Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Предвыборная война Реджепа Эрдогана

Предвыборная война Реджепа Эрдогана

Предвыборная война Реджепа ЭрдоганаТурция неумолимо сползает к гражданской войне. После двух лет, прошедших с момента объявления о прекращении почти сорокалетнего противостояния между турецкой республикой и курдами, унесшего более сорока тысяч жизней, война опять разгорается с новой силой. С конца июля количество убитых уже приблизилось к полутора тысячам человек.

Ответственность за насилие, вернувшееся в Турцию, в наибольшей степени несёт её президент Реджеп Тайип Эрдоган. Для него эта война не что иное, как попытка спасти свою политическую судьбу и сохранить собственную деспотическую повестку дня.

Всё началось с того, что на парламентских выборах в Турции три месяца тому назад турецкий филиал «Братьев-мусульман» — Партия справедливости и развития (ПСР), возглавляемая Эрдоганом — впервые с 2002 года потеряла большинство в парламенте, утратив возможность самостоятельно руководить страной. Этот результат был для Эрдогана невыносим как минимум по двум причинам.

Во-первых, он не оставил Эрдогану практически ни одного шанса на воплощение его маниакальной идеи по изменению турецкой конституции от парламентской системы управления к президентской. Эрдоган мнит себя современным султаном, чьи практически абсолютные полномочия не могут быть оспорены или подвергнуты критике. Вот только три основные оппозиционные партии, получившие места в парламенте, не стремятся поддержать подобную узурпацию власти. После выборов каждая из них обусловила свое пребываение в правящей коалиции отказом Эрдогана от чрезмерных амбиций, что его категорически не устраивает.

Вторая причина, вынуждающая Эрдогана добиваться тотального контроля над парламентом, носит чисто оборонительный характер. В декабре 2013 года на правительство Эрдогана, более десяти лет занимавшего пост премьер-министра, обрушился колоссальный коррупционный скандал. В махинациях были заподозрены не только ключевые министры от ПСР, но и близкие деловые партнеры, и даже члены семьи самого Эрдогана. Более того, в серии записанных телефонных разговоров голос, принадлежащий, согласно подозрениям, непосредственно Эрдогану, давал его сыну распоряжения относительно крупных сумм наличных денег, скрытых им и его родственниками.

Противостояние этой потенциально смертельной для его правления угрозе вынудило Эрдогана перейти в контрнаступление. Опираясь на свою партию, контролирующую парламент, игнорируя принцип разделения властей и пренебрегая верховенством закона, он потратил большую часть 2014 года на то, чтобы сорвать дальнейшее расследование коррупционного скандала.

Сотни высших чиновников прокуратуры, полицейских офицеров и других государственных служащих, связанных с расследованием дела, были обвинены в заговоре, попытке государственного переворота и пособничестве иностранным попыткам уничтожения Турции.

Без тотальной власти над парламентом и правительственной коалицией Эрдоган рискует столкнуться с требованием повторного расследования обвинений в коррупции и пересмотром лихого погрома, учиненного в правоохранительных органах. Недаром все основные оппозиционные партии включили как важную составляющую своих предвыборных платформ обещание добиваться прозрачности в этой истории.

Очевидно, что расследование, с большой вероятностью грозящее закончиться импичментом или вообще тюремным заключением, не входит в планы человека, видящего себя султаном.

Другими словами, основные приоритеты Эрдогана — неограниченное расширение полномочий президента и гарантия того, что расследование коррупционного скандала не возобновится — попросту несовместимы с какой бы то ни было коалицией. Неудивительно, что переговоры на эту тему после выборов ни к чему не привели.

Ахмет Давутоглу, назначенный Эрдоганом своим преемником на посту премьер-министра, в течение отведённых ему президентом 45 дней не сумел сформировать правительство. Не исключено, что все усилия Давутоглу изначально были лишь фарсом, призванным обеспечить проведение 1 ноября повторных выборов, единственная цель которых дать ПСР новый шанс на достижение парламентского большинства.

Эрдогану важно не только организовать досрочные выборы, но и добиться на них победы. И похоже, что ради этой цели он не станет гнушаться никакими средствами.

Отсутствие правительства подорвало доверие международных рынков, цена турецкой лиры упала до исторического минимума, возросла угроза экономического коллапса. Одновременно с этим, развязанная по указанию Эрдогана полномасштабная война против курдских повстанцев, включающая воздушные налеты и наземные атаки на курдские поселки в иракском и сирийском Курдистанах, а также подстрекательство против официальных курдских политических организаций в Турции, привели к прекращению перемирия и возобновлению кровавого противостояния между турками и курдами.

«Ситуация была бы совершенно иной, если бы партия получила большинство, необходимое для изменения конституции», — объявил недавно Эрдоган, почти в открытую намекая населению страны, что либо его поддержат, либо страна погрузится в экономический и политический хаос.

Следует заметить, что одна из основных причин того, что ПСР потеряла большинство, связана с успехом прокурдской Народно-демократической партии (НДП). Впервые преодолев на последних выборах 10-процентный избирательный барьер, эта партия получила 80 мест в парламенте благодаря курдским голосам, оставившим ПСР.

До недавнего времени многие курды поддерживали ПСР, считая, что из всех турецких партий именно она в наибольшей степени стремится к решению «курдской проблемы».

Эрдоган потерял эти голоса по двум причинам.

Во-первых, все больше курдов стало приходить к выводу, что риторика и усилия Эрдогана направлены вовсе не на обеспечение равноправия и политическую децентрализацию в юго-восточных районах страны, где преобладает курдское население, а на использование курдских голосов для продвижения своей имперской повестки дня и деспотических амбиций.

Во-вторых, турецкие курды осенью 2014 года были шокированы равнодушием Эрдогана в отношении курдских жителей сирийского города Кобани, подвергнувшегося нападению боевиков «Исламского государства».

Прекрасно сознавая, что жители Кобани оказались на грани геноцида, Эрдоган вначале препятствовал поддержке курдского сирийского ополчения — Отрядов народной самообороны (YPG). Лишь после мощного международного давления он согласился на поступление помощи, позволившей спасение города.

Вместе с тем, стало ясно, что слова о нормализации турецко-курдских отношений, включавшие три года назад публичное извинение Эрдогана за убийство 14 тысяч курдов в 30-х годах, были не более чем пустой демагогией.

Растущую мощь курдов в Сирии Эрдоган считает куда большей угрозой, чем опасность, исходящую от террористов «Исламского государства».

История этого предательства предельно четко обнажила реальное отношение Эрдогана к курдам. Оно стало ещё более ясным, когда ради своих политических интересов Эрдоган легко сменил направление от курса на мир с курдами к широкомасштабной конфронтации.

Теперь Эрдоган стремится консолидировать избирателей с помощью раздувания ненависти к курдскому меньшинству, мобилизуя под свои знамена турецких националистов.

Параллельно с этим, обвиняя НДП в связях с запрещенной в Турции курдской повстанческой организацией, Рабочей партией Курдистана (РПК), Эрдоган явно решил загнать НДП обратно под 10-процентный барьер и вернуть себе парламентское большинство. Не исключено, что армейские действия в юго-восточных районах страны также будут способствовать снижению явки на голосование в день выборах в курдских районах.

В результате подстрекательства Эрдогана сотни офисов НДП подверглись нападениям в последние недели. Резко увеличились и нападения на простых курдов, некоторые из них закончились смертью жертв. Одновременно со стороны активистов ПСР идет давление на турецкие СМИ, пытающиеся критиковать Эрдогана. Так на редакцию газеты Hurriyet, одного из старейших и влиятельных изданий страны, находящегося в оппозиции к правительству, был совершен целый ряд нападений. Все это продолжается при полнейшем попустительстве властей.

Два курдских министра, входивших в правительство, подали в конце сентября в отставку в знак протеста против того, что они назвали «разжиганием конфликта с курдскими повстанцами».

А в начале месяца глава НДП Селяхаттин Демирташ заявил, что в Турции начинается гражданская война, возложив всю ответственность на президента Эрдогана и премьер-министра Ахмета Давутоглу.

Однако лидеры Запада и прежде всего администрация президента США Обамы отказываются замечать радикальный фашистский сдвиг, произошедший в политической повестки дня Турции.

Причина проста. Почти год США добивались от Эрдогана, чтобы тот предоставил турецкие авиабазы для атак против боевиков «Исламского государства». В конце июля Эрдоган наконец согласился, а США, в свою очередь, закрыли глаза на умышленное развязывание конфликта с РПК и общим курсом, направленным против курдов.

При этом и РПК, и YPG являются группами, наиболее эффективно сопротивляющимися «Исламскому государству» вдоль границы Турции с Ираком и Сирией. Поэтому турецкая агрессия против этих структур наносит колоссальный ущерб военным усилиям против террористов.

Последствия циничной игры Эрдогана в самой Турции могут оказаться ещё более зловещими. Выпущенного вновь на свободу джинна турецко-курдского конфликта будет крайне тяжело снова загнать в бутылку. А неуклонно нарастающие на фоне экономического кризиса и уничтожения свободной прессы политическая поляризация и социальная напряженность способны в итоге покончить с Турцией как единым и стабильным государством.

Предвыборные опросы показывают, что большинство турецких избирателей по-прежнему не готово наделить Эрдогана могущественными президентскими полномочиями, считая именно его виновным в провале коалиционных переговоров. Вместо 41% голосов, которые ПСР получила на выборах в июне, теперь речь идет лишь о 39%.

В то же время ПСР по-прежнему значительно опережает всех своих конкурентов. Старейшая политическая партия Турецкой республики – Республиканская народная партия (РНП), хоть и увеличила в опросах свою поддержку на 3%, все ещё получает лишь 28% голосов.

Таким образом, шантажируя население страны возможными катастрофическими последствиями и играя на антикурдских настроениях, Эрдоган вполне может в итоге добиться необходимого большинства для ПСР.

Можно только догадываться, как далеко Эрдоган готов зайти в случае, если почувствует, что новые выборы 1 ноября не способны обеспечить ему желаемого результата. Это может быть разгон оппозиционной прессы, объявление НДП террористической организацией, арест или убийство её лидеров. Наконец, обосновывая свое решение войной с РПК, Эрдоган вообще может ввести чрезвычайное положение и совсем отменить выборы.

В значительной степени шаги Эрдогана будут зависеть от позиции США и других членов Североатлантического альянса, в котором состоит и Турция. Но пока незаметно, чтобы кто-либо из западных лидеров был готов поставить зарвавшегося президента Турции на место.

Александр Непомнящий
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика