающей Израиль, была и осталась для меня пересовская концепция «Нового Ближнего востока», предсказывающая скорую дружбу льва и агнца. Практическим её выражением уже с первого шага стала противоречащая всему моему собственному жизненному опыту концепция достижения мира с арабами путём отдачи им территорий Израиля – «территории в обмен на мир».

Помню, как на посту министра иностранных дел в правительстве Шарона, уже в ходе Второй интифады, как только намечались успехи в борьбе с террором, он начинал с кем-нибудь переговоры о мире. Руководителям арабов тогда, как и сейчас, настоящий мир грозит бескормицей, а потому был не нужен. Это моё твёрдое убеждение позволяло делать вывод, что успехи на переговорном фронте будут прерваны арабским руководством очередным крупным терактом. Эти теракты, просто спровоцированные бесполезными переговорами, я называл для себя «Перес-эффектом».

Признаюсь, что и в решении Шарона изгнать евреев из Газы я видел (и вижу сейчас) большую, не афишируемую роль Переса – вблизи тогдашнего премьера он был интеллектуально сильнейшим.

Для меня избрание Переса в президенты казалось делом, абсолютно вредным для Израиля. Ещё бы, трибуну и совсем немалую власть получал рвавшийся к ней закоренелый левак. Я был составителем открытого письма к членам Кнессета перед выборами президента в 2007, которое кончалось словами: «Мы считаем, что Г-н Перес на посту президента представляет большую опасность государству Израиль. Как мастер интриги, он несомненно использует этот пост, сделав его реально влиятельным, для продвижения своей провалившейся политической программы. Допустить его к этому посту – значит усилить раскол в обществе, пожертвовать интересами всей страны и всего народа. Стране хватило уже драмы «размежевания». Новый виток пересовского «мирного процесса» ей будет очень трудно перенести».

Я был уверен, что, став президентом, Перес продолжит свою, явно отвергнутую временем, левацкую политику, и будет действовать, тем самым, во вред Израиля. Ничего подобного, по счастью, не случилось. Его международный авторитет, и до того значительный, стал ещё больше, придавая стране дополнительный немалый вес. То, что было розовыми мечтами, и казалось чем-то, граничащим с бредом сумасшедшего, подчас маловразумительные и двусмысленные его выступления, сделались очень уместными в устах патриарха мировой политики. Он говорил людям то и так, как, на их взгляд, может и должен говорить мудрец – малопонятно, но возвышенно.

На посту президента его действия, несмотря на некоторую странность, шли Израилю на пользу. Помню, сколь был раздражён, когда он поблагодарил Россию за черту оседлости, якобы сохранившую самобытность еврейского народа. Неприятно удивило меня и его желание замять неприятный инцидент в аэропорту Шереметьево, когда Пересу пришлось, как обычному смертному, проходить проверку на просвечивающем аппарате. Но подобными разворотами он добивался главного – сохранения и улучшения отношений со страной, гостем которой был. Помню, как около могилы Неизвестного солдата в Москве его как будто забыли, и он оказался отнюдь не в первом ряду избранных. Но не растерялся, не обиделся, не последовал мудрости провинциала – «знай своё место», а быстро переместился, оказавшись в самом центре группки важнейших. Представительствуя, он умудрялся продвигать в центр благожелательного внимания Израиль. Каким контрастом выглядит это на фоне поведения сегодняшнего президента Ривлина, который умудрился превратить свою поездку в Киев, в связи с 75-ой годовщиной массового убийства евреев в Бабьем Яру, в источник трений с дружественной Израилю Украиной. Воистину, всё познаётся в сравнении.

В своей тогдашней, 2012 года заметке я писал: «Многие в нашей стране говорят о предпочтительности президентской формы правления и желательности установления её в Израиле. Думаю, что пока парламентская форма лучше подходит еврейскому государству, предохраняя его от деспотизма или диктатуры. Однако, если кто-то и способствует введению в Израиле президентской формы правления не на словах, а на деле, так это президент Ш. Перес. Потрясающе неутомимый несмотря на свой восьмидесятидевятилетний возраст, он уже давно далеко вышел за рамки той сравнительно скромной роли, которую отводят законы и обычаи Израиля избираемому Кнессетом президенту. Помимо возраста и огромной энергии, авторитет придаёт ему Нобелевская премия мира (которую он получил вместе с откровенным бандитом Я. Арафатом), а сейчас и Медаль Свободы от президента США, и «умиротворяющие видения» грядущей гармонии человечества.

Вполне на президентском уровне провёл он недавно телеинтервью. Там было сравнительно много увлекательных мыслей о важнейшей роли науки и технологии, а также определяющего их образования, в современном мире. На первый взгляд, необычные для столь почтенного возраста интервьюируемого, эти мысли иллюстрируют тот непреложный факт, что старость потихоньку отступает. Действительно, совсем не один мой знакомый старше Переса поражают ясностью и современностью суждений. Поэтому его интервью я воспринимал без поправок на возраст интервьюируемого. Тем более насторожили ссылки на наследие Ленина, Маркса и Троцкого как курсоуказывающих людей. При всей значительности этих разнокалиберных фигур, печально, что президент Израиля не говорил о них как людях, указавших человечеству не столько на то, куда следует идти, сколько на то, куда идти просто нельзя.

На вопрос, есть ли у евреев сегодня какое-то специфическое предназначение, Перес ответил: «Вечное недовольство», которое, по его мнению, буквально движет развитием науки и технологии. Однако недовольство слишком общее понятие, чтобы со сказанным было легко согласиться. Тем более что разговор почти сразу перешёл к общему протестному движению в мире. Перес видит в этом бунт молодёжи, которой предыдущие поколения, как он сказал, «мы с нашим прошлым», просто не нужны. Он определённо не пересмотрел свои взгляды, которые я услышал от него впервые где-то в районе двухтысячного года: «Нашей молодёжи не нужна история, с её непрестанными гонениями и притеснениями». Подобная точка зрения, явно владеющая Пересом не одно десятилетие, не только очевидно неверна в применение не только к еврейской молодёжи. Однако для еврейской молодёжи она особенно вредна, отрывая её от важнейшего источника моральной силы – истории своего народа.

Нет сомнений, что людям нужно их прошлое – в семье, в народе, в стране. Рост числа государств в Европе и мире тому доказательство. Не растворяются, как должно было бы быть, из чисто энтропийных соображений, нации в общем котле некоего усреднённого народонаселения.

Интервью и ожидавшееся мною переосмысление Пересом прожитой жизни, заставило вернуться к его прошлому. Начинавший как правоватый, а, возможно, и просто правый политический деятель, эдакий мини-ястреб, пугавший коллег воинственными взглядами, да и делами, он стремительно с годами левел. К этому обязывало в первую очередь положение в руководстве «рабочей» партии – Аводы. Как недавно отметил в Jerusalem Post Мартин Шерман, именно провальные достижения на «левом фланге», стоившие и стоящие Израилю множество бед и потрясений, принесли Пересу мировую славу. Эти достижения – Осло и «Новый Ближний Восток», были основаны на ошибочном анализе. Всё то, что Перес делал полезного для своей страны – оборонная промышленность, строительство ядерного реактора и прочие достижения раннего периода оказались оценены вовсе не положительно международной «дающей и награждающей» общественностью. Пугавшие её ранее идеологические установки Переса сейчас давно забыты их когдатошним адептом, и были бы забыты всеми, не окажись они опубликованы в давнишней книге «Завтра наступает сейчас» (And Now Tomorrow), изданной лишь на иврите в далёком 1978 г., когда будущий борец за мир стал председателем «рабочей» партии Авода.

Приведу в переводе с английского, из статьи Шермана, пару поразительных высказываний когдатошнего Переса. Он писал: «Создание палестинского государства означает появление готовых к бою Палестинских сил (более 25000 человек под ружьём) в Иудее и Самарии. Эти силы, вместе с местной молодёжью удвоятся за короткое время. Они не будут страдать от недостатка оружия или иного военного оборудования, и вскоре инфраструктура для ведения войны появится в Иудее и Самарии. Перед Израилем станет проблема ежедневного обеспечения безопасности, что может втянуть страну в войну или подорвать моральный дух её граждан». Послеословская ситуация показала справедливость этой оценки в части войны. Отмечу также, что «леваки» давно и умышленно сменили название Иудея и Самария (Шомрон) на «Западный берег» – название, которым тогда, в 1978 Перес не пользовался.

Продолжим цитирование. «Если Палестинское государство будет создано, оно будет вооружено до зубов. Внутри него возникнут базы крайних террористических сил, вооружённых противотанковыми и зенитными запускаемыми с плеча ракетами, которые будут опасны не только для случайных прохожих, но для каждого взлетающего в небо Израиля самолёта или вертолёта и всего движущегося по основным дорогам в прибрежной равнине Израиля. …Во время войны, границы палестинского государства станут превосходными исходными точками для начала атак его подвижных сил против важнейших элементов инфраструктуры, жизненно важных для существования Израиля, для препятствий свободы действий ВВС Израиля в небе Израиля, приводя к кровопролитию среди населения в прифронтовых районах». Поразительно здравый и современный анализ, и остаётся лишь сожалеть, как изменился сам «анализатор», фактически без изменения ситуации с того времени.

«В 1948 г. ещё можно было защитить «тонкую талию» наиболее плотно заселённых районов Израиля, поскольку наиболее разрушительным оружием, использованным обеими сторонами, были пушки ограниченной подвижности и огневой мощи. В 20 веке, с развитием высокоподвижных армий, оборонная значимость занимаемых территорий несказанно возросла… Без границы, позволяющей обеспечить безопасность, страна обречена на уничтожение в войне».

До-ословского Переса беспокоили и миниатюрные размеры Израиля. Он писал в своей цитируемой книге: «Конечно сомнительно, что размеры территории могут обеспечить абсолютное сдерживание. Однако отсутствие минимального пространства ставит страну в положение полного отсутствия сдерживания. Это само по себе составляет навязчивое искушение атаковать Израиль со всех направлений». Что изменилось в объективной ситуации вокруг Израиля за 14 лет – с момента написания цитируемой книги и мерзких соглашений Осло? Определённо ничего. Но место трезвого анализа 1978 заняли бредни 90-х.

Верен был анализ Переса в 1978, но приносил мало властных дивидендов, не обеспечивал личной политической перспективы среди набравшего силы лагеря левых капитулянтов. Поэтому уже в 1982, с начала и в ходе Ливанской войны, позиция Переса была оголтело антивоенная – не из внезапно развившегося миролюбия, которое само по себе я не ставлю под сомнение, сколько из-за нежелания отдать победу в Ливане конкурирующей с Аводой партии Ликуд.

К периоду договора Осло, к которому Перес толкал Израиль со всей своей необузданной энергией, он уже был просто главарь левого лагеря, самозабвенно проталкивающий приснопамятный «Новый Ближний Восток»

«Матери и дети на юге страны не могут спокойно спать по ночам из-за обстрелов «кассамами». Мы можем положить этому конец, и мы это сделаем»,– заявил сегодня в Иерусалиме президент Израиля Шимон Перес, выступая перед сотнями представителей еврейских общин всего мира, собравшихся на Генеральную Ассамблею Еврейского агентства, Сохнут»,– сообщила газета Киев Еврейский 24 июня 2012 г. А кто мешал ему противиться решению Шарона, которое и привело к несказанному усилению обстрелов, ещё 8 лет назад? Нет ответа от президента…

Далее он сказал: «Можно ли ждать повтора событий прошлого лета?[1] Они не прекращаются. Повсюду бунтует молодёжь. Ей не нужна власть – это столь примитивное понимание протестов, движимых в значительной степени мракобесием. Страны распадаются. Происходит крах и капитализма, и социализма».

Думаю, что Перес неправ. Капитализм – это прежде всего индивидуальная инициатива, и как таковая, она не пропадёт никогда. Не пережить его киббуцам с их коллективизмом. Не каждый любит работать. В обозримом будущем простую работу не устранить, как и не устранить людей, только для неё и пригодных.

Можно было бы ждать от Переса близкого ему по философии отрицания отрицания, или саморазвития по спирали, хорошо ему знакомой. Но этого нет и в помине. В вопросе об истории и роли молодёжи он движется просто по кругу. В то же время, мне нравится его оптимизм, отсутствие терзающего многих левых в Израиле ощущения неодолимо приближающейся катастрофы и постоянно сжимающего их кольца врагов».

***

Мои опасения не оправдались, и Перес вовремя ушёл со своего поста. За последние четыре года после написания заметки в каком-то смысле продолжали оправдываться его предсказания – Ближний Восток стал новым, хотя совсем не в том смысле, о котором грезил автор идеи. Арабы отнюдь не успокоились, но полностью погрязли в междоусобной борьбе, где части стран Израиль уже видится союзником. Противоборствующие страны и группировки идут к тому финалу для себя и своих друзей, о котором можно сказать словами поэта:

Билась нечисть грудью в груди и друг друга извела, –
Прекратилося навек безобразие –
Ходит здесь человек безбоязненно,
И не страшно ничуть
!

В этом смысле Переса уместно считать антипророком. Его нередкая разноголосица с премьером сейчас видится не просто столкновением личных амбиций и интересов, но проявлением свободы мнений, столь характерной, и столь очевидно нужной для развития демократического государства. Ещё раз подтвердилась старинная мудрость «Лучше с умным потерять, чем с дураком найти». Но и о потерях, к которым привёл «умный», тоже забывать не следует. Уместно помнить и о его предупреждениях сорокалетней давности из книги «Завтра наступает сейчас».

Мирон Я. Амусья, профессор физики
Санкт-Петербург

[1] Имеется в виду молодёжный протест в Израиле летом 2011, который летом 2012 не повторился.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика