Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Петр Люкимсон | На чьей улице праздник

Петр Люкимсон | На чьей улице праздник

Тысячи выходцев из Эфиопии приняли в минувший четверг участие в традиционном шествии и массовом митинге в честь Сигда – национального праздника этой общины.

Как обычно, на иерусалимской площади возле Армон а-Нацива было не протолкнуться. Среди тех, кто пришел поздравить выходцев из Эфиопии с их праздником, были, как обычно, Биньямин Нетаниягу и Реувен Ривлин. В ходе бесед с участниками праздничных мероприятий неожиданно выяснилось, насколько выходцы из Эфиопии похожи по своим чаяниям и настроениям с выходцами из СССР-СНГ.

– Я прихожу сюда вместе с детьми потому, что хочу помнить, откуда я родом, и хочу, чтобы об этом помнили мои дети, – говорит Генто Менгисту. – Этот праздник напоминает нам о нашей великой и трагической истории, о нашей верности Богу Израиля и одновременно о нашей жизни в Эфиопии. К сожалению, многие эфиопские евреи, которые родились уже здесь, в Израиле, не знают истории этого праздника и не осознают его смысл.

– Если можно, расскажите об этом чуть подробнее.

– Мы, эфиопские евреи, празднуем Сигд вот уже 2000 лет. Праздник наступает через 50 дней после Судного дня. Раньше накануне Сигда все постились и была запрещена интимная близость. Затем все эфиопские евреи стекались в деревню вблизи большой горы, поднимались на нее и совершали праздничную молитву. Это напоминало нам о том, как Моисей поднимался на гору Синай, а священнослужение, которое кейсы, то есть наши раввины, на ней осуществляли, – службу в Иерусалимском Храме.

При подготовке этой статьи автор заглянул в Интернет, и убедился, что в целом Генто Менгисту рассказал все верно. Согласно «Википедии», историки считают, что Сигд был установлен в общине Бейта-Исраэль после 325 г н.э., когда в результате гражданской войны сторонники иудаизации Эфиопии потерпели жестокое поражение от сторонников насаждения в ней христианства. Сигд стал, таким образом, праздником, во время которого эфиопские евреи демонстрировали верность своей версии иудаизма. Они действительно постились и осуществляли массовое восхождение на гору, символизировавшую гору Синай, где и происходили главные обряды праздника.

С 2008 года Сигд включен в регистр национальных праздников Израиля. В этот день выходцы из Эфиопии вправе взять выходной, а центральным моментом праздника является массовое восхождение на смотровую площадку возле Армон а-Нацива, с которой открывается вид на Храмовую гору. Это символизирует одновременно и давние восхождения на гору в Эфиопии, и связь эфиопской общины с Израилем.

– В наши дни, разумеется, никто не постится, – продолжает Генто Менгисту. – Но праздник мы продолжаем отмечать. Причем с каждым годом число его участников увеличивается: даже молодое поколение олим из Эфиопии, те, кто уже родился в Израиле, начинают понимать, как важно сохранять память о том, откуда мы прибыли, верность своей национальной культуре. Раньше определяющими были другие настроения: мы, дескать, должны интегрироваться в израильское общество, стать такими же израильтянами, как и все, раствориться среди них. Но затем многие стали понимать, что израильское общество нас, по сути дела, отвергает. С нами не желают говорить на равных; нас дискриминируют при приеме на работу; в раввинате нас не считают полноценными евреями. И тогда многие поняли, что главное – это быть самими собой, сохранять верность привезенной нами великой культуре и попытаться познакомить с нею израильтян. Сейчас у нас есть свои рестораны, клубы, свои эстрадные ансамбли и группы стэндапистов, которые выступают на амхарском и на иврите. Мы видим, что израильтяне стали проявлять интерес к нашей культуре. Молодежь все чаще предпочитает, чтобы брачный обряд совершал не раввин, а кейс, – по принятому в Эфиопии обряду.

Когда разговор зашел об истории эфиопских евреев, мой собеседник Менгисту неожиданно начал кипятиться.

– На самом деле израильтяне ничего не знают об этом, ничего! – быстро заговорил он. – К примеру, они искренне верят, что за организацией алии из Эфиопии стояли «Моссад» и израильские морские коммандос. Но это не так! К примеру, тебе что-нибудь говорят имена Йоны Бугала и Фарда Аклума? А ведь они сыграли в жизни нашей общины почти ту же роль, что и Теодор Герцль в судьбе еврейского народа. А что вы знаете о 4000 мужчин и женщин, которые погибли на пути в Израиль? О тысячах людей, которые бросали свои дома и имущество ради того, чтобы добраться до Земли обетованной?! Мы празднуем Сигд в Иерусалиме и в память о них. Нельзя, чтобы это было забыто.

– В этом году вокруг Сигда развернулись нешуточные дискуссии, – рассказывает другой мой собеседник, Авраам Даикар. – Была идея провести на площадке Армон а-Нацив не только молитву и выслушать выступления политиков, но и устроить большой праздничный концерт, в том числе, с участием нашей популярной группы комиков «Кафе шахор хазак». Однако затем наши консерваторы заявили, что это все равно, что сразу после «Неилы» – заключительной молитвы Судного дня – устроить в синагоге концерт Даны Интернешнл. Хотя лично мне так не кажется. Молитва молитвой, а праздник праздником. Это была отличная возможность лучше познакомить израильское общество с нашей культурой, но мы ее упустили.

– Лично у меня Сигд вызывает смешанные чувства, – признался мне житель Кирьят-Малахи Йонатан Аргаи. – С одной стороны, я считаю, что его празднование – прекрасная традиция, призванная напомнить нам о связи с Торой, и поэтому ее надо сохранять. Но, на мой взгляд, некоторые активисты и политики нашей общины стали использовать Сигд для того, чтобы обособиться, отделить нашу общину от иудаизма, и это мне уже не нравится. Эти люди постоянно говорят, что они «эфиопы» и «израильтяне», но почти не произносят таких слов, как «евреи», «иудаизм». Даже родившимся здесь детям они внушают, что их подлинная родина – Эфиопия, а не Израиль, и это настораживает и даже пугает.

– Как вы объясняете то, что в эфиопских семьях так много насилия?

– Не только насилия, но и многих других проблем. Следует понять, что переезд в Израиль привел к разрушению многих семейных устоев. Испокон веков у нас считалось, что отец, самый старший мужчина в доме, является непререкаемым авторитетом в семье, к его мнению все должны прислушиваться. Но после переезда в Израиль многие главы семей, особенно мужчины старше 50 лет, не смогли найти работу, перестали быть кормильцами. Вдобавок ко всему они плохо ориентировались в израильских реалиях и постепенно утратили авторитет у молодого поколения. Все поменялось, старые отношения разрушились, а построить новые оказалось не так просто.

Признаюсь, я задал Йонатану Аргаи еще один неприятный вопрос: почему выходцы из Эфиопии с их навыками работы на земле отказываются заниматься сельским хозяйством? Прямого ответа я так и не получил – Аргаи начал говорить что-то насчет того, как трудно в Израиле получить землю для таких занятий. Но при этом сообщил, что одна деревня, в которой выходцы из Эфиопии занимаются сельским хозяйством, в стране все же есть. Называется она Бейта-Исраэль и расположена под Кирьят-Гатом. Сегодня там живут около 100 человек, которые занимаются в основном выращиванием пряностей для изготовления какой-то уникальной эфиопской приправы. Деревня была создана по инициативе одной из амутот, созданной интеллектуальной элитой общины – врачами, инженерами, адвокатами. Амута ставит целью ускорение интеграции своих соплеменников в израильское общество. В деревне стоят традиционные эфиопские дома, есть национальный ресторанчик, и все это в последнее время привлекает массу туристов, по большей части из США. В обмен на небольшую плату туристам даже разрешают немного поработать на сборе пряностей.

Гуляя в районе Армон а-Нацив, автор этих строк встретил одного из своих дважды соотечественников, и тот спросил, не знаю ли я, что именно здесь сегодня происходит, почему в районе так много выходцев из Эфиопии. Когда я рассказал ему о Сигде, он только пожал плечами.

– По мне, пусть празднуют, что хотят! – заметил он. – Но лично мне важно, чтобы Израиль остался Израилем. Потому что я приехал жить именно в Израиль! Те, кто хотят превратить его в маленькую Россию или Эфиопию, пусть возвращаются туда, откуда приехали, никто им этого не запрещает. Но в России я уже жил. И они в Эфиопии тоже. И вроде бы им там не очень нравилось…

* * *

Накануне праздника Сигд ЦСБ Израиля опубликовало данные, согласно которым сегодня в стране проживают 85,5 тысячи выходцев из Эфиопии и 58,6 их детей, родившихся уже в Израиле. В сообщении ЦСБ указывается, что в 2016 году в Израиль из Эфиопии прибыли 214 человек: 40 репатриантов и 174 человека в рамках объединения семей.

Большинство выходцев из Эфиопии проживают в Центральном (39%) и Южном (24%) округах. Больше всего репатриантов из Эфиопии насчитывается в Нетании – 11600 человек, а самый высокий их процент по отношению к общему населению – 16,6% в Кирьят-Малахи.

92% мужчин и 85% женщин эфиопского происхождения создают семьи с членами своей общины. Уровень разводов у выходцев из Эфиопии выше, чем в среднем по Израилю: 16 на тысячу и 9 на тысячу соответственно. Доля неполных семей в общине составляет 29%, что более чем вдвое превышает средний израильский показатель.

Отмечается также, что число получателей пособия по безработице среди членов эфиопской общины с 2013 по 2017 годы сократилось с 3944 по 1898 человек, причем 20% получателей пособия нашли работу именно в этом году. По мнению министра труда соцобеспечения Хаима Каца, эти данные свидетельствуют о том, что абсорбция эфиопской общины продвигается вполне успешно.

Петр ЛЮКИМСОН
«Новости недели»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика