Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Пока еще не поздно

Пока еще не поздно

Знаменитый Сноуден выступил с очередным открытием: в появлении организации «Исламское государство», оказывается, виноват Израиль.

territorial_control_of_the_isi

Несмотря на разногласия по всем остальным пунктам, в этом со Сноуденом почти солидарен госсекретарь США Джим Керри: «Арабо-израильский конфликт стимулирует исламскую молодежь, стремящуюся вступить в ряды ИГ. Неразрешенный конфликт вызывает гнев со стороны арабских государств. Необходимо понять, что между этими явлениями есть неразрывная связь», – заявил он еще два года назад. Им вторит глава МИД Швеции Маргот Валльстрём, которая сразу после парижских терактов заявила в телеинтервью, что атаки ИГ «связаны с отчаянным положением палестинцев». Не отстают от нее и голландские социалисты, чей председатель Ян Марейниссен тоже связал террористов с палестино-израильским противостоянием. Да и засидевшийся в президентах Франции господин Олланд утверждает, что арабо-израильские отношения являются причиной волны террора и насилия, охватившей Ближний Восток. Ну, а уж главный муфтий Саудовской Аравии и вовсе объявляет бойцов ИГ переодетыми солдатами ЦАХАЛа.

Со всеми этими высказываниями, за исключением первого, попахивающего типичной сноуденовской конспирологией и последнего, представляющего собой чистый бред, в принципе можно согласиться. Кто виноват в том, что на всей планете гремят взрывы, грохочут выстрелы и ни в чем не повинные люди гибнут под колесами транспортных средств, ставших орудиями массового уничтожения? Разумеется, Израиль! Вы со мной не согласны? Тогда, позвольте спросить: а кто же? Ислам? С какой стати! Ислам, как известно, это религия мира.

Не верите, да? Что ж, вот вам несколько цитат из Корана:

«О люди, бойтесь вашего Господа, который сотворил вас из одной души… Поистине Аллах над вами надсмотрщик и воздаст вам за все что вы творили» (сура 4 «Женщины», аят 1).

«О люди! Мы… сделали вас народами и племенами, чтобы вы познавали друг друга» (сура 49 «Комнаты», аят 13).

«А если они склонятся к миру, то склонись и ты к нему и полагайся на Аллаха» (сура 8 «Добыча», аят 61).

«Нет принуждения в религии» (сура 2 «Корова», аят 256).

«Вы скажите, уверовавшие, что мы уверовали в Аллаха, в Коран, который ниспослан к нам, верим в Ибрахима, Исмаила, Исхака, в то, что ниспослано Якубу и его детям, и в Тору, ниспосланную Мусе, Евангелие, ниспосланное Исе, и во все книги, ниспосланные другим пророкам от Аллаха Всевышнего, и во все знамения. Мы не делаем различия между этими пророками (уверовав в одних и отвергая других) и повинуемся Аллаху«

А вот и свидетельство: «Я был слугой Умара бин аль-Хаттаба, и он мне предлагал принять ислам, с условием, что поручит определённые обязанности. Я отказывался. И Умар приводил аят из Священного Корана: «Нет принуждения в Исламе«.

Поводом ниспослания упомянутого аята (аят 256, сура 2 «Корова») является то, что у одного из сподвижников Мухаммада были два сына и оба – христиане. Он спросил у Мухаммада: «Принудить ли мне их принять ислам?» Тогда Аллах и ниспослал этот аят.

Кстати, помните еврейскую историю о том, как Авраам отказался накормить путника-язычника и предоставить ему ночлег за то, что тот не захотел благословлять Всевышнего, а Всевышний сказал ему: «Я терплю его неверие и даю ему пищу и кров вот уже сто лет, а ты один раз не мог вытерпеть?» Так вот, точно такой же рассказ есть и у мусульман.

«Если бы твой Господь пожелал, то уверовали бы все, кто на земле. Разве ты стал бы принуждать людей обратиться в верующих?» (сура 10 «Юнус», аят 99)

«Аллах не запрещает вам быть добрыми и справедливыми с теми, которые не сражались с вами из-за религии и не изгоняли вас из ваших жилищ» (сура 60 «Испытуемая», аят 8)

И, наконец, конкретно о нас с вами: сура 29″Паук» аят46):

«Не препирайтесь с обладателями Книги,
Иначе как с достоинством и честью,
Используя наилучший довод,
Помимо тех, кто вам несправедливо
Чинит [намеренное] зло,
И говорите: «Мы верим в то,
Что нам ниспослано и вам.
Наш Бог и ваш поистине един,
И лишь Единому Ему мы предаемся».

А в суре 5 «Трапеза» (аяты 20 и 21) приводятся слова Моисея, обращенные к нашему народу:

«О, мой народ!
Ступите на Святую Землю,
Что Богом предназначена для вас…»

Что же касается мусульманской устной традиции (хадит), то она повествует о том, как Мухаммад, увидев еврея, несущего Тору, поцеловал свиток и сказал: «Я верю тебе и тому, что здесь написано».

Достаточно? Но позвольте, есть ведь и другие строки!

«Посланник Аллаха сказал: «Вы мусульмане, будете сражаться с евреями, и когда кто-либо из них укроется за камнем, то камень скажет: О, раб Аллаха, вот за мной находится иудей, убей его!» (Сахих Бухари, книга 52, хадис 176).

Или вот: «Посланник Аллаха сказал «Пророк предложил ибн Джабалю сесть, но тот, увидев закованного человека, спросил: Кто это? Абу Муис ответил: Он был евреем и стал мусульманином, но затем вернулся к иудаизму. Абу Муис вновь предложил ибн Джабалю сесть, но тот сказал: Я не сяду, пока этот еврей не будет убит, таково предписание Аллаха и его посланника — и он повторил это трижды. Тогда приказали убить еврея» (Сахих Бухари, книга 84, хадис 58, рассказал Абу Барда).

Или: «Посланник Аллаха сказал: «Если вы одержите победу над евреями — убейте их всех». Поэтому Мухайса напал на Шубайбу — еврейского купца, имевшего близкие отношения с его семьёй, и убил его. После этого Хувайса (старший брат Мухайсы), не хотевший принимать ислам, стал избивать Мухайсу, приговаривая: «O враг Аллаха, ты скопил немало жира на животе от собственности того, кого ты убил» (Абу Дауд, книга 19, хадис 2996, рассказал Мухайса»).

А еще: «Посланник Аллаха сказал: «Ни один мусульманин не умрёт без того, что бы Аллах не отправил для него еврея или христианина в адский огонь» (Сахих Муслим, книга 37, хадис 6666, рассказал Абу Барда).

Наконец, как же быть с известным делением мира на дар аль-ислам (территорию ислама) и дар аль-харб (территорию войны).

И это мы с вами вели беседу о теоретических основах ислама. Что же до практики, откройте сегодняшнюю газету, прочитайте свежие новости, и вопросов больше не будет.

Ладно, давайте разбираться. Начнем с концепции деления всего мира на дар аль-ислам и дар аль-харб. Можно было бы в защиту ислама указать на то, что помимо этих двух территорий она предполагает еще разные «территории», как то дар аль-куфр (территория неверия), дар ас-сульх (территория мирного договора) или дар аль-худна (территория перемирия) и дар аль-хийад (нейтральная территория). И большой вопрос, требует ли мусульманская вера огнем и мечом превратить их все в дар аль-ислам.

Можно отметить, что сама идея географического разделения по религиозному признаку не упоминается ни в Коране, ни в шариате, ни в хадисах, хотя, очевидно, не слишком противоречит учению Мухаммада. Что до теории о разных «территориях», то она была создана в XII-XIV вв. салафитским авторитетом Ибн Таймия и ханафитским имамом Абу Ханифой .

Можно было бы постараться сконцентрировать наше внимание на благостных цитатах, с которых мы начали наш обзор, а только что упомянутые мной кровожадные цитаты предать забвению. Можно было бы привести в пример высказывания в поддержку Израиля саудовского принца Аль-Валида бин-Таляля или генерального секретаря Ассоциации мусульман Италии Палацци. Можно, но не нужно. Потому что мы постоянно сталкиваемся с агрессивной ориентацией на захват мира. Как сказал еще тридцать лет назад саудовский король Фахд ибн Абдель Азиз аль-Сауд: «Святой джихад – это не знающая границ революция, как коммунизм». Тогда же один из кандидатов на пост президента Ирана – Джеляль эд-Дин аль-Фарси заявил, что считает первоочередной задачей превращение исламской революции в Иране во всемирную исламскую революцию.

Погодите, мы же только что говорили, что ислам является религией мира! Конечно, является. В потенции. Так же, как во времена крестовых походов и инквизиции в потенции религией мира являлось христианство с его «не мир, но меч…», с его провокационным отрывком из Евангелия, где еврейская толпа орет: «Кровь его на нас и на детях наших», тем самым, легитимируя все грядущие погромы, с крылатой фразой папского легата во время штурма крепости Безье «Убивайте всех, Господь распознает своих!»

А сегодня? Представляю себе, как ворочались в гробу Урбан II и прочие понтифики былых столетий, когда папа Франциск публично омывал ноги мусульманским беженцам. Или когда католическая церковь не только признала свою вину перед евреями, не только сняла с них ответственность за казнь Иисуса, но и отказалась от миссионерской деятельности.

Пинхас Полонский в своей лекции отмечает, что причиной этого стал не только шок от Холокоста, но и создание Государства Израиль. Полонский приводит любопытное высказывание: «Евреи спорят о законе, христиане о вере, мусульмане о власти». Так вот, что касается веры, то две тысячи лет в христианстве господствовала «теология замещения» или «теология презрения», сформулированная Блаженным Августином. Суть ее сводилась к тому, что еврейский Завет с Богом отменен, и христианство пришло вместо иудаизма. Избранность, которая первоначально относилась к иудаизму, была утеряна евреями в связи с неприятием Иисуса и перешла к христианству. Соответственно, спасение возможно только через христианство, а иудаизм не является спасительной религией. «Теология замещения» провозглашала, что наказанием за неприятие Иисуса является изгнание евреев из Эрец-Исраэль, и евреи не смогут вернуться в свою страну, пока не признают Иисуса. Провозглашение Государства Израиль не оставило камня на камне от «теологии презрения», а освобождение Восточного – изначального – Иерусалима вбило в ее гроб последний гвоздь. Возможности объявлять евреев народом, проклятым Богом и призывать их сменить веру больше не было. И на смену «теологии замещения» пришла «теология дополнения», смысл которой в том, что христианство пришло не «на место иудаизма», а «в дополнение к иудаизму». Заповеди ТАНАХа никоим образом не отменены, а продолжают быть действенными, и еврейская избранность сохранилась. Иудаизм является спасительной религией, т.е. евреи, в отличие от других нехристианских групп, могут достичь спасения через свой Завет с Богом, без того, чтобы обращаться в христианство».

Вернемся к мусульманам. Спор о вере их мало волнует. Их волнует власть. Как объясняет профессор-арабист Моше Шарон, «мусульмане должны вести войны до тех пор, пока ислам не покорит весь мир. Арабы, подчеркиваю, не собираются превратить всех людей в фанатичных мусульман, которые молятся в сторону Мекки по пять раз в день. В исламе нет миссионерства. Их цель состоит в том, чтобы весь мир оказался под властью ислама, признал его господство».

Речь, разумеется, идет о радикальном исламе, об исламизме и о его ярчайшем выражении – джихаде. Вот что об этом пишет историк ислама Даниэль Пайпс: «Целью джихада является не столько распространение исламской веры, сколько расширение сферы влияния суверенной мусульманской власти… Таким образом, джихад по своей натуре беззастенчиво агрессивен, а его конечная цель состоит в том, чтобы добиться господства мусульман над всем миром». То есть та же теология замещения, только уже замещения не веры, а власти. Следовательно, и решение проблемы здесь то же – под натиском реальности адепты агрессивной религии должны отбросить «теологию замещения» и перейти к «теологии дополнения», поскольку та реальность, которая возникла в результате Войны за Независимость, а затем и Шестидневной войны, с «теологией замещения» несовместима.

Правда, первой реакцией мусульман, естественно, было поменять реальность. Вот как говорит об этом историк Ашер Эдер, сопредседатель Общества исламо-израильской дружбы. «В каком-то смысле приверженность арабов религиозным доктринам – наш союзник. Объясню, почему. Исламская доктрина джихада предполагает три этапа. После утраты своих земель мусульмане обязаны начать войну за их освобождение и изгнание иноверцев. Если первая попытка не удастся, они обязаны предпринять еще одну – на этот раз уже большими силами. Если и тогда цель не будет достигнута, то концепция джихада предусматривает третью и последнюю, решающую попытку. Но для ее реализации должны быть мобилизованы все ресурсы исламского мира – без всяких оговорок и ограничений. В случае провала и этой попытки мусульманам следует отказаться от своего намерения вернуть утраченные земли. Неудачи трактуются как воля Аллаха, коей следует подчиниться».

Вряд ли великий Жаботинский был крупным специалистом по джихаду, но как видим, его идея «железной стены», о которую должно разбиться арабское сопротивление еврейской иммиграции, является идеальным рецептом. «Наша колонизация, – писал он, – должна продолжаться наперекор воле туземного населения. Она может продолжаться и развиваться только под защитой силы, не зависящей от местного населения – железной стены, которую местное население не в силах прошибить… Покуда есть у арабов хоть искра надежды избавиться от нас, они эту надежду не продадут ни за какие сладкие слова и ни за какие питательные бутерброды, потому, что они…народ, хотя бы и отсталый, но живой. Живой народ идет на уступки в таких огромных, фатальных вопросах только тогда, когда никакой надежды не осталось, когда в железной стене не видно больше ни одной лазейки. Только тогда крайние группы, лозунг которых «ни за что», теряют свое обаяние, и влияние переходит к группам умеренным».

Фактически в выступлениях Пинхаса Полонского фигурирует та же доктрина, но уже применительно не только к палестинским арабам, но и к исламу вообще: «Надо, чтобы ислам поменял свои представления и сказал, что евреи имеют право на страну Израиля. Может ли ислам так сказать? Конечно, может. Нужно так повлиять на ислам, чтобы он переактуализировал свои священные тексты»… Поясню. Речь идет о тех двух наборах цитат из Корана, с которых говорилось мы начали эту статью. На сегодня актуализирован второй, что превращает ислам в агрессивную религию. Если мы добьемся того, что мусульмане уберут его в запасники, и актуализируют первый набор цитат, то ислам действительно станет религией мира и милосердия. Но предоставим слово Пинхасу Полонскому: » Для этого… джихадистская концепция должна потерпеть сокрушительное поражение… Мы должны посылать мусульманам сигнал, что это наша страна, что мы никуда не собираемся уходить. Надо, чтобы и они признали, что эта страна – наша, чтобы они актуализовали те стихи из Корана, где говорится, что Бог дал евреям страну Израиля. Таким образом, строительство поселений является самым сильным средством достижения мира и взаимопонимания между народами. Точка».

Все-таки не точка, а запятая. Во-первых, надо закончить мысль. Да, строительство поселений является путем к миру, а любые компромиссы – прямой дорогой к войне. А во-вторых, наш еврейский конфликт с арабами является лишь частью глобального конфликта Запада с исламом.

К началу ХХ века мусульманская Северная Африка была поделена между европейскими державами, на Дальнем Востоке малайцами-приверженцами ислама управляли голландцы и англичане. Последние владели и провинциями Индии, населенными мусульманами, на территории нынешних Пакистана и Бангладеш, а также Кувейтом, Южным Йеменом… Кажется, я ничего не упустил. Средняя Азия, Северный Кавказ и Азербайджан находились в руках России. Кроме стремительно теряющей остатки былого могущества Османской империи, простиравшейся от Балкан до границ Ирана, а также самого Ирана, Афганистана, к которому все время тянулись загребущие ручонки русских и англичан, и небольших государств вроде Бахрейна и Йемена, умма (исламский мир) оказалась под властью иноверцев. Никакого взрыва исламизма подобное унижение, однако, не вызвало. Только в Британской Индии раздавались призывы к джихаду против англичан. Зато колонизированный французами Алжир мусульманские богословы объявили дар аль-харбом – Землей Войны – и всерьез обсуждали необходимость хиджры (исхода) в дар аль-ислам. (Кстати, не та же ли идея, овладев массами палестинских арабов в 1948 году, послужила толчком к их бегству?)

Уж сколько унижения и угнетения мусульман было в XIX веке, а о всемирном джихаде никто и не заикался. Даже сопротивление еврейскому заселению Палестины и созданию Израиля в первой половине прошлого века шло, в основном, под национальными, а не под религиозными лозунгами. В либеральных кругах по всему миру циркулирует бредовая идея, что причиной террора является отчаяние. Мол, из-за нищеты и унижения люди хватаются за орудие убийства. Прав был Жаботинский с его идеей «железной стены» и прав его последователь Моше Фейглин, давший в свое время точную оценку ситуации: «Причина насилия не отчаяние, а надежда»!

После Первой мировой войны распад Османской империи привел к появлению новых исламских государств и новым склокам между мусульманами, а в середине ХХ века колониальная система стала рушиться. Одно за другим мусульманские государства начали избавляться от ига иноверцев: в конце сороковых – Индонезия и отколовшийся от Британской Индии Пакистан, в 1951-м – Ливия, в 1952-м – Египет, в 1954-м – Марокко, Тунис и Судан, в 1962-м, после кровопролитной войны за независимость – Алжир…

Земли, некогда захваченные неверными, стали возвращаться под управление правоверных. Аллах с нами – » дар аль харб» превращается в «дар аль ислам»! Казалось, появление на повестке дня доктрины всемирного джихада лишь вопрос времени. Ан нет! Была серьезная помеха! Одновременно с новоиспеченными мусульманскими государствами появилось еще одно, которое никак не укладывалось в джихадистскую схему – Израиль. Неужели Аллах не хочет, чтобы его верные слуги овладели всеми миром? Неужели Он действительно навсегда отдал эту землю презренным евреям?! Неужели «Земли Войны» так никогда и не станут «Землями Ислама»?!

Одно утешало – Священный Иерусалим, Аль Кудс, третье по святости после Мекки и Медины место в исламе осталось в руках правоверных, проклятые израильтяне получили только новые кварталы, западную часть города. Мусульманский Иерусалим оставался в руках мусульман. На Храмовой горе, по-арабски – Харам аль-Шариф, откуда Мухаммад взлетел на Небеса, в мечетях Аль Акса и «Скальный купол», стоящих на месте разрушенного, как казалось, навеки, еврейского Храма, по-прежнему совершали намаз верные магометане. Да и, хотя и не бОльшая, но большАя часть Палестины все еще находилась в руках адептов ислама.

И вот грянула Шестидневная война. Человечество получило потрясающий шанс руками ЦАХАЛа задушить идею всемирного джихада в зародыше. Иудея, Шомрон, святые места, могилы праотцев и, наконец, Храмовая гора – все оказалось в руках «потомков свиней и обезьян». Это был конец. Всемирный джихад умирал, не родившись. О каком завоевании Европы или Америки можно говорить, если вся Святая земля, включая одну из главных святынь ислама, останется в руках иноверцев?! Причем навсегда – смотри пояснения Ашера Эдера по поводу трехэтапной доктрины джихада. Мы ошиблись, о, братья во Мухаммаде! Аллах не хочет, чтобы ислам воцарился на всей земле!

Мусульманская «теология замещения» была обречена. Ей на смену должна была прийти «теология дополнения». В тот момент, когда над Храмовой горой взвился израильский флаг, мир оказался на пороге нового будущего – будущего, в котором не случится ни 11 сентября, ни парижская бойня в ноябре 2015-го, ни геноцид езидов, ни кошмар в Ницце.

Это будущее не настало. Во главе Израиля стояли люди, которые возрождения иудаизма страшились куда больше, чем исламской агрессии. Со словами «Зачем нам нужен этот Ватикан?!» они вернули Храмовую гору мусульманам, а точнее – иорданскому ВАКФу и стали упрашивать их принять назад отобранные у них земли. Мусульмане, разумеется, отказались. Если евреи умоляют о мире, значит они чувствуют, что в будущем проиграют. Зачем нам часть Палестины? Нам нужна вся Палестина! Зачем нам соглашаться на ничью? Нам нужна победа.

А что до Аль-Кудса и Храмовой горы… О, хвала Аллаху, Он с нами! Он опять сотворил чудо! Он заставил глупых евреев вернуть то, что они взяли силой! Храмовая гора – наша! Палестина будет нашей! Весь мир будет нашим!

Так величайшая в истории победа превратилась в величайшее в истории поражение. Когда-нибудь европейцы, потомки тех, что сегодня обличают Израиль в излишнем применении силы, прозреют и, как всегда, обвинят в своих бедах евреев – теперь уже в излишней слабости.

Любопытно, что масштабы «чуда» Шестидневной войны сами мусульмане осознали не сразу. Не было ни ликования, ни благодарственных молитв, ни раздачи конфет – шок от поражений на поле боя поначалу всё заслонил. Но обратите внимание, из трех интифад, произошедших с 1988 года, две посвящены борьбе за Храмовую гору. Зато еврейскую готовность жертвовать землей, дарованной им Богом, мусульмане «оценили» сразу. Борьба за землю вспыхнула с новой силой.

Одновременно подняли голову исламисты по всему мусульманскому миру – чем ближе к «эпицентру», то есть, к нам, тем быстрее. В семидесятых годах прошлого века это было исламистское восстание в Сирии с резней в Хаме, в 1980-х – гражданская война в Алжире, в девяностых – погромы и теракты в Индонезии: взрывы на Бали и в Джакарте и прочие подвиги «Джемаа Исламия». Далее – везде. А что Израиль? А Израиль продолжает отдавать земли мусульманам – сначала Синай, потом, заключив в Осло соглашение с террористами и тем самым легитимировав исламский террор, отдал Газу, Иерихон, Хеврон, Шхем, Рамаллу, Дженин, Туль-Карм. Затем – Гуш Катиф и поселения в Северного Шомрона.

Ну вот, мы и ответили на вопросы «Что происходит?» и «Кто виноват?» Осталось выяснить, что делать.

К счастью, еще не все потеряно. Палестинского государства пока что не существует, а Храмовая гора, по крайней мере, физически до сих пор в наших руках. Это значит, что все еще можно исправить. Надо только решительно сказать нашим «партнерам»: «Мы здесь НАВСЕГДА!» Это наша земля – она должна быть нашей хотя бы для того, чтобы вы забыли про разделение мира на «землю ислама» и «землю войны». Всякий раз, когда мы захотим проявить «гуманность» и «гибкость», мы должны вспоминать, что лежит на весах. И начинать этот обратный отчет надо сегодня, сейчас. И помнить: каждый сантиметр земли, который мы отдадим мусульманам; каждый час, когда ВСЯ Иудея и ВЕСЬ Шомрон не аннексированы; каждый день, когда евреи не молятся на Храмовой горе, в будущем приведет к мировой трагедии. Что делать – наш народ всегда оказывается в эпицентре! И сегодня мы вновь, как сказал поэт, «рядом, у первоисточника всего, чем будет цвесть столетье». От нас зависит, станет ли ислам религией мира или останется религией зла. От нас зависит, сколько еще по всему миру голов будет отрублено и тел, взрослых и детских, взрывами будет разорвано в клочья. От нас зависит, какими красками расцветет нынешнее столетие. И, возможно, не только нынешнее.

Александр Казарновский
«Новости недели»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика