Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Предубежденный диалог (записки растерянного)

Предубежденный диалог (записки растерянного)

jerusalem-342813_960_720

Эпиграф первый

Поскольку не смотрел и не собираюсь смотреть документальный сериал Познера и Урганта «Еврейское счастье», то могу судить о содержании его исключительно по мнению русскоязычных израильтян из моих знакомых на Фейсбуке. Практически каждый из них, вне зависимости от отношения к религии, считает, что фильм получился тенденциозным и слабым. Но ведь Познер – без всяких сомнений профессионал. И не мог бы по определению сделать что-то пусть заказное, но неудачное по картинке и содержанию. Могу только предположить, что, будучи человеком из России, представил именно местный взгляд на Израиль. И именно это могло не понравиться выходцам из бывшего СССР. Во всяком случае, части их, поскольку в зеркале фильма «Еврейское счастье» они увидели отражение собственной позиции, только доведенной до логического конца.

Эпиграф второй

В том же Фейсбуке время от времени появляются трогательные истории о том, как граждане страны платят за покупки и заказы солдат Армии Обороны Израиля (ЦАХАЛ), имея в виду, что подобное отношение такое к ним закономерно и естественно – как к защитникам государства, как к детям всего народа.

Почему-то ничего подобного не пишут про религиозных евреев. Более того, все, что касается их, подается как бы с иронией и с явным неприятием, нелицеприятием, хотя, по моему скромному мнению, именно они могли бы быть защитниками Израиля и таковыми все же и являются, но деятельность их в служении Всевышнему вызывает в обществе чуть ли ни открытую ненависть.

Эпиграф третий

К концу восьмидесятых прошлого века, что совпало с перестройкой в СССР и возможностью даже в вопросах веры не стесняться собственного религиозного чувства, вернулся к традиции иудаизма. Было бы неправильно говорить о том, что о ней не знал с детства. Мама, жившая вместе с родителями и братьями в украинском местечке и незадолго перед войной перебравшаяся в Москву, сохранила и передала мне первые знания о праздниках еврейских. Ее отца, своего деда знал мало, поскольку он рано умер от болезни, но от него остался рукописный календарь на идише с указанием праздников, недельных глав и постов, а также рассказы о том, как он пешком ходил по субботам на молитву в синагогу на другой конец города, чтобы не нарушать праздник, заповеданный Торой.

Так что, думать о еврействе начал еще с юности. И то, что в кратком изложении передано ниже, есть результат чтения книг, общений с людьми, размышлений о том, что есть традиция и мое скромное место в ней.

Меньше всего хотел бы, чтобы мои спорные, но пронизанные пиететом к Израилю, заметки вызвали раздражение и дискуссию с переходом на личности.

Именно сейчас, когда обстановка в мире напряжена, а на Ближнем Востоке вообще доведена до крайнего предела в противостоянии сил и интересов, нужны не раздоры, а согласие.

В моем индивидуальном понимании такое согласие может быть только в связи с религией.

Теперь по существу

Разговаривая не так давно с новой моей знакомой, репатрианткой из России, по скайпу, затронул и тему того, каким я представляю в идеале Израиль. Ответ мой не отличался новизной: для меня настоящий израильтянин тот, кто соблюдает заповеди. На что искренняя и талантливая женщина ответила, что, если до такого дойдет, то страна как Страна просто перестанет существовать, поскольку возникнет такое количество противоречий, что они нарушат то хрупкое равновесие между светским образом жизни и религиозным менталитетом, который теперь существует, постоянно подвергаясь тем или иным испытаниям на прочность из-за периодически возникающих конфликтов на вероисповедальной почве.

Однако, речь идет, во-первых, об идеале, к которому надо стремиться; во-вторых, о том, что, если подобное произойдет, то растянется на десятилетия.

К тому же, время от времени возникают информационные поводы, напоминающие так или иначе о выборе пути Израиля как государства.

Прецеденты, о которых сказано в данном случае (повторю, здесь выражаю сугубо личное мнение и отвечаю за него лично), в истории уже были.

Достаточно вспомнить о возвращении евреев из Вавилонского пленения, о деятельности Эзры и Нехемии, которые совместными усилиями руководили восстановлением не только разрушенного Храма в Иерусалиме, а и основ еврейской жизни. В первую очередь, соблюдением норм, данных в Торе, в том числе, выступая против смешанных браков. (Достаточно иметь тут в виду, что в современном еврейском государстве возникает разноголосица в фиксации семейных отношений. Этим занимается раввинат, но, при желании, израильтяне едут на Кипр, там заключают смешанные браки и с такой практикой ничего поделать нельзя. Заметим, что это один из примеров того, как в юридической практике страны сосуществуют как светские, так и религиозные нормы.)

История евреев, изложенная в ТаНаХе свидетельствует о том, что изначально Израиль был религиозным государством с верховенством первосвященника. Но евреям захотелось, чтобы у них был царь. Пророк предупреждал их, что жизнь под властью царя будет хуже, чем без его присутствия. Но сказано было: хотим жить, как другие народы, имеющие над собой власть царя.

Ну, и стали жить с царем. Привело это к разделению одного государства на два – Иудею и Израиль, вторжению Египта, Ассирии, Греции и Рима, Вавилонскому пленению и рассеянию вне Земли Обетованной.

Так что, по сути своей, сионизм в политическом плане не придумал ничего нового. Но в своем формате все же привел к достижению важных целей – существованию светского государства на Святой Земле.

Илья Абель
Автор Илья Абель

Теперь определение – религиозное – пугает примером ислама, но, не вдаваясь в подробности, стоит подчеркнуть, что нельзя сравнивать две религии, одна из которой возникла первой, а вторая стала неким аналогом ее в своем роде.

Вернувшись в недалекое прошлое, вспомним к слову, как решался вопрос о праве на репатриацию, как Давид Бен-Гурион, первый премьер-министр Израиля поставил вопрос о том, кого считать евреем, в том смысле, кто имеет право на репатриацию в Страну.

За основу здесь взяли не вероисповедание, а происхождение: так достаточно иметь в родословной бабушку или дедушку с еврейскими корнями, чтобы получить право стать гражданином Израиля.

Вспомним и то, что позиция тех, кто создавал и отстаивал еврейское государство с 1948 года, имела свою предысторию.

И потому стоит упомянуть два легендарных, чуть ли ни святых для израильтян имени – Теодор Герцль и Элиэзер бен Йегуда. Один создал сионистский конгресс и продвигал идею создания еврейского государства. Другой дополнял ту же идею, придумывая современный иврит.

Теперь несколько фактов, которые общеизвестны, хотя по известным причинам на них стараются особенно не обращать внимание.

Теодор Герцль, так сказать, как бы отец сионизма (хотя в дореволюционной России сионизм и до его общественной деятельности имел достаточно мощное развитие) поехал в качестве журналиста венской газеты в Париж. Там он освещал, по роду профессиональной деятельности, суд над французским офицером Дрейфусом. И услышанное в зале заседаний суда настолько поразило Герцля, что он решил, что пришло время создавать еврейское государство, о чем он написал эмоциональную и риторическую книгу, будучи светским человеком. Однако, она вышла вовремя и проросла с возрождении массового сионистского движения, лидером которого в сложившихся обстоятельствах стал именно Герцль.

Британия, в ведении которой в то время была Подмандатная Палестина, предлагала создать еврейское государство в Уганде. И Герцль вместе с соратниками почти поддержал это предложение. Но «помешали» сионисты из России, которые и до того возвращались на историческую родину не в Африку, а в Иерусалим. Пришлось учитывать их мощное противостояние британской инициативе. Если бы не они, кто знает, жили бы теперь евреи в Уганде. (Кстати, если не ошибаюсь, именно в эту страну был угнан самолет с евреями, и полковник Йони Нетаньягу, родной брат нынешнего премьер-министра Израиля, погиб при спасении заложников, бывших на борту того самолета. Так что, история имеет и такую особенность – напоминать о себе неожиданно и однозначно.)

Укажем и на то, что в книгах о сионизме Герцль достаточно нелицеприятно отзывается о евреях из России, а также, делая и им некоторую уступку, пишет о том, что, если уж им так хочется, то могут взять с собой в Палестину и раввинов. (Не потому ли, заложенное в качестве тезиса, негативное отношение к русскоязычным репатриантам и к религиозным деятелям проросло в нынешнем Израиле? Понятно, что и сами они отнюдь не всегда являли пример образцового поведения на исторической родине, но все же, все же.)

Теперь про язык. В 1918 году, что общеизвестно, большевики в России перевели летоисчисление на григорианский календарь, а также упростили словарь, убрав из него некоторые буквы. Очевидно, что в основе первого начинания была попытка вписать Россию в европейский масштаб, а во втором – сделать для массы населения государства язык проще и яснее.

В результате, изменился не только язык, а и мышление, что и нужно было по существу большевикам.

Приведу простой пример. По школьным урокам литературы мы помним, что у Льва Толстого в романе «Война и мир» речь идет не только о битвах с французами, а и о жизни в России во время Отечественной войны 1812 года. Но в современном русском языке название романа имеет смысл – война и невойна, мир. И не более того. Если не ошибаюсь, в слове мир писалась другая буква -i. И тогда смысл названия был совсем другой – война и общество, мир, как социум. Как видим, разница существенная.

Нечто подобное еще до Октябрьской революции стал делать и Элиэзер бен Йегуда. К концу девятнадцатого века существовали священный язык – иврит Торы, а также – идиш, на котором говорила значительная доля евреев диаспоры, прежде всего, Европы. Известен был и арамейский язык, на котором записаны комментарии к Талмуду.

Казалось бы, чего же больше? Но русский самодеятельный филолог поставил перед собой цель создать язык нового государства. Делал он это очень просто: брал из Священного Собрания (Тора, Пророки, Писания) слова. И также опрощал их до невероятия.

И снова лишь один пример: есть слово – кеара. Им обозначают специальное блюдо, на котором во время первых двух дней Песаха лежат в четко установленном порядке традиционно обозначаемые продукты питания. И тоже слово – кеара – в современном иврите просто блюдо, часть столовой утвари.

Как говорится, почувствуйте разницу. У Элиэзера бен Йегуды были последователи и продолжатели. В результате их многотрудных и многолетних мыслительных усилий возник искусственный в определенном смысле слова язык – нынешний иврит. На мой взгляд, суховатый и прагматичный, потерявший прелесть и образность святого языка и простодушие идиша.

Интересны тут два момента: поскольку создатель его был из России, то, насколько мне известно, за основу он взял русскую грамматику, что могло бы помочь русскоязычным репатриантам изучать его, но, вот печальный парадокс, именно они с поразительным упорством сопротивляются знакомству с языком исторической родины. (Достаточно вспомнить странноватую прозу покойного Михаила Казакова, который как бы заранее оправдывал свой отъезд из Израиля тем, что ему трудно изучать роль, записанную крючками. Но, справедливости ради и без всякого злорадства, укажем, что это не помешало второй раз приехать в Израиль в последний период своей жизни для лечения.)

Итак, есть язык, который упрощает представление обо всем, став частью светского менталитета. Есть значительная часть граждан, которая принципиально не хочет его изучать (встретилась такая фраза в комментариях – я исключительно тельавивец), есть законы, которые паритетно вбирают в себя светские и религиозные постулаты, как и многое другое.

Все это напоминает мне довольно старый, но, по-моему, все еще актуальный анекдот: еврей, живущий в Нью-Йорке, говорит жене: «Смотри, какой американцы некультурный народ. Мы три года живет в Штатах, а полицейский не понимает ни одного слова на идише!»

Мораль здесь обратна. Если вы живете в стране, то должны знать официальный для нее язык. Иначе трудности любого рода и проблемы на каждом шагу.

e5yrhdf

Но США, Франция, Германия и Австралия, как и другие государства, куда уехали в эмиграцию евреи из СССР, просто национально ориентированные государства. Да, можно сравнивать идею создания единой нации в Штатах и тезис о плавильном котле народов в Израиле, выдвинутый, кажется, все тем же Бен-Гурионом.

Но, если в США, как и в других странах, лучше или хуже (про теперешних наглых эмигрантов с Востока не говорим) как-то все же удалось создать некое подобие единой нации, то в Израиле, по моему убеждению, такая попытка если не провалилась, то все же получила приблизительное воплощение.

Потому что, если в других землях достаточно было языка и знания законов штата или провинции (земли), то в Израиле этого мало. Объединили израильтян патриотизм, сплоченность в противостоянии терроризму, тоже язык, как и в других странах, но не Тора.

Наши мудрецы говорят, что при репатриации человек и возвращается и поднимается. Прежде всего, духовно.

А если он приезжает в Страну не как в Землю Обетованную, не как на Святую Землю, а как в одно из государств мира, то и результат его диалога с Землей будет соответственным.

Какой? Именно такой, какой есть с тех пор, когда из СССР официально была разрешена эмиграция, когда чаще всего ехали не для того, чтобы жить там, в Израиле, по законам предков, а только для того, чтобы не жить в СССР.

И привозили на Святую Землю атеизм, свои правила, привычки и недостатки, становясь с каждым годом все более влиятельной общественной силой, тем, что называют «русской улицей».

Получилось, что и до массовой эмиграции русскоязычной Израиль декларировал светский характер своего устройства. А в результате ее он, светский образ жизни, стал демонстративным и циничным.

Разве иначе были бы в кнессете, израильском парламенте, прения столь непримиримые сейчас по поводу закона о запрете работы в субботу, столкновения с полицией, защищающей тех, кто ездит на автомобилях в субботу и тому подобные вещи, если бы четко был бы обозначен статус Израиля как еврейского государства по определению.

Тут достаточно вспомнить из Торы пример о человеке, который в субботу собирал хворост и был наказан, сюжет о том, как уважаемый еврей нагло и с явным намерением показать несоблюдение правил, занимался прелюбодеяние с девушкой нееврейского происхождения, за что был убит вместе с нею Пинхасом.

Имея в виду и эти эпизоды Пятикнижия Моисея, на вопрос уважаемой мною знакомой израильтянки могу дополнить ответ на вопрос о том, каким должен быть гражданин Израиля? Естественно, патриотом, естественно, защитником Страны. Но таким, который сознательно и самоуверенно нарушает заповеди, установленные нашей традицией.

Повторю, речь не о том, насколько человек продвигается в вере. Израильтяне по цвету кипы определяют степень религиозности сограждан, например. Разговор о том, что не надо нарушать то, что нарушать нельзя по закону страны, которая дарована им не в качестве приза, а для возвышения души.

Тут логично завершить пафосное обозначение собственной позиции известным тезисом о том, что вряд ли найдется кто-то в здравом уме, кто будет доказывать, что не существует Высшей Силы, которая управляет миром в любом значении этого слова.

Но, так сказать, цимес тут в том, что, если признать существование данной Высшей Силы, вне зависимости от того, как ее будут называть, то тогда придется брать на себя обязанность жить по тем законам, которые подразумевает признание Высшей Силы. А вот этого-то как раз и не хочется. И снова выходит разноречие: Высшую Силу признают, следовать тому, что она требует от каждого из нас, накладывая бремя действий, поступков и мыслей, не хотят.

А все остальное, в чем не так уж трудно убедиться, демагогия.

В моменты обострения ситуаций израильтяне и не только они, вспоминают о Высшей Силе, молятся ей, говорят о чуде. А потом жизнь снова входит в привычный ритм. И целенаправленный атеизм опять дает о себе знать до следующего инцидента, когда только человеческими возможностями ситуацию разрешить не удается.

В связи со сказанным может возникнуть в мой адрес закономерный вопрос: «Если я все так ясно и вроде бы правильно понимаю, то почему до сих пор чего-то жду, оставаясь в диаспоре?». Вопрос очень непростой по сути своей, на который ответил бы так, что все не в моей власти и не всегда можно до конца объяснить какие-то свои действия. Как бы легко это ни казалось со стороны.

P.S.

Хотел бы еще раз напомнить правило, заданное нашими мудрецами, благословенна их память.

Суть его в том, что при разных мнениях нельзя спорить с человеком, потому что никто не имеет права никого обижать. Обсуждать можно только мнение, позицию, не переходя на личности.

P.P.S.

Насколько мне известно, в Израиле постоянно возникает как бы дискуссия о том, что есть Страна – Запад или Восток. Израильтяне видят себя европейцами, но живут все же в стране с восточными традициями. Думаю, что и из-за этого тоже все, что касается светского образа жизни – театр, музыка, литература нередко выглядят со стороны вторично и провинциально, поскольку желание копировать европейское чаще всего приводит к потере собственной идентичности.

Правильнее с любой точки зрения было бы существование Израиля как самодостаточного государства, с которого другие страны и народы брали пример. Не только в достижениях научного характера, не только в связи с успехами разведки, туризма и тому подобных известных моментов, а как примера подлинной мультикультурности, того, что могло и должно быть образцом для подражания.

Думаю, что в таком случае друзья Израиля стали бы уважать его больше, а враги – больше думать о последствиях конкретных их действий, направленных против израильтян.

И подобное развитие событий, опять же, по моему скромному суждению, стало бы для Страны и граждан ее наиболее приемлемым и перспективным как в настоящем, так и в будущем.

Хотя сейчас подобная инициатива и будет обязательно встречена в штыки со всех сторон, будучи по сути безальтернативной.

Илья Абель

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика