Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Культура / Первый из великих. Blind Lemon Jefferson

Первый из великих. Blind Lemon Jefferson

Дельта – название условное, оно обозначает скорее не географическое понятие, а весь стиль музыки южных штатов первых десятилетий XX века, который окончательно сформировался к началу 20-х, а потом распространился сначала по всей стране, а затем по всему миру и даже за его пределы. Кантри-блюз – таково общепризнанное название. Впрочем, есть ли нам разница как называется то или иное направление в искусстве, что нам от того, относят ли критики Брейгеля-старшего к маньеристам, а Писарро – к импрессионистам, Свифта – к классицизму, а Ахматову к модернизму. Нам интересны они как творцы, зафиксировавшие свой взгляд на мир, их душевные метания и прозрения, тот свет, который каждый из них открыл для нас. И есть ли нам дело до того, к какому народу и расе они принадлежали, в каком государстве жили, каким именем призывали Бога – все это пустое. Людоед Пятница несравнимо человечнее и порядочнее любого из тех манкуртов, кто думает, что управляет миром или какой-то его частью, а человек, создавший Bugatti Veyron на порядок важнее для человечества, чем все его обладатели вместе взятые…

Первый из великих. Blind Lemon Jefferson
Первый из великих. Blind Lemon Jefferson

Ручейки, которыми наполнялась великая река Дельта-блюза, брали свое начало в Миссисипи, Теннеси, Джорджии, обеих Каролинах – и так далее, вплоть до Гавайев. Везде кантри-блюз звучал по-разному, но все это были составные части единого целого. Одним из самых «плодоносящих» мест был Техас, где родились и творили несколько великих представителей жанра. Один из них вполне мог бы поспорить по уровню своей популярности и мастерства с Чарли Пэттоном и Робертом Джонсоном. Более того, именно его принято считать первым из великих представителей кантри-блюза.

Блайнд Лемон Джефферсон (Blind Lemon Jefferson) родился 24 сентября1893 года в Техасе, в местечке Коутчем (Coutchman), названном так в честь местного землевладельца. Седьмой ребенок в семье, слепой от рождения – какие перспективы открывались для него в этой жизни? Но уже с «младых ногтей» он овладевал инструментом, пел, оттачивал мастерство. В начале 10-х он стал частенько наведываться в Даллас, выступать на вечеринках, танцах, работая в паре с Ледбелли (уже дважды упомянутом, вот о нем и поговорим в следующем выпуске), затем, когда того посадили за драку, обзавелся проводником, Ти-Бон Уокером, которого в обмен на услуги сопровождения обучил блюзу. В начале 20-х Слепой Лемон уже стал весьма популярен, хорошо зарабатывал, имел даже автомобиль, естественно, «Форд», и стоил он больше $700 – огромные по тем временам деньги.

И вот пришел 1925-й год, когда в истории Дельта-блюза была перевернута одна из важнейших страниц, на которой значится отныне и навсегда имя Блайнд Лемона Джефферсона. Студия Paramount пригласила Лемона в Чикаго, где были проведены рекорд-сессии, а в 1926-м выпустила первую пластинку кантри-блюза. И вот что важно – Блайнд Лемон записал собственные, оригинальные композиции, что было для фирмы еще большим риском. Однако риск оправдался – пластинка прекрасно продавалась, а сам Лемон приобрел популярность национального масштаба. После такого успеха звукозаписывающие компании бросились на поиски блюзменов Дельты, тиражи росли, страна узнавала все новых и новых уникальных исполнителей – русло великой реки блюза становилось все шире.

К сожалению, Блайнд Лемон прожил недолго, и скончался в 1929-м. В свидетельстве о смерти написано, что причиной стал инфаркт, но существуют еще две версии – отправленный ревнивцем кофе и снежная буря, в которую Лемон попал, был дезориентирован и замерз. Надо полагать, есть немало людей для кого имеет значение что-то, кроме его музыки.

Слепой Лемон Джефферсон один из самых необычных блюзменов. Вот слова его ученика, Би. Би. Кинга: «Я до сих пор не могу понять тайну блюзов Джефферсона. Если бы я смог объяснить их притягательность — клянусь, я начал бы играть так же… И по-моему, то, как он использовал ритмические фигуры, намного обгоняет его время». Это правда — слушая Лемона Джефферсона, трудно понять как он существует ритмически, где тот шов, что скрепляет ритмику вокала и аккомпанемента. Мы, зрячие, вглядываемся в его фото, рассматриваем пластинки и инструмент, висящий на тонкой веревке на его шее, читаем строчка за строчкой все, что можем найти о первопроходце Дельты, но никогда мы не сможем увидеть того, что видел великий Слепой Лемон Джефферсон.

Сергей Асриянц
franceska.fm

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика