Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Пойдет ли Иран курсом реформ?

Пойдет ли Иран курсом реформ?

Интервью с иранистом Василием ПАПАВОЙ к выборам иранского президента

Совсем скоро, 19 мая, в Исламской республике Иран состоятся президентские выборы. Это чрезвычайно важное событие для Израиля, поскольку Иран – самый крупный и самый решительный из наших вероятных противников. Вместе с тем политика Ирана заметно меняется со сменой действующей власти. Начиная от формальной антиизраильской риторики, которая «в фоновом режиме» существовала при президенте Рафсанджани, вплоть до прямых угроз военными действиями – при Ахмадинеджаде, по крайней мере внешне, наши страны балансировали на самом краю конфликта.

Что изменится после 19 мая? Пойдет ли Иран курсом реформ – или, напротив, ужесточит конфликт с внешним миром? Больше всего об этом должны волноваться в Израиле. На эту тему Александр РЫБАЛКА решил поговорить с известным иранистом и экспертом по Ближнему Востоку, автором нескольких книг об иранских спецслужбах и закулисной политике Василием ПАПАВОЙ.

– Уважаемый господин Папава, насколько можно считать предстоящие выборы в Иране свободными и выражающими волю народа?

– Иран довольно сильное и свободное государство и само решает свою судьбу. Это относится и к проводящимся в стране выборам. Если брать в расчет критерии проведения выборов по рецепту западных государств, то выборы в Иране, несомненно, не вписываются в их стандарты. Но не следует забывать, что ближневосточная специфика отличается от той, что считается демократичной на Западе. Иран, по сути, – наиболее стабильное государство на Ближнем Востоке, не считая Израиль и нефтемонархии, но в целом в регионе наблюдается рост очагов нестабильности (Афганистан, Ирак, Сирия, Йемен) и в такой ситуации не действуют те же правила игры, что и на Западе. Реальная власть в ИРИ находится в руках шиитского духовенства, которое управляет страной после победы исламской революции. Они контролируют все силовые структуры страны и, несомненно, обладают внушительной поддержкой населения.

– На ваш взгляд, кто является фаворитом этих выборов? Каков примерно расклад сил по основным кандидатам?

– На пост президента Ирана претендуют всего шесть кандидатов: баллотирующийся на второй срок действующий президент Хасан Рухани, бывший генеральный прокурор Эбрахим Раиси, первый вице-президент Эсхак Джахангири, мэр Тегерана Мохаммад-Багер Галибаф, экс-министр культуры и исламской ориентации Мостафа Ага Мирсалим и экс-министр промышленности, Мостафа Хашемитаба. Среди утвержденных кандидатов фигурами консервативного лагеря считаются Раиси, Галибаф и Мирсалим. Хашемитаба позиционирует себя как центрист, остальные кандидаты в лагере реформаторов.

Фаворит реформатор – нынешний президент Хасан Рухани. В предвыборной кампании он апеллирует к своим внешнеполитическим успехам, в первую очередь, к главному достижению его администрации – соглашению со странами «шестерки» по ядерному вопросу. Избирателям Рухани пообещал сохранить ядерную сделку Ирана с Западом в течение своего второго президентского срока, добавив, что Тегеран не станет нарушать данное соглашение, но если его нарушит другая сторона, то его администрация будет реагировать жестко. Риторика Рухани в отношении Запада прагматичная, фактически лишенная идеологического фактора, что характерно для консервативных кругов Ирана. В частности, выступая перед IRIB («Голос Исламской республики Иран»), Рухани заявил: «Моя внешняя политика будет направлена на конструктивное взаимодействие с миром, но соседним и мусульманским странам будет уделяться больше внимания». И добавил: «… улучшение связей с соседними странами важно для нас из-за экономических интересов, национальной безопасности и нынешней региональной нестабильности…»

Эбрахим Раиси – консервативный священнослужитель и сеид. У него репутация человека, не готового идти на компромиссы. Считается, что его поддерживает духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи. Раиси указывает на существующие социальные проблемы и критикует Рухани за бездействие в области трудоустройства. Главными приоритетами своего правительства Раиси назвал строительство жилья, создание новых рабочих мест и поддержку молодых семей. По его словам, преодоление существующих в стране проблем невозможно без изменения экономической и административной системы.

Эксперты отмечают, что участие в выборах нынешнего вице-президента Эсхака Джахангири имеет цель поддержать Рухани во время президентской кампании и защищать достижения его правительства в телевизионных дебатах.

Мохаммад-Багер Галибаф основное внимание в предвыборной кампании уделяет внутренним проблемам, стоящим перед страной: это в первую очередь социальные вопросы и проблема безработицы. Галибаф пообещал после вступления в должность президента создать, по меньшей мере, 5 миллионов рабочих мест. Для ее решения он намерен организовать национальную систему центров по трудоустройству, в которой будут зарегистрированы все соискатели работы старше 18 лет. Галибаф считает, что только в нефтехимической промышленности Иран может создать 200 тысяч прямых и 400 тысяч косвенных рабочих мест. Он тоже резко критикует экономическую политику Рухани, выражая сожаление по поводу того, что только 4% населения страны получили специальные льготы. Он обещает ограничить экстраординарные расходы администрации и реформировать налоговую систему в интересах местных производителей и предпринимателей.

Мостафа Ага Мирсалим в случае победы на выборах попытается «спасти страну от экономических и социальных проблем». По его словам, работая в разном качестве в предыдущих администрациях, он предлагал планы по сокращению уровня загрязняющих веществ в воздухе Тегерана, однако они не были осуществлены. Мирсалим пообещал найти решение проблемы с помощью экспертов, если будет избран.

Наконец, Мустафа Хашемитаба заявляет, что самым важным вопросом для него является сохранение безопасности и спокойствия в стране. Он добавил: «Все богатство Ирана должно тратиться на развитие страны и обеспечение нужд народа». Он также подчеркнул, что необходимо укреплять вооруженные силы в рамках сохранения мощи Ирана, реализовывать экономику сопротивления и уделять внимание туриндустрии.

Из всех кандидатов в президенты, наилучшие шансы на победу у Хасана Рухани и Эбрахима Раиси. Кто именно победит на выборах, зависит не только от активности электората, но и от позиции шиитского духовенства во главе с аятоллой Хаменеи.

– Ходили слухи, что на выборах хотел баллотироваться Махмуд Ахмадинежад, но в списке кандидатов мы его не видим. Он снял свою кандидатуру или не прошел?

– Ахмадинежад еще в прошлом году заметно активизировался с целью выдвижения своей кандидатуры на выборах президента в 2017 году, но по распространенной информации его кандидатура была заблокирована самим аятоллой Хаменеи. Такое решение может быть расценено как стремление консервативных кругов Ирана дистанцироваться от одиозного Ахмадинежада, коим он зарекомендовал себя в период 8-летнего президентства.

– Иран в последнее время все более отходит от агрессивной риторики. Желает ли кто-либо из кандидатов увеличить накал противостояния с Западом? Или подобное направление считается малоперспективным?

– В Иране найдутся немало политических деятелей, готовых вернуться к временам более жесткого противостояния с Западом, но если принять в расчет факт блокирования кандидатуры радикального Ахмадинежада, то налицо стремление консервативных кругов Ирана сохранить динамику улучшения отношении с Западом. Возможное участие Ахмадинежада в президентской кампании могло вызвать крайнюю негативную реакцию на Западе, с которым Иран в последние годы улучшает отношения, и шиитское духовенство в нынешней ситуации, скорее всего, дистанцируется от радикалов и делает ставку на более умеренно-консервативные силы.

– Чего, на ваш взгляд, сейчас хочет иранский народ? Войны или реформ?

– Как известно, Иран, с момента свержения прозападного шаха в 1979 году находился под жесткими международными санкциями, что негативно сказалось на экономике и тормозило развитие государства. Но с 1990-х годов руководство страны сумело стабилизировать внутриполитическую ситуацию, а с приходом в исполнительную власть Хасана Рухани темпы дипломатической активности со странами Запада заметно увеличились. Конечно, говорить о кардинальном экономическом успехе сейчас не приходится, поскольку это длительный процесс, который никак не мог быть реализован в рамках одного президентства Рухани. Иранцы в целом выступают за поэтапные реформы, готовы идти на уступки Западу, если и те в свою очередь будут учитывать и интересы Ирана. Но в случае резкого изменения ситуации иранцы готовы воевать за свою родину, о чем наглядно свидетельствует недавнее историческое прошлое.

Итак, прогнозы по иранским выборам скорее благоприятные. Будем надеяться, что Иран после выборов продолжит курс на реформы. Тем более что от жесткого противостояния в духе Ахмадинеджада не выиграла ни одна сторона…

«Новости недели»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика